8(915) 044 46 25
8(916) 179 91 28
c 9.00-20.00
Магическая помощь всем нуждающимся!

 

 

Гадание личный прием 1500 рублей! Полная диагностика вашей ситуации!

Гадание на будущее! Диагностика прошлого! Коррекция судьбы!

  100% результат! Гарантия!

 Черный приворот который нельзя снять! Сексуальная привязка! Ритуалы на замужество! Верность! Навсегда!

 

Cнятие любой порчи , проклятия!

 

Ритуалы на благосостояния!




[email protected]


Психологическая поддержка на всем протяжении работы

Прощение грехов в православии


Таинство покаяния - Справочник православного человека

В православном катехизисе дается следующее определение этого Таинства:

Покаяние есть Таинство, в котором исповедующий грехи свои, при видимом изъявлении прощения от священника, невидимо разрешается от грехов Самим Иисусом Христом.

Это Таинство называют вторым Крещением. В современной Церкви оно, как правило, предшествует Таинству Причащения Тела и Крови Господа нашего Иисуса Христа, поскольку приготавливает души кающихся к участию в этой Великой Трапезе. Необходимость в Таинстве Покаяния связана с тем, что человек, ставший христианином в Таинстве Крещения, омывшем все его грехи, продолжает грешить по немощи человеческого естества. Эти грехи отделяют человека от Бога и ставят между ними серьезную преграду. Может ли человек преодолеть этот болезненный разрыв своими силами? Нет. Если бы не было Покаяния, человек не смог бы спастись, не смог бы сохранить обретенное в Таинстве Крещения единение со Христом.

Покаяние – это духовный труд, усилие согрешившего человека, направленное на то, чтобы восстановить связь с Богом, чтобы быть причастником Его Царства. Покаяние подразумевает такое духовное делание христианина, в результате которого совершённый грех становится ему ненавистным. Господь говорит: не хочу смерти грешника (Иез. 33; 11). А грех несет смерть не только телесную, но и, что гораздо важнее – духовную: сделанный грех рождает смерть (Иак. 1; 15). Покаянное усилие человека приемлется Господом как самая большая жертва, самое значимое его каждодневное делание, ибо сказано, что бывает радость у Ангелов Божиих и об одном грешнике кающемся (Лк. 15; 10).

В Священном Писании Покаяние является необходимым условием для спасения: если не покаетесь, все так же погибнете (Лк. 13; 3). И оно с радостью приемлется Господом и угодно Ему: так на небесах более радости будет об одном грешнике кающемся, нежели о девяноста девяти праведниках, не имеющих нужды в покаянии (Лк. 15; 7). В непрерывной борьбе с грехом, продолжающейся всю земную жизнь человека, бывают поражения и порой тяжкие падения. Но после них христианин должен вновь и вновь вставать, каяться и, не поддаваясь унынию, продолжать свой путь, потому что милосердие Божье бесконечно.

Надо просить у Господа дар – видеть свои грехи, поскольку, по словам апостола Иоанна, Если говорим, что не имеем греха, – обманываем самих себя, и истины нет в нас. Если исповедуем грехи наши, то Он, будучи верен и праведен, простит нам грехи наши и очистит нас от всякой неправды (1Ин. 1; 8, 9). Плод покаяния – примирение с Богом и людьми и духовная радость от открывшейся человеку причастности к жизни Божьей.

Прощение грехов подается человеку через молитву и священнодействие священника, которому от Бога в Таинстве Священства дана благодать прощать на земле грехи. Покаявшийся грешник получает в Таинстве оправдание и освящение, а исповеданный грех полностью изглаживается из жизни человека и перестает разрушать его душу.

Видимая сторона Таинства Покаяния заключается в исповедании грехов, приносимом кающимся Богу в присутствии священника, и в разрешении грехов, совершаемом Богом через священнослужителя.

Это происходит следующим образом.

1. Священник читает предварительные молитвы из чинопоследования Таинства Покаяния, побуждая исповедников к чистосердечному раскаянию.

2. Кающийся, стоя перед крестом и Евангелием, лежащими на аналое, как перед Самим Господом, устно исповедует все свои грехи, ничего не скрывая и не оправдываясь.

3. Священник, приняв эту исповедь, покрывает голову кающегося епитрахил ью и читает разрешительную молитву, через которую именем Иисуса Христа разрешает кающегося от всех тех грехов, в которых он исповедался.

Невидимое действие благодати Божией состоит в том, что кающийся, при видимом свидетельстве прощения от священника, невидимо разрешается от грехов Самим Иисусом Христом. В результате этого исповедник примиряется с Богом, Церковью и собственной совестью и освобождается от наказаний за исповеданные грехи в вечности.

Установление Таинства Покаяния

В Ветхом Завете есть несколько мест, свидетельствующих о том, что покаяние имело большое значение для судеб Древнего мира. Самое яркое из них относится ко временам Ноя, который проповедовал покаяние, но лишь его большая семья прислушалась к праведнику и спаслась (Быт. 6, 7 гл., 1Петр. 3; 20). Другой пример: проповедь пророка Ионы ниневитянам, возвещающая им погибель, была услышана жителями этого величайшего города древности. Раскаявшись в грехах, они умилостивили Бога своими молитвами и получили спасение (Иона 3; 3).

Уже в Новом Завете Предтеча и Креститель Христов Иоанн до того, как Господь вышел на общественное служение, проходил по всей окрестной стране Иорданской, проповедуя крещение покаяния для прощения грехов (Лк. 3; 3), а приходившие к Иоанну Крестителю каялись, исповедуя грехи свои (Мк. 1; 5). Потом призыв к покаянию прозвучал уже из Божественных уст. Покайтесь и веруйте в Евангелие (Мк. 1; 15), – возгласил Христос. Отпускать грехи в ветхозаветное время мог только Сам Господь; в основанной же Христом Церкви такое право дается апостолам и их преемникам. Так апостолу Петру Господь говорит следующие слова: и дам тебе ключи Царства Небесного: и что свяжешь на земле, то будет связано на небесах, и что разрешишь на земле, то будет разрешено на небесах (Мф. 16; 19).

Исповедь как главнейшая часть Таинства Покаяния, совершалась со времен апостолов: Многие же из уверовавших приходили, исповедуя и открывая дела свои (Деян. 19; 18).

Обрядовые формы совершения Таинства в апостольский век не были разработаны в деталях, но основные компоненты литургико-богослужебной структуры, присущие современному чинопоследованию, уже существовали. Они были следующими.

1. Устное исповедание грехов перед священником.

2. Поучение пастыря о покаянии сообразно с внутренним устроением принимающего Таинство.

3. Ходатайственные молитвы пастыря и покаянные молитвы кающегося.

4. Разрешение от грехов.

Если исповеданные кающимся грехи были тяжкими, то могли назначаться серьезные церковные наказания: временное лишение права участвовать в Таинстве Евхаристии; запрещение присутствовать на собраниях общины. За смертные грехи – убийство либо прелюбодеяние – не раскаявшихся в них публично извергали из общины. Грешники, подвергнутые такому суровому наказанию, могли изменить свое положение только при условии искреннего покаяния.

В древней Церкви существовало четыре разряда кающихся, отличающихся степенью строгости наложенных на них епитимий.

1. Плачущие. Они не имели права входить в храм и должны были, оставаясь в любую погоду у паперти, со слезами просить молитв у идущих на богослужение.

2. Слушающие. Они имели право стоять в притворе и благословлялись у епископа вместе с готовящимися ко Крещению. С ними же слушающие при словах «Оглашеннии, изыдите!» удалялись из храма.

3. Припа́дающие. Они имели право стоять в задней части храма и участвовать с верными в молитвах о кающихся. По окончании этих молитв они получали благословение епископа и выходили из храма.

4. Купностоя́щие. Они имели право стоять вместе с верными до конца Литургии, но не могли причащаться Святых Тайн.

Большую часть чинопоследования Покаяния в наше время составляют молитвы, которые Церковь в продолжение всего времени, назначенного древним кающимся для исправления, возносила между Литургией оглашенных и Литургией верных.

Покаяние в первохристианской Церкви могло совершаться как публично, так и тайно. Публичная Исповедь была неким исключением из правил, поскольку назначалась лишь в тех случаях, когда член христианской общины совершал тяжкие грехи, которые сами по себе были достаточно редки. Примером такого Покаяния в Новом Завете может стать коринфский грешник, который по увещанию апостола Павла был отлучен от общения с верными после содеянного им тяжкого греха. Его полное раскаяние подвигло апостола просить о возвращении его в лоно Церкви: Для такого довольно сего наказания от многих, так что вам лучше уже простить его и утешить, дабы он не был поглощен чрезмерною печалью. И потому прошу вас оказать ему любовь (2Кор. 2; 6–8).

Исповедание тяжких плотских грехов делалось публично, если было точно известно, что человек их совершил. Происходило это лишь тогда, когда тайная Исповедь и назначенная епитимья не приводили к исправлению кающегося. Отношение к таким смертным грехам, как идолопоклонство, убийство и прелюбодеяние в древней Церкви было очень строгим. Виновные отлучались от церковного общения на долгие годы. а иногда и на всю жизнь, и лишь близкая смерть могла стать причиной того, что епитимья снималась и грешнику преподавалось Причастие.

Публичное Покаяние практиковалось в Церкви до конца IV века. Его отмена связана с именем Константинопольского Патриарха Нектария († 398), который отменил должность пресвитера-духовника, занимавшегося делами публичного Покаяния. Вслед за этим постепенно исчезли степени Покаяния, и к концу IХ века публичная Исповедь окончательно ушла из жизни Церкви. Это произошло по причине оскудения благочестия. Такое сильнейшее средство, как публичное Покаяние, было уместно, когда строгость нравов и ревность по Боге были всеобщими и даже «естественными». Но позже многие грешники стали избегать публичного Покаяния из-за связанного с ним стыда. Другой причиной исчезновения этой формы Таинства явилось то, что грехи, открываемые всенародно, могли послужить соблазном для недостаточно утвержденных в вере христиан. Таким образом, тайная Исповедь, также известная с первых веков христианства, стала единственной формой Покаяния. В основном, вышеописанные изменения произошли уже в V веке.

В настоящее время при большом стечении исповедников в некоторых храмах совершается так называемая «общая Исповедь». Это нововведение, ставшее возможным из-за недостатка храмов и по другим, менее значимым причинам, – неправомерно с точки зрения литургического богословия и церковного благочестия. Следует помнить, что общая Исповедь – отнюдь не норма, а допущение, обусловленное обстоятельствами. «Поэтому, даже если при большом стечении кающихся священник проводит общую Исповедь, он должен перед чтением разрешительной молитвы дать возможность каждому исповеднику высказать наиболее отягощающие его душу и совесть прегрешения. Лишая прихожанина даже такой краткой личной Исповеди под предлогом нехватки времени, священник нарушает свой пастырский долг и унижает достоинство этого великого Таинства"49.

Приготовление к Исповеди

Приготовление к Исповеди заключается не столько в том, чтобы возможно полно вспомнить свои грехи, сколько в том, чтобы достигнуть состояния сосредоточенности и молитвы, при которых грехи станут для исповедника очевидны. Кающийся, образно говоря, должен принести на Исповедь не список грехов, а покаянное чувство и сокрушенное сердце. Перед Исповедью нужно попросить прощения у всех, перед кем считаешь себя виновным.

Книга «Мысли епископа Феофана Затворника о Покаянии» содержит следующие рекомендации святителя по подготовке к Покаянию: «войди в себя и займись рассмотрением жизни своей и всего, что в ней неисправно. Конечно, всякий готов говорить и говорит, что он грешен, и нередко чувствует себя таковым. Но эта греховность представляется нам в нас в виде смутном и неопределенном. А этого мало. Приступая к Исповеди, надо определенно разъяснить себе, что именно в нас нечисто и грешно и в какой мере. Надо знать грехи свои ясно и раздельно, как бы численно. Для этого вот что сделай; поставь с одной стороны Закон Божий, а с другой – собственную жизнь и посмотри, в чем они сходны, а в чем не сходны. Бери или дела свои и подведи их под Закон, чтобы видеть законны ли они, или бери Закон и смотри, исполнялся ли он, как следует, в жизни твоей или нет.».

Начинать готовиться к Исповеди (говеть) надо за неделю или по меньшей мере за три дня до самого Таинства.

Эта подготовка должна состоять из определенного воздержания в словах, мыслях и поступках, в пище и развлечениях и вообще в отказе от всего, что мешает внутренней сосредоточенности. Важнейшей составляющей такой подготовки должна стать сосредоточенная, углубленная молитва, способствующая осознанию своих грехов и отвращению к ним.

В чине Покаяния для напоминания пришедшим к Исповеди их грехов священник читает перечень самых значимых прегрешений и страстных движений, присущих человеку. Исповедник должен внимательно его слушать и еще раз отмечать «про себя» то, в чем обличает его совесть. Подойдя же к священнику после этой «общей Исповеди», кающийся должен исповедать те грехи, которые он совершил.

Грехи, исповеданные и отпущенные священником ранее, повторять на Исповеди не следует, поскольку после Покаяния они становятся «якоже не бывшие». Но если с момента предыдущей Исповеди они были повторены, то каяться необходимо снова. Исповедаться необходимо и в тех грехах, которые были забыты ранее, если они сейчас вдруг вспомнились.

Каясь, не следует называть соучастников или тех, кто вольно или невольно спровоцировал грех. Человек в любом случае сам отвечает за свои беззакония, совершенные им по слабости или нерадению. Попытки переложить вину на других приводят лишь к тому, что исповедник усугубляет свой грех самооправданием и осуждением ближнего. Ни в коем случае не следует пускаться в долгие рассказы об обстоятельствах, приведших к тому, что исповедник «вынужден» был совершить грех. Надо учиться исповедоваться так, чтобы Покаяние в своих грехах не подменять житейскими разговорами, в которых основное место занимают восхваление себя и своих благородных поступков, осуждение близких и жалобы на трудности жизни. С самооправданием связано преуменьшение грехов, особенно со ссылкой на их повсеместность, мол, «все же так живут». Но очевидно, что массовость греха нисколько не оправдывает грешника.

Некоторые исповедники для того, чтобы не забыть от волнения или несобранности совершенных грехов, приходят на Исповедь с их письменным перечнем. Этот обычай хорош, если исповедник искренне раскаивается в своих грехах, а не формально перечисляет записанные, но не оплаканные беззакония. Записку с грехами сразу же после Исповеди нужно уничтожить.

Ни в коем случае нельзя пытаться сделать Исповедь комфортной и пройти через нее без напряжения своих духовных сил, говоря общие фразы, типа «во всем грешен» или затемняя неприглядность греха общими выражениями, например, «грешен против 7-й заповеди». Нельзя, отвлекаясь на мелочи, умалчивать о том, что действительно тяготит совесть. Провоцирующий такое поведение на Исповеди ложный стыд перед духовником губителен для духовной жизни. Привыкнув кривить душой перед Самим Богом можно потерять надежду на спасение. Малодушный страх всерьез начать разбираться в «трясине» своей жизни способен прервать всякую связь со Христом. Такое устроение исповедника становится также причиной преувеличения им своих грехов, которое отнюдь не безобидно, поскольку приводит к искаженному взгляду на себя и на отношения с Богом и ближними.

Надо внимательно пересмотреть всю свою жизнь и освободить ее от ставших привычными грехов, например, от сквернословия, когда человек перестает замечать, что произнесение грязных слов – для него уже норма. Неумеренное употребление пива, вина, курение, а то и пристрастие к наркотическим веществам несовместимы с духовной жизнью. Грехи блуда и прелюбодеяния, легкое отношение к которым «удачно» формируются средствами массовой информации, не являются ничего не значащими грехами! Наоборот, побочные связи женатых людей и распущенность в отношениях с женщинами холостых мужчин – это смертные грехи, за которые в древней Церкви существовали строжайшие наказания. Писание прямо называет их тяжкие последствия: Не обманывайтесь: ни блудники, ни идолослужители, ни прелюбодеи (п/ж – ред.), ни малакии, ни мужеложники, ни воры, ни лихоимцы, ни пьяницы, ни злоречивые, ни хищники – Царства Божия не наследуют (1Кор. 6; 9, 10).

Не надо думать, что убийство нерожденного плода (аборт) также является «небольшим грехом». По правилам древней Церкви сотворившие такое наказывались также, как и убийцы человека.

Нельзя из ложного стыда или застенчивости скрывать на Исповеди какие-то постыдные грехи, иначе это утаивание сделает отпущение остальных грехов неполноценным. Следовательно, Причастие Тела и Крови Христовых после такой Исповеди будет в «суд и осуждение».

Весьма распространенное деление грехов на «тяжкие» и «легкие» очень условно. Такие привычные «легкие» грехи, как бытовая ложь, грязные, хульные и похотливые помыслы, гнев, многоглаголание, постоянные шутки, грубость и невнимательность к людям в случае их многократного повторения парализуют душу. Легче отказаться от тяжкого греха и чистосердечно в нем покаяться, чем осознать пагубность «мелких» грехов, ведущих к порабощению человека. Известная святоотеческая притча свидетельствует о том, что убрать груду мелких камней гораздо труднее, чем передвинуть равный им по весу большой камень.

Исповедуясь, не следует ждать «наводящих» вопросов от священника, нужно помнить о том, что инициатива в Исповеди должна принадлежать кающемуся. Именно он должен делать духовное усилие над собой, освобождаясь в Таинстве от всех своих беззаконий.

Рекомендуется, готовясь к Исповеди, вспоминать то, в чем обычно обвиняют исповедника другие люди, знакомые и даже незнакомые, а особенно близкие и домашние, поскольку очень часто их претензии справедливы. Если же кажется, что это не так, то и здесь просто необходимо принимать их нападки без озлобления.

После того как воцерковление человека доходит до определенной «точки», у него возникают проблемы иного порядка, связанные с Исповедью. Та привычка к Таинству, которая возникает в результате многократного к нему обращения, порождает, например, формализацию Исповеди, когда исповедаются потому что «так нужно». Сухо перечисляя грехи истинные и мнимые, такой исповедник не имеет главного – покаянного настроя. Это случается, если исповедовать вроде нечего (то есть человек просто не видит своих грехов), но надо (ведь «необходимо причаститься», «праздник», «давно не исповедовался» и т. д.). Такой настрой обличает невнимательность человека к внутренней жизни души, непонимание своих грехов (хотя бы только и мысленных) и страстных движений. Формализация Исповеди приводит к тому, что человек прибегает к Таинству «в суд и в осуждение».

Очень распространена проблема подмены на Исповеди своих действительных, серьезных грехов грехами мнимыми или маловажными. Человек часто не понимает, что формальное исполнение им «обязанностей христианина» («вычитать правило», «не оскоромиться» в постный день, «сходить в храм») являются не целью, а средством к достижению того, что сам Христос определил словами: По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою (Ин. 13; 35). Поэтому, если христианин постом не ест продуктов животного происхождения, а своих сродников «угрызает и снедает», то это – серьезный повод усомниться в его верном понимании сути Православия.

Привыкание к Исповеди, как и к любой святыне, ведет к тяжелым последствиям. Человек перестает бояться оскорбить Бога своим грехом, потому что «всегда есть Исповедь и можно покаяться». Такие манипуляции с Таинством всегда очень плохо кончаются. Бог не наказывает человека за такое настроение души, он просто отворачивается от него до времени, поскольку никто (даже Господь) не испытывает радости от общения с человеком двоедушным, не честным ни с Богом, ни со своей совестью.

Человеку, ставшему христианином, необходимо понять, что борьба со своими грехами будет продолжаться у него всю его жизнь. Поэтому нужно со смирением, обращаясь за помощью к Тому, кто может эту борьбу облегчить и сделать его победителем, упорно продолжать этот благодатный путь.

Условия, при которых исповедник получает отпущение грехов

Покаяние – это не просто словесное исповедание грехов перед священником. Это духовное делание кающегося, направленное на то, чтобы получить Божественное прощение, уничтожающее грех и его последствия. Это возможно при условии, что исповедник

1) сокрушается о своих грехах;

2) твердо намерен исправить свою жизнь;

3) имеет несомненную надежду на милосердие Христа.

Сокрушение о грехах. В определенный момент своего духовного развития человек начинает чувствовать тяжесть греха, его неестественность и пагубность для души. Реакцией на это становится скорбь сердца и сокрушение о своих грехах. Ибо печаль ради Бога производит неизменное покаяние ко спасению, а печаль мирская производит смерть (2Кор. 7; 10), – свидетельствует апостол Павел. Эти слова означают буквально то, что наша печаль о своих грехах, прогневляющих Бога, приводит нас ко спасению.

Но это сокрушение кающегося должно проистекать не столько из страха наказания за грехи, сколько из любви к Богу, которого он оскорбил своей неблагодарностью.

Святитель Иоанн Златоуст говорит об этом так: «Когда согрешаешь ты, плачь и стенай не о том, что будешь наказан: это еще не важно, – но о том, что ты оскорбил своего Владыку, Который столько благ, столько тебя любит; столько заботится о твоем спасении, что и Сына Своего предал за тебя. Вот о чем ты должен плакать и стенать, и плакать непрестанно. Ибо в этом состоит исповедание». То есть главным условием для примирения человека с Богом является, по учению св. Иоанна Златоуста, не боязнь наказания, а любовь к Богу.

Намерение исправить свою жизнь. Твердое намерение исправить свою жизнь является необходимым условием для получения прощения грехов. И когда беззаконник обратился от беззакония своего и стал творить суд и правду, он будет за то жив, (Иезек. 33; 19), – говорит пророк. Раскаяние же только на словах, без внутреннего желания исправить свою жизнь ведет к еще большему осуждению. Ибо невозможно – однажды просвещенных, и вкусивших дара небесного, и соделавшихся причастниками Духа Святаго, и вкусивших благого глагола Божия и сил будущего века и отпадших, опять обновлять покаянием, когда они снова распинают в себе Сына Божия и ругаются Ему (Евр. 6; 4–6).

Святитель Василий Великий рассуждает об этом же следующим образом: «Не тот исповедует грех свой, кто сказал: согрешил я, и потом остается во грехе; но тот, кто, по слову псалма, “обрел грех свой и возненавидел”. Какую пользу принесет больному попечение врача, когда страждущий болезнью крепко держится того, что разрушительно для жизни? Так никакой пользы от прощения неправд делающему еще неправду, и от извинения в распутстве – продолжающему жить распутно».

Вера во Христа и надежда на Его милосердие. Примером несомненной веры и надежды на бесконечное Божье милосердие может служить прощение Петра после его троекратного отречение от Христа. Причиной этого прощения сам апостол в беседе с сотником Корнилием называет веру: О Нем все пророки свидетельствуют, что всякий верующий в Него получит прощение грехов именем Его (Деян. 10; 43).

Из Священной истории Нового Завета известно, например, что за искреннюю веру и надежду Господом была помилована Мария, сестра Лазаря, омывшая слезами ноги Спасителя, помазавшая их миром и отершая их своими волосами (См.: Лк. 7; 36–50). Был помилован и мытарь Закхей, раздавший пол-имения нищим и вернувший тем, кого он обидел, в четыре раза больше отнятого (См.: Лк. 19; 1–10). Величайшая святая Православной Церкви, преподобная Мария Египетская, будучи много лет блудницей, глубоким покаянием так изменила свою жизнь, что могла ходить по водам, видела прошлое и будущее, как настоящее, и была удостоена общения с ангелами в пустыне.

Знак совершенного Покаяния выражается в чувстве легкости, чистоты и неизъяснимой радости, когда исповеданный грех кажется уже просто невозможен.

Епитимьи

Епитимья́ (греч. эпитимион – наказание по закону) – добровольное исполнение кающимся – в качестве нравственно-исправительной меры – тех или иных дел благочестия (продолжительная молитва, милостыня, усиленный пост, паломничество и т. п.). Епитимья назначается духовником и не имеет значения наказания или карательной меры, не подразумевая лишения каких бы то ни было прав члена Церкви. Являясь лишь «врачевством духовным», назначается с целью искоренения навыков греха. Это урок, упражнение, которое приучает к духовному подвигу и рождает стремление к нему.

Подвиги молитвы и добрых дел, назначаемые в качестве епитимьи, должны быть по сути своей прямо противоположны тому греху, за который они назначены: например, подверженному страсти сребролюбия назначаются дела милосердия; человеку невоздержанному назначается пост сверх положенного для всех; рассеянному и увлекающемуся мирскими удовольствиями – более частое хождение в храм, чтение Священного Писания, усиленная домашняя молитва и тому подобное.

Общая Исповедь

Святитель Иоанн Златоуст так говорит о делах, способствующих исправлению: «Покаянием я называю не то, чтобы только отстать от прежних худых дел, но еще более то, чтобы делать добрые дела. “Сотворите, – говорит Иоанн (Предтеча Христов), – плоды достойны покаяния”. Как же нам сотворить их? Поступая напротив. Например, ты похищал чужое? – Впредь давай и свое. Долгое время любодействовал? Теперь воздерживайся от общения со своей женой в известные дни и привыкай к воздержанию. Оскорблял и даже бил кого? Впредь благословляй обижающих тебя… Ибо для исцеления нашего недовольно только вынуть из тела стрелу, но еще нужно приложить лекарство к ране. Ты прежде предавался сластолюбию и пьянству? Теперь постись и пей одну воду, ибо сказано: “уклонись от зла и сотвори благо” (Пс. 33; 15)».

Возможные виды епитимьи:

1) поклоны во время богослужения или чтения домашнего молитвенного правила;

2) молитва Иисус

azbyka.ru

Исповедь в христианстве — Википедия

Исповедь в христианстве — в христианстве добровольное признание в своих совершённых грехах перед Богом, иногда в присутствии свидетеля (обычно священнослужителя) как представителя Церкви. Предполагается, что исповедь включает в себя покаяние.

В исторических церквях исповедь является одним из таинств, которое официально именуется таинством покаяния. Исповедь в таинстве покаяния являет собой признание верующим грехов перед Богом в присутствии священника, который, в данном случае, являясь только свидетелем, от имени Иисуса Христа специальными разрешительными словами отпускает грехи всем искренне раскаявшимся[1]. Покаявшийся получает прощение грехов от самого Бога. Власть прощать грехи, согласно церковному вероучению, была дана Иисусом Христом своим ученикам (а через них и Церкви в лице епископов): «Примите Духа Святого. Кому простите грехи, тому простятся; на ком оставите, на том останутся» (Ин. 20:22-23).

Исповедь является неотъемлемой частью жизни христианина.

В православном богословии, из-за использования одинаковых терминов, часто совмещаются понятия исповеди, как церковного таинства, заключающегося в признании в совершении конкретных грехов, и собственно самого покаяния (метанойя), как радикальных изменений, происходящих в сознании («в сердце») человека (подробнее в статье Покаяние (в христианстве)). Теоретически исповедь включает в себя покаяние, то есть предполагается, что приступающий к исповеди христианин уже принёс покаяние, и в таком случае сама исповедь будет являться лишь внешним проявлением свершившихся изменений в мышлении человека[2].

Например, Архиепископ Фессалоникийский Симеон о покаянии пишет следующее[3]:

Покаянием мы исправляем всё новые и новые грехи наши. Дар покаяния дан нам потому, что после крещения нет иного способа призвать нас ко спасению кроме подвигов <ко Христу> и слёз, кроме исповедания прегрешений и удаления от зла. К этому дару особенно приближается чин монахов, как постоянный залог покаяния.

Симеон Солунский

Это совмещение разных понятий нашло отражение и в русском Синодальном переводе Библии. Например, словом «покаяние» переведено и древневрейское слово ידה, которое использовано в значении «исповедание греха перед другими людьми» в Ветхом Завете (Чис. 5:6-7), и использующееся в Новом Завете греческое слово «метанойя» (μετάνοια), которое означает изменение сознания.

Стирание разницы между покаянием, как изменением сознания, и исповедью, как внешним проявлением такого покаяния, может спровоцировать у отдельных верующих проявление обрядоверия[4].

В раннехристианских общинах практиковалась публичная исповедь, когда кающийся открывал свои грехи перед всей церковью (общиной), а все присутствующие христиане молились за кающегося, и считали его грехи своими. Однако уже к V веку такая практика исчезает[5]. Отлучённые от Евхаристии кающиеся не допускались в храм, а стояли вместе с оглашенными в притворе, откуда должны были вместе с ними выйти перед началом литургии верных. В IV веке святитель Василий Великий ввёл тайные епитимии для прелюбодейных жён, которых могли убить их разгневанные мужья (в ранней Византийской империи женщины были не равны в правах с мужчинами, и за их убийство мужья не несли почти никакого наказания перед государством). Тайную исповедь стали требовать и государственные (императорские) чиновники. Однако вплоть до XV века в православных требниках можно было встретить предписание, чтобы священник возлагал руку кающегося на свою шею и тем самым брал на себя все грехи кающегося христианина. Чин исповеди, который сегодня содержится в требнике, появился лишь в XVII веке[6]. После преобразований императора Петра I, ориентировавшегося на европейскую практику, в Русской православной церкви была внедрена католическая тайноразрешительная молитва, в которой священник лишь произносил слова: «Аз иерей (имя рек), властью, данной мне от Бога прощаю и разрешаю от всех грехов…», — священники не имели права разглашать грехи кающихся. На рубеже XIX—XX веков святой праведный Иоанн Кронштадтский популяризировал общую исповедь[4].

Кающемуся, прежде всего, необходимо простить всех, кто, так или иначе, причинил обиды и огорчения ему самому (Мф. 6:14-15), а также попросить прощения за нечаянно или преднамеренно причинённые обиды. При подготовке к исповеди кающемуся желательно поститься, воздерживаться и дополнительно молиться. Христианину рекомендуется духовно подготовиться к таинству исповеди: читать покаянные молитвы, духовные книги и размышлять о своей греховности и благости Бога. Нужно покаянным взглядом окинуть свою жизнь и свою душу, проанализировать свои поступки, помышления и желания с точки зрения заповедей Божьих (лучше даже записать свои грехи, чтобы не упустить чего-либо во время совершения таинства).

К исповеди призываются все православные христиане, достигшие 7-летнего возраста. Человек несёт ответственность только за свои личные грехи. Христианин должен исповедоваться только по своей воле. Священнику запрещено принуждать человека к исповеди.

Исповедоваться можно в любое время и в любой обстановке, но общепринятой является исповедь в храме — во время богослужения или в специально назначенное священником время. Исповедующийся человек должен быть членом Православной церкви, то есть крещёным, сознательно верующим (признающим все основы православного вероучения) и кающимся в своих грехах. Священник обязан хранить тайну исповеди, то есть он не должен никому пересказывать то, что услышал на исповеди.

В храме священник исповедует перед аналоем, на котором находятся Крест и Евангелие. Обычно священник покрывает голову кающегося епитрахилью, молится, спрашивает имя исповедующегося и что он желает исповедать пред Богом, но иногда епитрахиль надевается на голову кающегося только во время чтения священником разрешительной молитвы.

Кающийся должен назвать свои грехи. Таинство не может свершиться без искреннего покаяния в своих грехах. Если исповедующийся медлит или запамятовал грехи, то священник может задавать наводящие вопросы. Выслушав исповедь, священник как свидетель и ходатай пред Богом, задаёт, если считает нужным вопросы, и говорит наставления (может назначить и какую-нибудь епитимью), затем молится о прощении грехов кающегося и, когда видит искреннее раскаяние и стремление к исправлению, читает разрешительную молитву. Хотя само прощение грехов совершается не в момент чтения разрешительной молитвы, а по всей совокупности чинопоследования исповеди. При этом, и на это часто указывают Святые Отцы, при сознательном утаивании грехов или отсутствии искреннего раскаяния перед Богом Таинство исповеди не совершается, даже если священник и прочитал разрешительную молитву.

В традициях Русской, и ряда других поместных Православных церквей, исповедь мирян (наряду с говением) обязательна перед Таинством причащения, но, например, в Сербской православной церкви прихожане причащаются каждую неделю, а исповедуются по желанию. Исповедь священнослужителей перед литургией и причастием не является обязательной[7] и существует как местная традиция[8]. Поощряется также исповедь перед венчанием, рукоположением, монашеским постригом, перед предстоящей тяжёлой и опасной хирургической операцией и, вообще, перед всяким важным делом. Исповедаться можно и перед крещением, что является благочестивым обычаем и не является таинством (в таинствах могут участвовать только крещёные), поэтому епитрахиль на голову не возлагается и разрешительная молитва не читается[9][10].

Каждому православному рекомендуется иметь своего духовника — священника (желательно со своего прихода), преимущественно у которого бы постоянно и исповедовался бы этот христианин, и который бы помогал ему в духовном росте. Насельники некоторых монастырей ежедневно открывают духовному отцу не только содеянные грехи, но и свои помыслы. Откровение помыслов было всеобщей практикой в первоначальном монашестве, и является лучшим средством в борьбе со страстями[11]. Кроме исповеди у священника, христианам предлагается постоянно повторять про себя покаянную молитву Иисусову, или более краткую молитву мытаря «Боже, милостив буди мне грешному», или просто «Господи помилуй!»[12]. С помощью глубокого покаяния иноки-исихасты созерцали «нетварный» Фаворский свет.

Полное последование исповедания содержится в Требнике[13].

Принятие исповеди грекокатолическим священником

Исповедь (poenitentia) является одним из семи таинств и строго обязательна для всех католиков раз в год, даже если нет главных грехов. Многие священники рекомендуют исповедоваться раз в месяц или даже чаще, если есть такая потребность.

Для того, чтобы исповедь была действительной, необходимо выполнение следующих условий:

  • Испытание совести.
  • Искреннее покаяние в грехах.
  • Твёрдое намерение больше не грешить.
  • Искренняя исповедь перед Богом (в присутствии священника).
  • Удовлетворение за грехи Богу и ближнему (прежде всего исполнение наложенной епитимьи и посильное возмещение ущерба, причинённого людям).

Порядок исповеди такой же, как в православии. По окончании исповеди священник произносит разрешительную молитву.

Исповедание грехов обычно происходит в специальной кабине, называемой исповедальней или конфессионалом (возможна исповедь и вне конфессионала). Конфессионал сконструирован таким образом, чтобы священник имел возможность слышать исповедь, но не имел возможности видеть лицо исповедующегося (окошко исповедальни затянуто материей).

В протестантских общинах существует несколько незначительно отличающихся между собой практик исповедания грехов. Так, в лютеранстве исповедь состоит из двух частей: собственно исповедания грехов и отпущения грехов. Отпущение грехов, произносимое обычно пастором или проповедником, исходит от самого Бога. Прощение грехов даётся даром, по милости Божьей, в лютеранской церкви не накладывается епитимья. Прощение грехов зависит только от милосердия Бога и веры в искупительную жертву Иисуса Христа, дарующую прощение и спасение. Во время исповеди не требуется перечисление всех грехов; XXV артикул Аугсбургского вероисповедания указывает, что человек не в состоянии вспомнить и перечислить все свои грехи (ссылаясь на Псалом 18:12).

Практикуется как частная, так и публичная исповедь. Частная исповедь — исповедание грехов наедине с пастором или проповедником. Публичное исповедание грехов происходит во время богослужения и в большинстве протестантских общин является его неотъемлемой частью. К Святому причастию допускаются только те верующие, которые исповедовали свои грехи (поэтому на богослужении со Святым Причастием публичная исповедь присутствует непременно), при этом необходимость исповеди и покаяния не зависит от тяжести совершённого греха, так как в протестантской теологии делается акцент, что любой грех является тяжким грехом.

До конца V века, согласно А. Ф. Кони, в Христианской церкви допускалась как исповедь пред пресвитером, так и публичная, в храме; с начала же VI века единственной принятой формой исповеди, сопряжённой с соблюдением молчания обо всём при ней открытом, является тайная исповедь[1].

Римско-католическая церковь, исходя из мнения Фомы Аквинского и других учёных-богословов, установила «печать молчания», запрещая священникам говорить кому бы то ни было об услышанном во время исповеди. Нарушение этого правила, согласно 21-й статье Четвёртого Латеранского Собора, грозило пожизненным заключением в монастыре «строжайшего» ордена. Булла Папы Климента VIII 26 мая 1594 года говорит о такой же ответственности открывшего тайну исповеди.

В православии тайна исповеди тоже соблюдалась строго. Номоканон при требнике 1662 года, запрещает открывать тайну исповеди и грозит виновному самым тяжким наказанием.

Однако безусловность тайны исповеди была нарушена во времена царствования Петра I. «Духовный Регламент» того времени предусматривал в трёх пунктах «прибавлений о правилах причта церковного» жестокое наказание за открытие тайны исповеди, в других же трёх пунктах разрешалось разглашать тайны исповеди по отношению к тем, кто, «вымыслив или притворно учинив, разгласят ложное чудо», и к умыслившим государственное преступление, если они, «объявляя намеряемое зло, покажут себя, что не раскаиваются, но ставят себе в истину и намерения своего не отлагая, не яко грех исповедуют»[14].

Согласно Полному православному богословскому энциклопедическому словарю:

«Ныне всё сказанное на исповеди сохраняется в тайне, за исключением таких случаев, когда сокрытие грозит опасностью монарху, императорскому дому или государству»[15].

Ст. 19 УК РСФСР определяла рассматриваемый вид прикосновенности как недонесение о достоверно известном готовящемся или совершённом преступлении и устанавливала, что недонесение о преступлениях влечет ответственность лишь в случаях, специально предусмотренных законом.

Современное российское законодательство охраняет тайну исповеди. В соответствии с ч. 7 ст. 3 Федерального закона «О свободе совести и религиозных объединениях» «тайна исповеди охраняется законом. Священнослужитель не может быть привлечен к ответственности за отказ от дачи показаний по обстоятельствам, которые стали известны ему из исповеди»[16]. Это правило конкретизируется в процессуальном законодательстве: так, согласно п. 4 ч. 3 ст. 56 УПК РФ священнослужитель не может быть допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными из исповеди; аналогичное правило действует и в гражданском процессе (п. 3 ч. 3 ст. 69 ГПК РФ).

ru.wikipedia.org

Отпущение грехов и мнимая христианская любовь и всепрощение

Одним из главнейших и важнейших последствий великого дела искупления человечества, совершенного Воскресшим тридневно от гроба Христом-Жизнодавцем, было именно прощение, или отпущение грехов.

Вот почему, явившись в первый же день по Своем Воскресении ученикам Своим, собранным вместе, Воскресший Господь, преподав им мир, дунул и сказал: «Примите Духа Святаго. Кому простите грехи, тому простятся; на ком оставите, на том останутся» (Ин. 20, 19-23).

А далее, из книги Деяний Апостольских мы видим, что св. Апостолы, проповедуя о Христе Распятом и Воскресшем из мертвых, после сего тотчас же призывали своих слушателей к покаянию и принятию святого крещения во оставление грехов. «Покайтесь, и да крестится каждый из вас во имя Иисуса Христа для прощения грехов; и получите дар Святаго Духа», — так взывал св. Апостол Петр к многотысячной толпе народа, слушавшей его в день Пятидесятницы (Деян. 2, 38).

«Покайтесь и обратитесь, чтобы загладились грехи ваши», взывал он же к народу, собравшемуся вокруг него и св. Апостола Иоанна после чудесного исцеления ими хромого от рождения (Деян. 3, 19). «Бог ныне повелевает людям всем повсюду покаяться, ибо Он назначил день, в который будет праведно судить вселенную» (Деян. 17, 30-31).

Это «прощение» или «отпущение грехов» дается нам не безусловно, а условно — именно под условием покаяния (конечно, искреннего). Потому-то Господь, даровав Своим ученикам власть отпускать грехи Духом Святым, в то же самое время, как мы видим, дал им власть и не прощать грехи — очевидно тем, кто не кается по-настоящему: «на ком оставите, на том останутся», — следовательно, не простятся.

Как это понятно, как это логично, и как совершенно вразрез идет с этим ясным и определенным, чистым евангельским учением столь модная теперь пропаганда какой-то мнимо-христианской любви и безусловного всепрощения, слишком уж всеобъемлющаго — простирающегося якобы даже на врагов Христовой веры, вплоть до активно-борющихся со святой Церковью и самою верою в Бога вообще несомненных слуг грядущего Антихриста!

Такие лже-проповедники модного мнимого «христианства» для подкрепления своих шатких позиций очень любят злоупотреблять известным изречением Господа: «Не судите, да не судимы будете» (Матф. 7, 1) — особенно излюбленным ими изречением, которое, однако, нисколько не мешает им самим судить и жесточайшим образом осуждать всех тех, кто не согласен с их лжеучением, представляющим собою только весьма лукавое искажение евангельского учения — подлог, которым они сбивают с толку и смущают многих.

Дабы правильно понимать это изречение Господа, надо помнить, что ведь Тот же Самый Господь Иисус Христос, сказавший: «не судите, да не судимы будете», тут же, непосредственно вслед за этим, учил: «Не давайте святыни псам и не бросайте жемчуга вашего перед свиньями, чтобы они не попрали его ногами своими и, обратившись, не растерзали вас». (Мф. 7, 6)

Кто же это такие эти «псы» и эти «свинии»?

Под этими «псами» и «свиниями» Господь разумел нравственно-развращенных людей, неспособных к принятию евангельской Истины, которым все священное и духовное чуждо и даже противно, поскольку цены его они не могут понять. Это — люди морально-падшие, нечестивые и злые, которые часто только глумятся над евангельской Истиной, попирают ее и могут обратиться яростно и на самих проповедников ея, причинив им разные беды и даже смерть.

Не ясно ли из этого, что словами: «Не судите, да не судимы будете» Господь вовсе не воспрещает давать нравственную оценку людям — проводить различие между добрыми и злыми людьми? И не только не воспрещает, а как мы увидим далее, даже предписывает это делать.

Так, Господь прямо повелевает обличать согрешившего брата. «Если согрешит против тебя брат твой, пойди и обличи его между тобою и им одним; если послушает тебя, то приобрел ты брата твоего» (Матф. 18,15).

Мало того! к такому благоразумному и христианскому суду над согрешившим братом не только разрешается, а даже предписывается привлекать и других братий: «Если же не послушает, возьми с собою еще одного или двух, дабы устами двух или трех свидетелей подтвердилось всякое слово» (Матф. 18, 16).

Но и это еще не все. Если брат продолжает упорствовать в творимом им зле, то надо «поведать» о том Церкви, то есть церковной власти, получившей от Самого Господа благодатное право «вязать и решить»: «Если же не послушает их, скажи церкви; а если и церкви не послушает, то да будет он тебе, как язычник и мытарь» (Матф. 18, 17).

Эти последние слова — самые страшные и совершенно-неприемлемые для извращенной мнимо-христианской идеологии современных пропагандистов либерального модного нео-христианства, ибо они идут совсем вразрез с их основными установками.

Нравятся ли они или не нравятся кому-нибудь, их из Евангелия никак не выбросишь: ведь это слова Самого Господа нашего Иисуса Христа. Как же можно с ними не считаться?

Но современные нео-христиане, в составе которых теперь числятся и ученые богословы, и многие высокие иерархи, с настоящим, подлинным Христовым Евангелием вовсе не желают считаться, а самочинно фабрикуют себе свое собственное «евангелие», как это в свое время сделал и их идейный предшественник мрачной памяти Лев Толстой.

Увы! Для многих современных, весьма нетвердых в истинно-христианской вере «христиан» это — большое искушение, соблазн, совершенно сбивающий их с правого пути.

«Не судите, да не судимы будете!» Как это кажется привлекательным в нео-христианском кривотолковании: «Я не буду мешать тебе грешить; а ты мне за это не мешай грешить!» Вот ведь в каком ужасающем, извращенном, преступном преломлении предстает перед нами этот священный текст в наше время!

А на самом деле, мы должны знать и помнить, что осуждение осуждению рознь: что есть разные виды осуждения. Одно осуждение — греховное, а другое, как мы уже видели, не только не греховно, а предписывается самим Евангелием.

И это вполне понятно: ибо, если мы никогда, никого и ни в каких случаях не будем осуждать, то мы скоро потеряем всякую способность различать добро и зло, и легко сможем сами быть увлечены на путь зла.

Величайший из рожденных женами, святость и безупречная нравственная высота которого засвидетельствована Самим Христом Спасителем, святой Предтеча Господень Иоанн, видя идущих к нему фарисеев и саддукеев, говорил им: «Порождения ехиднины! кто внушил вам бежать от будущего гнева?» (Матф.3, 7). Что это? Греховное осуждение?

Сам Господь наш Иисус Христос, предлагавший Своим последователям брать пример с Него, говоря: «Научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем» (Матф. 11,29), тем не менее не раз употреблял в отношении к закореневшим во зле грешникам, не желавшим внимать Его Божественному учению, то же самое выражение: «порождения ехиднины!» и нередко обращался к окружавшим Его людям, особенно к книжникам и фарисеям, с весьма резкими словами осуждения: «род лукавый и прелюбодейный!» (Матф. 12, 39), «о род неверный и развращенный! доколе буду с вами, доколе буду терпеть вас?» (Матф. 17, 17). Книжников и фарисеев Он постоянно называл: «лицемерами», «безумными и слепыми», «змеями» (Матф. 15, 7; 16, 3; 16, 6-12; вся 23 глава), царя Ирода назвал однажды «лисицей» (Лук. 13, 32)

Мало того! Мы знаем из Евангелия, что кроткий и смиренный Господь, молившийся впоследствии за Своих распинателей: «Отче, прости им, ибо не знают, что делают» (Лук. 23, 34), не только употреблял резкие слова осуждения, но прибегал иногда и к очень сильным и решительным мерам физического воздействия: так, Он дважды — в самом начале Своего общественного служения — и вторично — в самом конце его, незадолго до Своих крестных страданий, совершил изгнание торгующих из храма. Живо и образно передают нам об этих событиях святые евангелисты. Не будучи в состоянии стерпеть безобразного торгашества, которое завели, под покровительством самих священников и даже при участии первосвященников, имевших большой доход от продажи голубей, иудеи в Иерусалимском храме, Господь Иисус Христос, «сделав бич из веревок, выгнал из храма всех, и овец, и волов, и деньги уменовщиков рассыпал, а столы их опрокинул», сказав при этом продавцам: «Дома Отца Моего не делайте домом торговли» (Иоанн. 2, 14-17). А после Своего торжественного входа во Иерусалим перед Своими страданиями, Он снова, войдя в храм, «выгнал всех продавающих и покупающих, опрокинул столы меновщиков и скамьи продающих голубей, и говорил им: написано: «Дом Мой Дом молитвы наречется, а вы сделали его вертепом разбойников» (Матф. 21, 12-13) Марк. 11, 15-17; Лук. 19, 45-46).

Что же это такое?

И как далеко это от той мнимо-христианской «любви» и всеобъемлющего «всепрощения», которые проповедуют современные либералы — «нео-христиане»! И не найдут ли они, более любвеобильные, чем Сам Господь, такие слова и действия Безгрешного Господа греховными и недопустимыми, противоречащими Его учению: не заклеймят ли они их столь излюбленными ими выражениями «мракобесия», «черносотенства», «мрачной средневековщины», «ретроградства», «инквизиции» и т.п.?

Но можем ли мы думать, чтобы Господь наш, Воплотившийся Единородный Сын Божий, пришедший на землю ради спасения нас, людей, ради научения нас Божественной Истине и жизни, согласной с нею, противоречил, в чем бы то ни было, Сам Себе — поступал вопреки Своему собственному учению?

Следуя примеру Самого Господа, и Его Святые Ученики и Апостолы не боялись в нужных случаях «осуждать» людей, упорно противившихся той Евангельской Истине, которую они проповедовали, и прибегать иногда к самым решительным мерам воздействия для обуздания и пресечения зла.

Надо хорошо знать и помнить, что совершенно чуждо истинного христианства зловредное Толстовское учение «о непротивлении злу» (кстати сказать, погубившее нашу несчастную Родину-Россию, и ввергнувшее ее в страшные кровавые ужасы большевизма!): всякий истинный христианин — непримирим ко злу, где бы и в ком бы он его не встречал.

Примеру Самого Господа Иисуса Христа и Его Святых Апостолов следовали затем на протяжении всей истории Церкви и все истинные христиане, всегда осуждавшие зло и боровшиеся с ним, хотя бы это стоило им всевозможных тяжких лишений и даже самой жизни. Так боролись со злом темного язычества и идолопоклонства святые мученики, не только пассивно умиравшие за Имя Христово, но и весьма решительно осуждавшие, иногда в весьма резких словах и выражениях и даже действиях заблуждения и нечестие идолопоклонников.

Решительно и безкомпромиссно боролись с лжеучителями-еретиками св. отцы Церкви, отнюдь не считая еретиков «инакомыслящими» (как это стало модно в наше время выражаться!), к которым надо проявлять «терпимость», к которым надо «подходить с пониманием», а рассматривая их, как «лютых волков, не щадящих стада», по выражению Слова Божия, и сурово осуждая их на Вселенских и Поместных Соборах, всячески предостерегая от общения с ними право-верующих, и предавая их анафеме.

Что это? Греховное осуждение или отсутствие любви? Нет! Это не более, как вполне законное применение в жизни слов святаго Апостола: «Какое может быть общение у света с тьмою? Какое согласие между Христом и Велиаром? или какое соучастие верного с неверным?» (2 Кор. 6, 14-15).

И преподобные отцы наши и матери — христианские подвижники и подвижницы осуждали этот мир, во зле лежащий, самым фактом своего ухода из него.

А теперь, в переживаемое наше страшное время циничного и откровенного лютого безбожия, мы, как христиане, верные Христу-Спасителю и Его Истинной Церкви, не можем не осуждать со всею решительностью безбожников и кощунников, лютых богоборцев, стремящихся искоренить во всем мире веру Христову, и разрушить Святую Церковь — осквернивших Отечество наше и надругавшихся над нашими Святынями.

Не можем мы не осуждать и всех тех, кто сотрудничает с ними, кто поддерживает их и содействует укреплению их власти, помогая им, тем самым, в их адских замыслах.

Мы осуждаем слуг грядущего Антихриста и самого Антихриста. Неужели все это есть греховное осуждение, запрещаемое Евангелием, как пытаются убедить нас в этом современные умники — нео-христиане, исполненные какой-то необыкновенной «сверхлюбви» и всеохватывающего «всепрощения»?

Пусть не лгут они на Господа и на Его Святое Евангелие! Пусть не приписывают себе, в своей фарисейской гордыне и самообольщении, любви большей, чем имела ее Сама Воплощенная Любовь — Господь и Спаситель наш!

А как надо правильно понимать изречение Господа: «Не судите, да не судимы будете!» — это прекрасно объясняет великий Отец Церкви св. Иоанн Златоуст:

«Здесь Спаситель не все вообще грехи повелевает не судить, и не всем без исключения запрещает это делать, но тем только, которые сами, будучи исполнены безчисленных грехов, порицают других за маловажные какие-нибудь проступки. Христос указывает здесь и на иудеев, которые, будучи злыми обвинителями своих ближних, в каких-нибудь маловажных и ничтожных поступках, сами безсовестно творили великие грехи».

Следовательно, запрещается не суждение о поступках ближнего и не осуждение злых его поступков само по себе, а злое чувство в душе по отношению к ближнему, со стороны человека, который сам также грешит, или даже еще больше, не думая о своем собственном исправлении.

Запрещается не объективное «суждение» о ближнем, не безпристрастное осуждение его недоброго поведения, а злые пересуды, злоречие, происходящее, как это часто бывает, из каких-либо самолюбивых и нечистых побуждений — из гордости и тщеславия, из зависти или обиды.

Иными словами, запрещается всякая злоба и злорадство в отношении грешащего ближнего, на личной почве, а отнюдь не справедливая, чисто-идейная, принципиальная, безстрастная оценка его поступков и поведения, каковая не только не противна Евангелию и не предосудительна, а наоборот — даже необходима, дабы мы не стали, в конце концов, относиться безразлично к добру и злу, и зло не восторжествовало бы, вследствие этого, в мире.

Великое преступление поэтому совершают те современные пастыри, которых лучше было бы назвать лже-пастырями, кои, под благовидным предлогом мнимой христианской «любви» и «всепрощения», сознательно или безсознательно, учат своих пасомых толстовскому «непротивлению злу».

Какое это страшное, безпросветное лукавство!
Какое это подлинное фарисейское лицемерие!

«Совсем никого и ни за что не осуждать» — такого настроения в современном христианском обществе только и хотят добиться слуги грядущего Антихриста, для того, чтобы им легко и просторно было действовать, подготовляя в мире обстановку, благоприятную для скорейшего воцарения их властелина.

Неужели в наше время каждому честному и сознательному христианину еще может быть не ясно, что безусловное «всепрощение» нужно лишь врагу Христову — Антихристу, дабы люди окончательно потеряли чувство различения добра и зла, помирились бы со злом, охотно приняли его, а затем — и самого Антихриста, не помышляя о борьбе с ним?

Решительно борясь со всякими самомалейшими проявлениями зла и греха в своей собственной душе, не будем бояться вскрывать и изобличать зло повсюду, где оно в современной жизни себя обнаруживает — не по гордости и по самолюбию, а единственно по любви к Истине.

Наша главная задача в это лукавое время лживого безстыдства — сохранить всецелую верность и преданность подлинной Евангельской Истине и Начальнику нашего спасения — Воскресшему тридневно из гроба Христу-Жизнодавцу, Победителю ада и смерти.

Да не подумают однако же, будто бы я утверждаю, что всяким миром надо дорожить. Ибо знаю, что есть прекрасное разногласие и есть самое пагубное единомыслие. Но должно иметь добрый мир, имеющий добрую цель и соединяющий с Богом.

www.pravmir.ru

Молитва о прощении грехов

Я хотел бы сказать сегодня несколько слов о такой проблеме. Некоторые люди сетуют, что после исповеди не чувствуют в душе никакого изменения: мол, исповедь мне совсем не помогает – видно, такой я неисправимый грешник. Конечно, дело здесь вовсе не в том, что человек очень грешен. Все должно быть как раз наоборот: чем более грешным чувствует себя кающийся, тем большую радость получает после исповеди. Я, как священник, знаю это на опыте: когда над человеком, который искренне покаялся, читаешь разрешительную молитву, то иногда у него даже невольно вырывается вздох облегчения. Ты и сам в это время чувствуешь какое-то ликование. Иногда человек, уходя с исповеди с улыбкой, испытывает некоторую неловкость: как же так, я рассказал о таких грехах, а мне легко и радостно? Но в этом и есть удивительная сила таинства: от прощения грехов человек всегда получает радость. И тем печальнее, что чувствуют эту радость далеко не все. Почему? Потому что подходят к таинству исповеди неправильно. Я скажу сегодня лишь о некоторых распространенных ошибках.

Часто человек, придя на исповедь, ограничивается упоминанием двух-трех грехов. А иные считают, что никаких грехов у них вовсе нет. Это чаще всего люди, которые начали ходить в храм уже в преклонном возрасте. Они не очень понимают или не хотят понимать, что такое грех. Приходит такой человек и молчит. Священник начинает его спрашивать: «Такой-то грех у вас был? А такой-то?» Человек в возмущении: «Да как вы смеете?!» Мол, я пришел, такое одолжение сделал Богу, а тут еще про какие-то грехи спрашивают. Случается, люди даже жалобы пишут: «Как священник посмел спросить меня о том-то и том-то?» Отчего это происходит? Оттого, что они не грешат? Конечно, нет – оттого, что они не видят своей греховности.

Впрочем, гораздо чаще бывает другое. Человек более-менее знает, что такое исповедь, но называет только грубые грехи: «ударил, обманул, обругал»… А если в течение недели все было, так сказать, спокойно, то он в растерянности: что говорить-то? Он не замечает того, что ежедневно осуждает, гневается, завидует, превозносится, мысленно прелюбодействует, не прощает ближнему обид. А если что-то и замечает, то ему кажется, что на исповеди об этом говорить ни к чему: никто же этого не видит, разве это грехи? Я таким людям обычно советую прочесть книгу приснопамятного архимандрита Иоанна (Крестьянкина) «Опыт построения исповеди». Там доступно и подробно рассказывается о том, в каких грехах надо каяться христианину. Но, конечно, прочитать эту книгу – это лишь первый шаг; нужно научиться следить за своей душой, видеть греховные движения своего сердца.

Всем известно изречение Спасителя о том, что «из сердца исходят помышления злая, и та сквернят человека». О чем говорит здесь Господь? О том, как в нас рождается грех. Важно всегда помнить о том, что любой грех, самый страшный, начинается с простого «злого помышления», то есть греховного помысла. Святые отцы различают степени принятия таких помыслов: прилог, сочетание, сосложение, согласие, страсть, и, наконец, грех, совершенный на деле. Конечно, эта градация условна, но мы должны помнить главное: греховный помысел, с которым мы согласны, – это уже грех, хотя еще только мысленный. Часто мы не исполняем этого мысленного греха на деле лишь потому, что не имеем физической возможности согрешить или боимся наказания от людей. Если бы человек имел совершенную свободу грешить и знал бы, что будет безнаказан, то он много бы чего себе позволил.

Когда человек не видит своих мысленных грехов? Тогда, когда он не понуждает себя жить по Евангелию. Все мы как будто бы согласны с тем, что жить надо по заповедям, но на деле показываем, что Евангелие для нас совсем не важно. Нам кажется: «Не такое сейчас время, чтобы жить по Евангелию. Кто вообще нынче живет по Евангелию? Слава Богу, что мы не пьянствуем, не блудим, не воруем».

Я приведу такой пример. Он, может быть, покажется вам смешным, но он очень жизненный. Многие уголовные преступники-рецидивисты, которые знают, что их за то или иное преступление рано или поздно арестуют и будут судить, очень любят изучать Уголовный кодекс. На моей родине, в Одессе, люди все лето проводят на пляже. И вот идут такие молодцы на пляж и вместо детектива или какой-нибудь легкой книжки берут с собой Уголовный кодекс и с большим увлечением его штудируют. Они тщательно изучают эту книгу, чтобы знать: если залезть в карман при таких-то обстоятельствах, будет один срок, при таких-то — другой; чтобы понимать, как говорить со следователем, как себя вести. Эти люди осознают, на что идут и что им будет за такое-то преступление. А мы легкомысленнее, чем даже уголовные преступники. Нам известно, что нас будут судить по Евангелию, а это для нас тоже своего рода сборник законов, там все указано: и чего нельзя делать, и какие за это будут наказания. Однако мы его не изучаем и к жизни своей применять не хотим.

Если мы будем стараться жить по заповедям, тогда ясно увидим множество своих грехов. Увидим, например, что часто поддаемся осуждению, хотя есть заповедь: «Не судите, да не судимы будете». Ведь нам не сказано: «Не судите того, кого не за что судить», но просто: «Не судите». А мы думаем: «Как же не осудить такого-то человека, он ведь явно поступает плохо!» Кстати говоря, когда человек изо всех сил принуждает себя к исполнению Евангелия, то он естественным образом перестает осуждать ближних. Потому что он начинает постоянно видеть собственную немощь, собственную неспособность исполнить заповеди. Если он видит в себе, что, например, постоянно поддается блудным помыслам, то не чувствует себя вправе осудить даже блудника, который согрешает на деле. Если он видит, что поддается гневу и обидчивости, то не сможет осудить какого-нибудь драчуна или убийцу: он понимает, что в душе своей он такой же, как этот драчун.

Чем более строго человек ведет внутреннюю борьбу, тем больше своих мысленных падений он видит. Вот от этой борьбы и бывает покаяние. Для настоящего покаяния вовсе не обязательно иметь какие-то тяжкие грехи. В России раньше была такая секта — «покаянники», несколько смешная по своему учению. Они считали, что, как говорит одна дурная русская поговорка, «не согрешишь — не покаешься». Совершали, например, грабёж, потом заявляли на себя в полицию, и их ссылали на каторгу. Эти люди полагали, что таким образом они несут покаяние. Отчего происходит такое неразумие? Именно оттого, что люди не видят своих страстей, не видят всех своих «мелких» прегрешений, считают их ничего не значащими и поэтому начинают выдумывать, что для покаяния нужны какие-то особенные грехи.

Слепота в отношении собственных страстей приводит к тому, что человеку нечего сказать на исповеди. Но она же, бывает, приводит и к другой крайности: человек рассказывает чрезвычайно подробно и много о вещах второстепенных. Мне известен такой случай. Одна раба Божия исповедовалась духовнику с вечера до пяти часов утра. Она осталась очень довольна: какой священник внимательный, ее выслушал, — и считала, что она хорошо исповедалась. А на самом деле это было просто себялюбие, и все. Человек носится с собой как с писаной торбой. Так он себя любит, так копошится в себе!

Настоящей исповеди у этой женщины было на полчаса, а все остальное — просто поговорить охота. От такой «исповеди» никакой пользы не будет. Нужно рассказывать то, что действительно по существу, а не услаждаться анализом своей многообразной душевной жизни. Это уже будет не исповедь, а роман в стиле потока сознания, как у Джеймса Джойса.

Что значит рассказывать по существу? Это значит называть грехи точно – не пространно, но и, что тоже важно, не однословно. Когда человек говорит: «Согрешил гневом», то духовнику остается только догадываться: или человек хотел кого-то убить, или рассердился на муху за ее назойливость. Священнику должно быть понятно, что с тобой происходит, чтобы он мог судить о степени твоей вины и соответственно дать какое-то назидание. А если ты пришел и сказал: «Согрешил гневом, осуждением, празднословием» — что духовник может тебе сказать? «Поздравляю тебя!» — и всё, больше ничего. Батюшка в таких случаях чувствует себя чем-то вроде аналоя. Вот стоит аналой с Евангелием, вот стоит духовник. Все, так сказать, принадлежности таинства есть, всё сказано, исповедь прошла.

Но осознать в себе грех и правильно рассказать о нем на исповеди – это еще не все. Нужно еще и правильно принять вразумление или епитимию от священника. С этим тоже большая проблема. Бывает, говоришь человеку, который исповедал тяжкий грех: «Вам причащаться пока нельзя», а он возмущается: «Как? Вы что?! Как же я буду без причастия?» Ему даже в голову не приходит, что он будет причащаться себе в осуждение.

Часто люди не могут потерпеть не только епитимии, но и даже какого-то замечания, наставления. Вот приходит человек, кается в том, что он с кем-то поругался. Батюшка говорит ему: «Знаете, чтобы не гневаться, надо вести себя так-то и так-то». А он в ответ с обидой: «Вы меня не понимаете». Получается, что священник должен был сказать: «Правильно ты на него рассердился! Надо было его еще и ударить!»

Существует такой парадокс: если священник внимателен к людям, старается об их исправлении и спасении – он кажется не имеющим любви: «Это строгий батюшка, он наказывает». А бывает, что иной священник безразличен к людям, но внешне приветлив — и он как раз кажется любвеобильным: «Такой хороший батюшка, ничего не говорит, только улыбается, всё разрешает».

И, наконец, самое главное. Нам часто кажется, что подвиг покаяния заключается только в том, чтобы регулярно участвовать в таинстве исповеди. Это не так. Чтобы получить прощение грехов на исповеди, нужно готовить себя покаянием в течение всего остального времени. Все мы очень много, можно сказать непрестанно грешим, и потому должны все время каяться и просить у Бога прощения. Но непрестанное покаяние невозможно без непрестанного трезвения, а то, в свою очередь, без молитвы Иисусовой. Если мы молимся и трезвимся, то видим свои постоянные мысленные падения и приобретаем, так сказать, благодатный навык покаяния. А этот навык быстрее всех подвигов ведет нас к исправлению. Пример такого непрестанного покаяния мы видим в дневниках святого праведного Иоанна Кронштадтского. Именно повседневное, повсечасное покаяние и сделало его тем, кто он есть: великим молитвенником, праведником, чудотворцем. Поэтому скажу еще раз: таинство исповеди есть венец покаяния, а сам покаянный подвиг мы должны нести каждое мгновение своей жизни.

***

Вопрос. Когда человеку прощаются грехи: при первом покаянном движении сердца или на исповеди?

Ответ. Одно не исключает другого. Не нужно думать, что если ты искренно помолился Иисусовой молитвой и Бог простил тебе грехи, то уже не надо говорить о них на исповеди, а если сказал на исповеди, то не надо непрестанно каяться, молясь Иисусовой молитвой. И то и другое необходимо, и одно без другого невозможно. Невозможно или очень затруднительно глубокое покаяние без непрестанной молитвы, и невозможно по-настоящему молиться, каяться и получить прощение грехов, если мы не будем исповедоваться, потому что в таинстве исповеди нам подается благодатная помощь для борьбы с грехом.

Вопрос. Если уже исповеданный грех непрестанно вспоминается и мучает, значит ли это, что он не прощен и в нем надо еще раз покаяться?

Ответ. Грех может вспоминаться по действию диавола, для того чтобы привести нас в уныние. Вспоминать грехи ради смирения можно тем людям, которые уже окрепли духовно, и от воспоминания грехов приходят не в отчаяние, а в покаяние. А если этого нет, то нужно гнать это искушение, потому что мы либо отчаемся, либо вновь поддадимся прежней страсти. Если постоянно вспоминается исповеданный грех, это, повторю, искушение. Не нужно относиться к этому как к чему-то ужасному, экстраординарному, это обычное положение вещей.

Вопрос. Батюшка, что, если очень-очень стыдно рассказать какой-то грех? Как противостоять этому чувству?

Ответ. Что нам помогает при любой брани? Усиленная молитва. Благодать Божия воздействует на душу человека и дает ему мужество, дает ему силы открыть грех. Вообще нужно научиться преодолевать себя, преодолевать свои немощи.

Вопрос. Когда начинаешь следить за собой и каяться в мысленных грехопадениях, то кажется, что окружающая жизнь просто «вопит» о том, что в мире совершаются гораздо более тяжелые грехи, — и покаяние сразу пропадает. Никак из этого не выпутаться. Как мне поступать?

Ответ. Почему же для тебя Евангелие не «вопит» о том, что ты должен его исполнять? Окружающая жизнь начинает «вопить» о чужой греховности, когда ты осуждаешь людей. Ты должен думать о том, что необходимо делать именно тебе — а тебе необходимо жить по Евангелию. У тебя же выходит так: вот этот человек должен жить по Евангелию, и этот тоже должен жить по Евангелию, а тебе можно жить по Ветхому Завету; они, когда их ударят по одной щеке, должны подставить другую, а ты будешь следовать закону «око за око, зуб за зуб». Сравнивай себя не с людьми, а с евангельскими идеалами, и тогда увидишь, насколько ты далек от того, чтобы им соответствовать.

Читайте также:

Радость Покаяния

www.pravmir.ru

Прощение грехов, Библейский словарь

Прощение грехов предсказано и обещано. 2Пар. 7, 14. Ис. 1:18, 6:7, 27:9, 33:24, 40:2, 43:25. Иер. 31, 34. и Евр. 8, 12. Иер. 33:8, 50:20. Дан. 9, 27. Зах. 3, 9. Мал. 3, 17. Рим. 11, 27.

Прощение грехов есть отпущение грехов. Деян. 10:43, 13:38. Рим. 3, 24. Еф. 1, 7.

Прощение грехов связано с Искуплением, совершенным посредством страданий и смерти Христа. Еф. 1, 7. Кол. 1, 14. Тит. 2, 14. Евр. 9, 15.

Бог воздвиг Иисуса Христа, чтобы дать прощение грехов. Лк. 1:69, 77. Деян. 5, 31. Рим. 3, 24; 1Иоан. 3:5, 4:10.

Прощение грешников связано с пролитием Крови Спасителем на Кресте.Евр. 9, 22. Лев. 17, 11. Евр. 10:4, 11, 9:9.

Никакая сила человеческая не может дать прощения грехов. Иов. 9:30, 31. Иер. 2, 22.

Кровь Иисуса Христа одна действительна для прощения грехов. Зах. 13, 1. Мф. 26, 28. Еф. 1, 7. Кол. 1, 14. Тит. 2, 14. Евр. 9, 14; 1Иоан. 1, 7. Откр. 1, 6.

Бог может один подать прощение грехов. Дан. 9, 9. Мих. 7, 18. Мф. 9:2, 3. Марк. 2, 7. Лк. 5, 21.

Христос имеет власть подавать прощение грехов. Мф. 9, 6. Марк. 2, 10. Лк. 5,24.

Бог щедро подает прощение грехов. Исх. 34, 7. Числ. 14, 18. Неем. 9, 17. Пс. 77:38, 85:5. Ис. 55, 7. Мих. 7, 18.

Прощение грехов обнаруживает:

любовь Божию. Пс. 24, 11. Ос. 14:2, 4.

милосердие Божие. Исх. 34, 7. Неем. 13, 22. Пс. 50:2, 102:8–12. Притч. 16, 6. Ис. 55, 7. Мих. 7, 18. Лк. 1:77, 78. Еф. 1, 7. Пс. 50:1, 77:38, 78:8, 102:8–12. Ис. 55, 7. Мих. 7, 19.

благость Божию. 2Пар. 30, 18.

благодать Божию. Рим. 3:23, 24. Еф. 1, 7.

терпение Божие. Рим. 3, 24.

правду Божию. Рим. 3, 24; 1Иоан. 1, 9.

верность Божию. 1Иоан. 1, 9.

Прощение грехов даруется:

Богом. Неем. 9, 17. Пс. 31:5, 84:3, 98:8, 102:3, 129:4. Ис. 43:25, 55:7. Дан. 9, 9; Мих. 7:18, 19; 2Кор. 5, 19; Еф. 4, 32; Кол. 2, 13; 1Иоан. 1, 9.

Христом. Мф. 9, 2. Марк. 2, 5. Лк. 7, 48. Кол. 3, 13.

ради и при посредстве Христа. Лк. 1:69, 77. Деян. 5:31, 13:38; 2Кор. 5, 19. Еф. 1:7, 4:32.

чрез кровь Христа. Мф. 26, 28. Рим. 3, 24. Еф. 1, 7. Кол. 1, 14.

во имя Христа. Лк. 24, 47. Деян. 2:38, 10:43, 22:16; 1Иоан. 2, 12.

во всех грехах. Пс. 24, 11. Ис. 1, 18. Иер. 33, 8. Иез. 18:22, 33:16. Мф. 12, 31. Марк. 3, 28. Лк. 7, 47. Кол. 2, 13.

даром. Ис. 43, 25. Кол. 2, 13.

изобильно. Ис. 55, 7. Рим. 5, 20.

по богатству благодати Божией. Еф. 1, 7.

тому, кто обращается и раскаивается. 2Пар. 7, 14. Ис. 1, 16–18. Иез. 18:21, 22, 33:15, 16. Марк. 1, 4. Деян. 2:38, 3:19, 8:22, 26:18.

тому, кто удаляется от зла и обращается к Богу. 2Пар. 7, 4. Ис. 55, 7. Иер. 36, 3.

тому, кто исповедует свои грехи. 2Цар. 12, 13; Пс. 31, 5; Притч. 28, 13; 1Иоан. 1, 9.

тому, кто верует в Иисуса Христа. Деян. 10:43, 26:18. Рим. 3, 24.

верные получают прощение грехов. Еф. 4, 32; Кол. 2:13, 3:13; 1Иоан. 2, 12.

блажен тот, кто получил прощение грехов. Пс. 31, 1. Рим. 4, 7.

прощать ближнему необходимо, чтобы получить самому прощение грехов. Мф. 5:23, 24, 6:14. Марк, 11, 25. Лк. 6:37, 11:4. Еф. 4, 32. Кол. 3, 13.

Прощение грехов составляет побудительную причину:

любить Бога. Лк. 7, 47.

прославлять Бога. Пс. 102, 1–3. Ис. 12, 1. Ос. 14, 2. Еф. 1:3, 7.

бояться Бога. 3Цар. 8:39, 40. Пс. 129, 4.

обещание прощения грехов есть побуждение к тому, чтобы обращаться к Богу. Ис. 44:22, 55:7. Ос. 14:1, 2.

молитвы, чтобы испрашивать прощение грехов. Исх. 34, 9; 2Цар. 24, 10; Неем. 13, 22. Иов. 7, 21. Пс. 24:7, 18, 50:2, 10, 78:9. Ис. 64, 9. Ос. 14, 2. Мф. 6, 12. Лк. 11, 4.

молитвы, чтобы испрашивать прощение грехов других. Числ. 14, 19;

azbyka.ru

Ответы на вопросы. Исповедь | Православие и мир

Как необходимо подготовиться к первой исповеди? Ксения

Уважаемая Ксения! Самое главное — не передумать и не отложить на потом то, чего просит и к чему стремится душа. Внешняя подготовка может быть различной, и ее меру Вы впоследствии будете определять вместе с тем священником, который когда-то станет Вашим духовным наставником, не о ней сейчас и думайте. А постарайтесь внимательно вспомнить свою жизнь с отрочества, с того времени, когда Вы стали различать белое и черное, плохое и хорошее, — и все то, в чем совесть упрекнет, все те страницы, которые захочется поскорее перевернуть, все, о чем лукавый будет нашептывать: «А вот этого не говори, слишком давно, слишком стыдно, слишком невозможно выговорить и объяснить», — это как раз и принести на исповедь вместе с решимостью к одним грехам никогда не возвращаться, а с другими, скорее навыками, страстями, греховными привычками вести бескомпромиссную борьбу.

Еще практический совет — постарайтесь заранее узнать относительно того храма, куда Вы собираетесь пойти на исповедь, когда там есть возможность исповедоваться подробно. А еще лучше заранее договориться со священником, предупредив его, что Вы будете первый раз на исповеди. Священник Максим Козлов

Как нужно готовиться к исповеди? По какому принципу должна быть составлена исповедь — по заповедям, или по хронологии совершенных мною грехов? Насколько много должно говорить? Достаточно ли просто сознаться в том, что согрешила? Ольга

Дорогая Ольга. Надо прийти в храм на исповедь, послушавшись уже данного вам совета священника. Можно заранее записать исповедь, начиная с 7 летнего возраста. Повторяющиеся грехи можно просто назвать, а можно описать ситуации, приведшие к греху. Иногда человек болезненно чувствует, что при каких-то обстоятельствах его душа была сильно искалечена грехом, и на сердце остались раны, прикосновение к которым вызывает острую или притупленную временем боль.

Тогда действительно нужно мужество, чтобы открыть перед священником то, о чём рассказать подчас больно и стыдно. Но если не открыть, то спрятанный грех будет продолжать разрушать душу и сердце изнутри. Бывает, что какие-то грехи не удаётся вспомнить, а какие-то поступки или мысли, может, и не казались грехом, тогда регулярные дальнейшие исповеди и усердная молитва выведут их из тьмы забвения.

На исповедь, особенно первую, необходимо прийти тогда, когда у священника достаточно времени, чтобы поговорить с Вами, т.е. на вечерней службе. Приняв Вашу исповедь, священник решит, готовы ли Вы причаститься, или Вам необходимо попоститься, помолиться, походить в храм. Но всё это вы сможете разрешить с ним непосредственно в беседе. Что касается слёз при исповеди, то они естественны для кающегося. Пусть поможет Вам Господь и Ваш Ангел Хранитель преодолеть все препятствия, мешающие очищению души. Помоги Господи, священник Александр Ильяшенко

Могу ли я исповедоваться посредством переписки, не заходя в церковь? Татьяна.
Здравствуйте Татьяна, исповедь – это таинство которое совершает Сам Господь, а священник является свидетелем, того что покаяние свершилось. Кающийся человек преодолевает самого страшного и постоянного противника – самого себя. Он одерживает над собой крупную победу и священник свидетельствует, что она действительно совершилась. Мы каемся для того, чтобы внутренне измениться, исправиться с помощью Божией. Помоги Вам Господи найти духовника, к которому бы расположилась Ваша душа, священник Александр Ильяшенко

Я исповедовалась по электронной почте, это правильно? Ирина.
Здравствуйте, Ирина. По-моему, исповедь по интернету — вещь недопустимая. Конечно, исповедовать грехи бывает и горько, и стыдно. Исповедь – это таинство, в котором священник является свидетелем вашего покаяния в грехе. Покаяние отделяет грех от человека, оно является благодатным изменением состояния души.

Чем же плохо, когда священник является свидетелем того, как постыдный грех отделяются от кающегося человека? Если человек действительно кается, то священник будет радоваться за него и благодарить Бога. А если нет покаяния, то открыться на исповеди бывает не просто. Покаяние – дар Божий, о нем надо просить Господа. Бывали в истории случаи, когда человек не мог в силу обстоятельств исповедаться священнику. Но это были экстремальные ситуации. Например, человек умирает в отдалении от храма и передает товарищу свою последнюю исповедь, чтобы тот, когда появится возможность, пересказал ее священнику. Был случай, описанный владыкой Вениамином (Федченковым), когда губернатор Генерал Бюнтинг, которому угрожала смертельная опасность, имел возможность исповедаться последний раз в жизни по телефону. Но Вам необходимо преодолеть смущение. Покаяние для того и существует, чтобы вывести на свет то, что препятствует соединению души с Богом. Помоги Вам Господи! Cвященник Александр Ильяшенко

Чем ближе к исповеди, тем сильнее «крутит». Такие мысли лезут в голову, что кажется, со стыда и страха умру……Что делать, какую молитву читать, чтобы выстоять? Я Вам заранее от всей души благодарна!  Марина.

Здравствуйте, Марина.
Молиться можно своими словами о том, чтобы Господь помог устоять против всех этих помыслов. А прийти на исповедь все-таки нужно в любом случае и в любом состоянии. Помоги Вам Господи, священник Михаил Немнонов.

Я была много раз на исповеди и не почувствовала облегчения. Мне часто попадаются люди которые говорят, что чувствуют после исповеди такую радость и легкость. Если не чувствуешь облегчения, радости и легкости, то значит ли это, что грехи все равно прощены? Ирина

Дорогая Ирина!
Святитель Феофан Затворник говорит, что кому полезна радость, тому даётся радость, а кому полезна печаль — тому печаль, только бы печаль эта была по Богу. Это значит, что более серьёзным должно стать наше покаяние и более строгим испытание наших отношений с другими людьми.
Преподобный Макарий Великий свидетельствует, что он знал многих, кто в начале пути был облагодатствован чрезвычайно, но потом пал самым жалким образом. И ещё больше таких, кто всю жизнь трудился в смиренном послушании веры, не имея особенных утешений, и достиг спасения в вечной Пасхе. При искреннем раскаянии в грехах человек получает от Господа их прощение в таинстве исповеди, даже если после исповеди нет чувства какой-то особой радости.

С уважением, священник Александр Ильяшенко

На исповеди от волнения много забыла. Значит ли это, что исповедь моя недействительна, и я не прощена?Когда я готовлюсь к исповеди, всегда записываю грехи на бумагу. И все равно от волнения я что-нибудь да забуду. После последней исповеди не было чувства легкости, было чувство досады. Юля

Дорогая Юлия! Забытые грехи – это не страшно, они, прощены. Старайтесь записывать грехи и далее, а те грехи, которые забыли сказать, скажете на исповеди в следующий раз.
Помоги Вам Господи, священник Александр Ильяшенко

Как часто человеку нужно исповедоваться у священника? Светлана.
Здравствуйте, Светлана! Регулярность исповеди и причастия Вам лучше обсудить с духовником. На мой взгляд, оптимальный вариант — раз в две-три недели, плюс большие церковные праздники. Священник Александр Ильяшенко

Про грех юности на исповеди сказала: «Согрешила блудом». Достаточно ли этого исповедания, или все же надо что-то более конкретно говорить? Ирина.

Дорогая Ирина! Да, действительно, на исповеди нет необходимости в подробности описывать грехи, поэтому вы исповедовались правильно, не вижу Вашей ошибки. Но блуд относится к числу тяжелых грехов, поэтому одной исповеди не достаточно. Необходимо постоянно и горячо каяться пред Господом о соделанном когда-то грехе и молить его о прощении, следить за состоянием своей души. Исповедуйтесь регулярно о своих грехах даже повседневных. Надейтесь на милость Божию, помоги Вам Господи.
Священник Александр Ильяшенко

Я хочу исповедаться и не знаю, считается ли это грехом? Когда мне было лет 8 — 9, а моему брату лет 7-8, мы посмотрели нехроший фильм и по своей глупости начали повторять увиденное. Меня очень мучает совесть. Н.

Дорогая Н.!
Временный стыд в сей преходящей жизни ничего не значит в сопоставлении со славой, ожидающей тех, кто прибег к Святому Покаянию! Исповедуйте это также просто, как спросили сейчас – тут никакие названия и не нужны: просто расскажите всё священнику чистосердечно, моля Господа о прощении, и милость Божия пребудет с Вами! Помните: нет такого греха, который не может быть очищен покаянием! Помните о той радости, которая бывает на Небесах о кающихся грешниках – покайтесь и эта радость коснётся и Вашего сердца!
Крепости Вам и верности Господу! Священник Алексий Колосов

Нужно ли мне снова исповедовать грех блуда более честно?Я исповедовала его несколько раз, но без подробностей, пожалев уши священника. Елена

Дорогая Елена!
Грех, однажды исповеданный, не надо исповедовать повторно, если Вы снова его не совершали. При исповедании блудных грехов обычно не рекомендуется в подробностях описывать совершенное, поэтому если Вы не назвали каких-то деталей, то это не является «недоговариванием» и тем более «утаиванием». Советую Вам исповеданные грехи не исповедовать второй, третий раз, а если смущают помыслы — то надо молиться и каяться перед Господом и просить у Него прощения. От Вас — искренность и постоянство, а результат — от Господа.
С уважением, священник Александр Ильяшенко

У меня проблемы с исповедью и с духовной жизнью…Когда-то я ходила в церковь регулярно. Я читала, что нужно возненавидеть этот мир, но не хочу его ненавидеть. Мой муж меня сильно ревнует. Я представляю, какой бы был скандал, если б я пошла в церковь и задержалась бы на исповеди, даже если б мы и пошли вместе, то мне досталось бы по другому вопросу «что я так долго исповедовала?  Виктория.

Дорогая Виктория. Нужно ненавидеть зло в мире, а не сам мир, и в этом Вы совершенно правы. Осуждение – это грех, нарушение заповеди Божией: «Не судите, да не судимы будете». Этот грех – проявление гордости. Апостол Иоанн Богослов говорит: «В любви нет страха, но совершенная любовь изгоняет страх ». Мне кажется, что недостаток Вашего мужа, о котором Вы говорите, можно преодолеть любовью. Чем более Вы будете к нему нежны, ласковы, приветливы и деликатны, тем скорее этот недостаток пройдет. Старайтесь быть с мужем искренней и открытой. Вам необходимо ходить на исповедь, но предупреждайте мужа, что будете задерживаться, чтобы он не волновался.
Помоги Господи, священник Александр Ильяшенко

Меня мучают сомнения, что я не полностью исповедовалась на генеральной исповеди! Я не называла отдельные эпизоды, и не смогу теперь вспомнить, что исповедано, а что нет. Ольга
Дорогая Ольга!
Для Господа важно не скрупулезное перечисление грехов, а глубина и искренность покаянного чувства. Господь – Сердцеведец, а не бухгалтер. Но если какой–то грех мучает Вашу совесть, Вы можете назвать его на следующей исповеди.
С уважением, священник Александр Ильяшенко

Первую исповедь я произносил батюшке в нетрезвом состоянии, но это было для храбрости. Считается ли это исповедью? Юрий.
Дорогой Юрий!
К Таинствам следует приступать благочинно и в чистоте – конечно, таинство совершилось, но покаяться в том, что были нетрезвы во время исповеди, всё-таки следует. И помните: в пьяной «храбрости» мало толку! А священник, скорее всего, заметил, но, чувствуя Ваше состояние, и тревогу проявил такт и понимание.
С уважением, священник Алексий Колосов

Батюшка на несколько мгновений задремал во время моей исповеди. Считается ли моя исповедь совершенной или нет? Лариса

Да, Лариса, Ваша исповедь считается совершенной, ведь на исповеди Вы каетесь не священнику, а Господу, священник только является свидетелем Вашего покаяния. Помоги Вам Господи! Священник Александр Ильяшенко

Могу ли я каяться в грехе, сознавая, что избавиться от него пока не в силах? Мысли об этом грехе причиняют мне страдания. Катерина.
Здравствуйте, Катерина!
Нет ли лицемерия в том, что я постоянно каюсь за свою гордость, зависть, вспыльчивость…? Думаю, Вы понимаете, что такие грехи не искореняются сразу и бесповоротно в один раз. Так что же и не каяться?
Посмотрите, как часто мы моем свое тело, даже, если не особо грязнимся. И ведь знаем, сознаем, что мыть нужно постоянно и всю жизнь. Может тогда не мыть?
Итак, Катерина, идите на исповедь и кайтесь в том, что тяготит совесть. Помните, как говорил святитель Иоанн Златоуст, что Господь не только плоды приемлет, но и намерения целует. Помолитесь с теплотой сердечной: Господи, Ты видишь, как этот грех меня угнетает, как я страдаю от него! Помоги, дай силы избавиться от него! И прочее, как посоветует духовник. Попросите у него молитв и совета, как Вам быть в Вашем положении.
Помогай Вам Господь! Священник Павел Ильинский.

Есть ли смысл в следующей исповеди, если не избавилась от греха, из-за которого не была допущена до причастия? Рита
Рита, здравствуйте!
Смысл в исповеди есть всегда, кроме тех случаев, когда мы не хотим избавляться от греха, в котором исповедуемся. А если все-таки хотим расстаться с этим грехом, но пока не сумели, то нужно исповедоваться.
С уважением, священник Михаил Немнонов

Хочу исповедаться, меня смущает то, что священник может негативно отнестись к таким грехам, как: хула на Церковь и священнослужителей, сомнение в силе и высмеивание Бога, слушание песен сатанинского содержания. Евгений

Здравствуйте, Евгений!
Не бойтесь того, что священник отнесется к Вам негативно. Именно ему, как никому, хорошо известно, как слаб человек, как часто способен заблуждаться. Сознавая и свои недостатки, и то, что безгрешных людей не бывает, любой священник с великой радостью всегда приветствует, если человек обрел веру и стал на путь спасения.
Потому не надо опасаться ни осуждения, ни презрения, ни, тем более гнева. Скажите ему на исповеди просто и бесхитростно, все, что есть в душе и то, что теперь Вы имеете намерение жить по Заповедям, а для этого просите его молитв и наставлений.
Батюшка Вам даст советы для духовной жизни и благословит именем Христовым.
Помогай Вам Господь! Священник Павел Ильинский

Недавно я исповедовалась в грехе блуда. Во внебрачные отношения я вступила с парнем, которого люблю и с которым в будущем мы собираемся узаконить отношения. Я раньше не понимала, что греховного во внебрачной связи, и поэтому не шла на исповедь, просто не хотела каяться в том, чего не понимаю, только из-за того, что так сказано Церковью. Ведь после исповеди надо еще и не возвращаться к греху. Это тяжело когда не понимаешь смысла. Вот ждала, думала. Потом пришло понимание всего, и как будто пропасть перед ногами разверзлась. Хоть я и раскаялась на исповеди, но душе тяжело, мрачно. Все болит внутри.

Раньше бывало после исповеди выходишь из храма, и мир вокруг как будто ярче и радостнее стал, и внутри все поет. А сейчас выходила из храма как из операционной — с тем же тяжелым чувством боли и потери. Депрессия не отпускает меня с тех пор, не могу своими силами справиться с ней. Что мне делать, мне кажется, Бог не любит меня как прежде — ведь я уже не такая чистая. Как происходит раскаяние в блуде, ведь это считается смертным грехом? Я знаю, многие святые годы терзались за такой грех. Это так и должно быть? Сколько мне нужно страдать, чтобы вернуть себе прежнее духовное состояние, которое было до моего падения?

Катя

Уважаемая Екатерина, во-первых, очень хорошо, что Господь дал Вам мужество в тяжком смертном грехе покаяться перед крестом и Евангелием в таинстве исповеди, осознать его как грех, а не просто как норму бытового поведения, что свойствен такому количеству людей ныне. Вы спрашиваете, почему нет облегчения на душе, почему не стало сразу светло и ясно. Но Катя, грех греху рознь, бывает, оступится человек, сделает какую-нибудь пакость, раскается в ней — и все, как водой умылся, больше и нет этого. А бывает, как с серьезной болезнью: сделает человек операцию, вырежут ему аппендицит, или какие-нибудь опухоли злокачественные — ох, как долго еще болит все тело. Так и с грехами. Когда решимся мы вырезать что-то злокачественное, болезненное, нас сильно искажающее, то после операции будем долго еще в себя приходить. Тот же больной — его и тошнит, и жить ему не хочется, и первую неделю кажется, что умрет он сейчас, но все же онкологии уже нет, того, что отравляло и лишало возможности на жизнь в будущем, уже нет. Так и с таким грехом — сначала будет тяжко, а потом дальше, исправлением жизни и невозвращением к этому греху засвидетельствуете Богу, что покаяние Ваше было действительно, и в этом усилии жизни Господь даст Вам постепенно и мирность, и радость и дальнейшую прямоту Вашего пути ко спасению.

священник Максим Козлов

Ваш вопрос священнику можно задать здесь

_________________________________________

По материалам:

вопросы священнику

вопросы настоятелю

www.pravmir.ru


Смотрите также