8(915) 044 46 25
8(916) 179 91 28
c 9.00-20.00
Магическая помощь всем нуждающимся!

 

 

Гадание личный прием 1500 рублей! Полная диагностика вашей ситуации!

Гадание на будущее! Диагностика прошлого! Коррекция судьбы!

  100% результат! Гарантия!

 Черный приворот который нельзя снять! Сексуальная привязка! Ритуалы на замужество! Верность! Навсегда!

 

Cнятие любой порчи , проклятия!

 

Ритуалы на благосостояния!




[email protected]


Психологическая поддержка на всем протяжении работы

Православный яблочный спас


Яблочный Спас / Православие.Ru

Завтра — Преображение, а послезавтра меня повезут куда-то к Храму Христа Спасителя, в огромный розовый дом в саду, за чугунной решеткой, держать экзамен в гимназию, и я учу и учу «Священную Историю» Афинского. «Завтра» — это только так говорят, — а повезут годика через два-три, а говорят «завтра» потому, что экзамен всегда бывает на другой день после Спаса-Преображения. Все у нас говорят, что главное — Закон Божий хорошо знать. Я его хорошо знаю, даже что на какой странице, но все-таки очень страшно, так страшно, что даже дух захватывает, как только вспомнишь. Горкин знает, что я боюсь. Одним топориком он вырезал мне недавно страшного «щелкуна», который грызет орехи. Он меня успокаивает. Поманит в холодок под доски, на кучу стружек, и начнет спрашивать из книжки. Читает он, пожалуй, хуже меня, но все почему-то знает, чего даже и я не знаю. «А ну-ка, — скажет, — расскажи мне чего-нибудь из божественного...» Я ему расскажу, и он похвалит:

— Хорошо умеешь, — а выговаривает он на «о», как и все наши плотники, и от этого, что ли, делается мне покойней, — не бось, они тебя возьмут в училищу, ты все знаешь. А вот завтра у нас Яблошный Спас... про него умеешь? Та-ак. А яблоки почему кропят? Вот и не так знаешь. Они тебя вспросют, а ты и не скажешь. А сколько у нас Спасов? Вот и опять не так умеешь. Они тебя учнуть вспрашивать, а ты... Как так у тебя не сказано? А ты хорошенько погляди, должно быть.

— Да нету же ничего... — говорю я, совсем расстроенный, — написано только, что святят яблоки!

— И кропят. А почему кропят? А-а! Они тебя вспросют, — ну, а сколько, скажут, у нас Спасов? А ты и не знаешь. Три Спаса. Первый Спас — загибает он желтый от политуры палец, страшно расплющенный, — медовый Спас, Крест выносят. Значит, лету конец, мед можно выламывать, пчела не обижается... уж пошабашила. Второй Спас, завтра который вот, — яблошный, Спас-Преображение, яблоки кропят. А почему? А вот. Адам-Ева согрешили, змей их яблоком обманул, а не ведено было, от греха! А Христос возшел на гору и освятил. С того и стали остерегаться. А который до окропенья поест, у того в животе червь заведется, и холера бывает. А как окроплено, то безо вреда. А третий Спас называется орешный, орехи поспели, после Успенья. У нас в селе крестный ход, икону Спаса носят, и все орехи грызут. Бывало, батюшке насбираем мешок орехов, а он нам лапши молочной — для розговин. Вот ты им и скажи, и возьмут в училищу.

Преображение Господне... Ласковый, тихий свет от него в душе — доныне. Должно быть, от утреннего сада, от светлого голубого неба, от ворохов соломы, от яблочков грушовки, хоронящихся в зелени, в которой уже желтеют отдельные листочки, — зелено-золотистый, мягкий. Ясный, голубоватый день, не жарко, август. Подсолнухи уже переросли заборы и выглядывают на улицу, — не идет ли уж крестный ход? Скоро их шапки срежут и понесут под пенье на золотых хоругвях. Первое яблочко, грушовка в нашем саду, — поспела, закраснелась. Будем ее трясти — для завтра. Горкин утром еще сказал:

— После обеда на Болото с тобой поедем за яблоками.

Такая радость. Отец — староста у Казанской, уже распорядился:

— Вот что, Горкин... Возьмешь на Болоте у Крапивкина яблок мер пять-шесть, для прихожан и ребятам нашим, «бели», что ли... да наблюдных, для освящения, покрасовитей, меру. Для причта еще меры две, почище каких. Протодьякону особо пошлем меру апортовых, покрупней он любит.

— Ондрей Максимыч земляк мне, на совесть даст. Ему и с Курска, и с Волги гонят. А чего для себя прикажете?

— Это я сам. Арбуз вот у него выбери на вырез, астраханский, сахарный.

— Орбузы у него... рассахарные всегда, с подтреском. Самому князю Долгорукову посылает! У него в лобазе золотой диплом висит на стенке под образом, каки орлы-те!.. На всю Москву гремит.

После обеда трясем грушовку. За хозяина — Горкин. Приказчик Василь-Василич, хоть у него и стройки, а полчасика выберет — прибежит. Допускают еще, из уважения, только старичка-лавочника Трифоныча. Плотников не пускают, но они забираются на доски и советуют, как трясти. В саду необыкновенно светло, золотисто: лето сухое, деревья поредели и подсохли, много подсолнухов по забору, кисло трещат кузнечики, и кажется, что и от этого треска исходит свет — золотистый, жаркий. Разросшаяся крапива и лопухи еще густеют сочно, и только под ними хмуро; а обдерганные кусты смородины так и блестят от света. Блестят и яблони — глянцем ветвей и листьев, матовым лоском яблок, и вишни, совсем сквозные, залитые янтарным клеем. Горкин ведет к грушовке, сбрасывает картуз, жилетку, плюет в кулак.

— Погоди, стой... — говорит он, прикидывая глазом. — Я ее легким трясом, на первый сорт. Яблочко квелое у ней... ну, маненько подшибем — ничего, лучше сочком пойдет... а силой не берись!

Он прилаживается и встряхивает, легким трясом. Падает первый сорт. Все кидаются в лопухи, в крапиву. Вязкий, вялый какой-то запах от лопухов, и пронзительно едкий — от крапивы, мешаются со сладким духом, необычайно тонким, как где-то пролитые духи, — от яблок. Ползают все, даже грузный Василь-Василич, у которого лопнула на спине жилетка, и видно розовую рубаху лодочкой; даже и толстый Трифоныч, весь в муке. Все берут в горсть и нюхают: ааа... гру-шовка!..

Зажмуришься и вдыхаешь, — такая радость! Такая свежесть, вливающаяся тонко-тонко, такая душистая сладость- крепость — со всеми запахами согревшегося сада, замятой травы, растревоженных теплых кустов черной смородины. Нежаркое уже солнце и нежное голубое небо, сияющее в ветвях, на яблочках...

И теперь еще, не в родной стране, когда встретишь невидное яблочко, похожее на грушовку запахом, зажмешь в ладони зажмуришься, — и в сладковатом и сочном духе вспомнится, как живое, — маленький сад, когда-то казавшийся огромным, лучший из всех садов, какие ни есть на свете, теперь без следа пропавший... с березками и рябиной, с яблоньками, с кустиками малины, черной, белой и красной смородины, крыжовника виноградного, с пышными лопухами и крапивой, далекий сад... — до погнутых гвоздей забора, до трещинки на вишне с затеками слюдяного блеска, с капельками янтарно-малинового клея, — все, до последнего яблочка верхушки за золотым листочком, горящим, как золотое стеклышко!.. И двор увидишь, с великой лужей, уже повысохшей, с сухими колеями, с угрязшими кирпичами, с досками, влипшими до дождей, с увязнувшей навсегда опоркой... и серые сараи, с шелковым лоском времени, с запахами смолы и дегтя, и вознесенную до амбарной крыши гору кулей пузатых, с овсом и солью, слежавшеюся в камень, с прильнувшими цепко голябями, со струйками золотого овсеца... и высокие штабеля досок, плачущие смолой на солнце, и трескучие пачки драни, и чурбачки, и стружки...

— Да пускай, Панкратыч!.. — оттирает плечом Василь-Василич, засучив рукава рубахи, — ей-Богу, на стройку надоть!..

— Да постой, голова елова... — не пускает Горкин, — побьешь, дуролом, яблочки...

Встряхивает и Василь-Василич: словно налетает буря, шумит со свистом, — и сыплются дождем яблочки, по голове, на плечи. Орут плотники на досках: «эт-та вот тряхану-ул, Василь-Василич!» Трясет и Трифоныч, и опять Горкин, и еще раз Василь-Василич, которого давно кличут. Трясу и я, поднятый до пустых ветвей.

— Эх, бывало, у нас трясли... зальешься! — вздыхает Василь-Василич, застегивая на ходу жилетку, — да иду, черрт вас..!

— Черкается еще, елова голова... на таком деле... — строго говорит Горкин. — Эн еще где хоронится!.. — оглядывает он макушку. — Да не стрясешь... воробьям на розговины пойдет, последышек.

Мы сидим в замятой траве; пахнет последним летом, сухою горечью, яблочным свежим духом; блестят паутинки на крапиве, льются-дрожат на яблоньках. Кажется мне, что дрожат они от сухого треска кузнечиков.

— Осенние-то песни!.. — говорит Горкин грустно. — Прощай, лето. Подошли Спасы — готовь запасы. У нас ласточки, бывало, на отлете... Надо бы обязательно на Покров домой съездить... да чего там, нет никого.

Сколько уж говорил — и никогда не съездит: привык к месту.

— В Павлове у нас яблока... пятак мера! — говорит Трифоныч. — А яблоко-то какое... па-влов-ское!

Меры три собрали. Несут на шесте в корзине, продев в ушки. Выпрашивают плотники, выклянчивают мальчишки, прыгая на одной ноге:

Крива-крива ручка,

Кто даст — тот князь,

Кто не даст — тот собачий глаз.

Собачий глаз! Собачий глаз!

Горкин отмахивается, лягается:

— Махонькие, что ли... Приходи завтра к Казанской — дам и пару.

Запрягают в полок Кривую. Ее держат из уважения, но на Болото и она дотащит. Встряхивает до кишок на ямках, и это такое удовольствие! С нами огромные корзины, одна в другой. Едем мимо Казанской, крестимся. Едем по пустынной Якиманке, мимо розовой церкви Ивана Воина, мимо виднеющейся в переулке белой — Спаса в Наливках, мимо желтеющего в низочке Марона, мимо краснеющего далеко, за Полянским Рынком, Григория Неокессарийского. И везде крестимся. Улица очень длинная, скучная, без лавок, жаркая. Дремлют дворники у ворот, раскинув ноги. И все дремлет: белые дома на солнце, пыльно-зеленые деревья, за заборчиками с гвоздями, сизые ряды тумбочек, похожих на голубые гречневички, бурые фонари, плетущиеся извозчики. Небо какое-то пыльное, — «от парева», — позевывая, говорит Горкин. Попадается толстый купец на извозчике, во всю пролетку, в ногах у него корзина с яблоками. Горкин кланяется ему почтительно.

— Староста Лощенов с Шаболовки, мясник. Жа-дный, три меры всего. А мы с тобой закупим боле десяти, на всю пятерку.

Вот и Канава, с застоявшейся радужной водою. За ней, над низкими крышами и садами, горит на солнце великий золотой купол Христа Спасителя. А вот и Болото, по низинке, — великая площадь торга, каменные «ряды», дугами. Здесь торгуют железным ломом, ржавыми якорями и цепями, канатами, рогожей, овсом и солью, сушеными снетками, судаками, яблоками... Далеко слышен сладкий и острый дух, золотится везде соломкой. Лежат на земле рогожи, зеленые холмики арбузов, на соломе разноцветные кучки яблока. Голубятся стайками голубки. Куда ни гляди — рогожа да солома.

— Бо-льшой нонче привоз, урожай на яблоки, — говорит Горкин, — поест яблочков Москва наша.

Мы проезжаем по лабазам, в яблочном сладком духе. Молодцы вспарывают тюки с соломой, золотится над ними пыль. Вот и лабаз Крапивкина.

— Горкину-Панкратычу! — дергает картузом Крапивкин, с седой бородой, широкий. — А я-то думал — пропал наш козел, а он вон он, седа бородка!

Здороваются за руку. Крапивкин пьет чай на ящике. Медный зеленоватый чайник, толстый стакан граненый. Горкин отказывается вежливо: только пили, — хоть мы и не пили. Крапивкин не уступает: «палка на палку — плохо, а чай на чай — Якиманская, качай!» Горкин усаживается на другом ящике, через щелки которого, в соломке глядятся яблочки. — «С яблочными духами чаек пьем!» — подмигивает Крапивкин и подает мне большую синюю сливу, треснувшую от спелости. Я осторожно ее сосу, а они попивают молча, изредка выдувая слово из блюдечка вместе с паром. Им подают еще чайник, они пьют долго и разговаривают как следует. Называют незнакомые имена, и очень им это интересно. А я сосу уже третью сливу и все осматриваюсь. Между рядками арбузов на соломенных жгутиках-виточках по полочкам, над покатыми ящичками с отборным персиком, с бордовыми щечками под пылью, над розовой, белой и синей сливой, между которыми сели дыньки, висит старый тяжелый образ в серебряном окладе, горит лампадка. Яблоки по всему лабазу, на соломе. От вязкого духа даже душно. А в заднюю дверь лабаза смотрят лошадиные головы — привезли ящики с машины. Наконец подымаются от чая и идут к яблокам. Крапивкин указывает сорта: вот белый налив, — «если глядеть на солнышко, как фонарик!» — вот ананасное-царское, красное, как кумач, вот анисовое монастырское, вот титовка, аркад, боровинка, скрыжапель, коричневое, восковое, бель, ростовка-сладкая, горьковка.

— Наблюдных-то?.. — показистей тебе надо... — задумывается Крапивкин. — Хозяину потрафить надо?.. Боровок крепонек еще, поповка некрасовита...

— Да ты мне, Ондрей Максимыч, — ласково говорит Горкин, — покрасовитей каких, парадных. Павловку, что ли... или эту, вот как ее?

— Этой не-ту, — смеется Крапивкин, — а и есть, да тебе не съесть! Эй, открой, с Курска которые, за дорогу утомились, очень хороши будут...

— А вот, поманежней будто, — нашаривает в соломе Горкин, — опорт никак?..

— Выше сорт, чем опорт, называется — кампорт!

— Ссыпай меру. Архирейское, прямо... как раз на окропление.

— Глазок-то у тебя!.. В Успенский взяли. Самому протопопу соборному отцу Валентину доставляем, Анфи-теятрову! Проповеди знаменито говорит, слыхал небось?

— Как не слыхать... золотое слово!

Горкин набирает для народа бели и россыпи, мер восемь. Берет и притчу титовки, и апорту для протодьякона, и арбуз сахарный, «каких нет нигде». А я дышу и дышу этим сладким и липким духом. Кажется мне, что от рогожных тюков, с намазанными на них дегтем кривыми знаками, от новых еловых ящиков, от ворохов соломы — пахнет полями и деревней, машиной, шпалами, далекими садами. Вижу и радостные «китайские», щечки и хвостики их из щелок, вспоминаю их горечь-сладость, их сочный треск, и чувствую, как кислит во рту. Оставляем Кривую у лабаза и долго ходим по яблочному рынку. Горкин, поддев руки под казакин, похаживает хозяйчиком, трясет бородкой. Возьмет яблоко, понюхает, подержит, хотя больше не надо нам.

— Павловка, а? мелковата только?..

— Сама она, купец. Крупней не бывает нашей. Три гривенника полмеры.

— Ну что ты мне, слова голова, болясы точишь!.. Что я, не ярославский, что ли? У нас на Волге — гривенник такие.

— С нашей-то Волги версты до-лги! Я сам из-под Кинешмы.

И они начинают разговаривать, называют незнакомые имена, и им это очень интересно. Ловкач-парень выбирает пяток пригожих и сует Горкину в карманы, а мне подает торчком на пальцах самое крупное. Горкин и у него покупает меру.

Пора домой, скоро ко всенощной. Солнце уже косится. Вдали золотеет темно выдвинувшийся над крышами купол Иван-Великого. Окна домов блистают нестерпимо, и от этого блеска, кажется, текут золотые речки, плавятся здесь, на площади, в соломе. Все нестерпимо блещет, и в блеске играют яблочки.

Едем полегоньку, с яблоками. Гляжу на яблоки, как подрагивают они от тряски. Смотрю на небо: такое оно спокойное, так бы и улетел в него.

Яблочный Спас.Тройнина В. Праздник Преображения Господня. Золотое и голубое утро, в холодочке. В церкви — не протолкаться. Я стою в загородке свечного ящика. Отец позвякивает серебрецом и медью, дает и дает свечки. Они текут и текут из ящиков изломившейся белой лентой, постукивают тонко-сухо, прыгают по плечам, над головами, идут к иконам — передаются — к «Празднику!». Проплывают над головами узелочки — все яблоки, просвирки, яблоки. Наши корзины на амвоне, «обкадятся», — сказал мне Горкин. Он суетится в церкви, мелькает его бородка. В спертом горячем воздухе пахнет нынче особенным — свежими яблоками. Они везде, даже на клиросе, присунуты даже на хоругвях. Необыкновенно, весело — будто гости, и церковь — совсем не церковь. И все, кажется мне, только и думают об яблоках. И Господь здесь со всеми, и Он тоже думает об яблоках: Ему-то и принесли Их — посмотри, Господи, какие! А Он посмотрит и скажет всем: «ну и хорошо, и ешьте на здоровье, детки!» И будут есть уже совсем другие, не покупные, а церковные яблоки, святые. Это и есть — Преображение.

Приходит Горкин и говорит: «пойдем, сейчас окропление самое начнется». В руках у него красный узелок — «своих». Отец все считает деньги, а мы идем. Ставят канунный столик. Золотой-голубой дьячок несет огромное блюдо из серебра, красные на нем яблоки горою, что подошли из Курска. Кругом на полу корзинки и узелки. Горкин со сторожем тащат с амвона знакомые корзины, подвигают «под окропление, поближе». Все суетятся, весело, — совсем не церковь. Священники и дьякон в необыкновенных ризах, которые называются «яблочные», — так говорит мне Горкин. Конечно, яблочные! По зеленой и голубой парче, если вглядеться сбоку, золотятся в листьях крупные яблоки и груши, и виноград, — зеленое, золотое, голубое: отливает. Когда из купола попадает солнечный луч на ризы, яблоки и груши оживают и становятся пышными, будто они навешаны. Священники освящают воду. Потом старший, в лиловой камилавке, читает над нашими яблоками из Курска молитву о плодах и винограде, — необыкновенную, веселую молитву, — и начинает окроплять яблоки. Так встряхивает кистью, что летят брызги, как серебро, сверкают и тут, и там, отдельно кропит корзины для прихода, потом узелки, корзиночки... Идут ко кресту. Дьячки и Горкин суют всем в руки по яблочку и по два, как придется. Батюшка дает мне очень красивое из блюда, а знакомый дьякон нарочно, будто, три раза хлопает меня мокрой кистью по голове, и холодные струйки попадают мне за ворот. Все едят яблоки, такой хруст. Весело, как в гостях. Певчие даже жуют на клиросе. Плотники идут наши, знакомые мальчишки, и Горкин пропихивает их — живей проходи, не засть! Они клянчат: «дай яблочка-то еще, Горкин... Мишке три дал!..» Дают и нищим на паперти. Народ редеет. В церкви видны надавленные огрызочки, «сердечки». Горкин стоит у пустых корзин и вытирает платочком шею. Крестится на румяное яблоко, откусывает с хрустом — и морщится:

— С кваском... — говорит он, морщась и скосив глаз, и трясется его бородка. — А приятно, ко времю-то, кропленое...

Вечером он находит меня у досок, на стружках. Я читаю «Священную Историю».

— А ты небось, ты теперь все знаешь. Они тебя вспросют про Спас, или там, как-почему яблоко кропят, а ты им строгай и строгай... в училищу и впустят. Вот погляди вот!..

Он так покойно смотрит в мои глаза, так по-вечернему светло и золотисто-розовато на дворе от стружек, рогож и теса, так радостно отчего-то мне, что я схватываю охапку стружек, бросаю ее кверху, — и сыплется золотистый, кудрявый дождь. И вдруг, начинает во мне покалывать — от непонятной ли радости, или от яблоков, без счета съеденных в этот день, — начинает покалывать щекотной болью. По мне пробегает дрожь, я принимаюсь безудержно смеяться, прыгать, и с этим смехом бьется во мне желанное, — что в училище меня впустят, непременно впустят!

Из книги «Лето Господне»

pravoslavie.ru

Яблочный Спас: православный праздник с языческими корнями | ОБЩЕСТВО:Образование | ОБЩЕСТВО

19 августа православные празднуют Яблочный спас – пекут пироги, освящают в церкви яблоки и виноград. В церквях праздник отмечается как Преображение Господне и накануне во всех храмах проходят Всенощные бдения, а священники облачаются в белые одежды.

Согласно евангелиям, в конце пути земной жизни Иисус Христос открыл своим ученикам, что ему надлежит пострадать за людей, умереть на Кресте и воскреснуть. После этого Он возвел трех апостолов - Петра, Иакова и Иоанна - на гору Фавор и преобразился пред ними: лицо Его просияло, а одежды сделались ослепительно белыми. Два пророка Ветхого Завета - Моисей и Илия - явились Господу на горе и беседовали с ним. И раздался голос: «Сей есть Сын Мой возлюбленный; Его слушайте» . То был голос Бога Отца из светлого облака, осенившего гору.

Потому в строгом соответствии с этим текстом Преображение Господне еще называлось в народе Спасом на горе. И все же чаще его именовали Яблочным Спасом, потому что к этому времени поспевают яблоки.

Сушеные яблоки Фото: www.globallookpress.com

По традиции, на Преображение Господне в конце Божественной литургии совершается освящение яблок и других плодов. Поэтому в народе этот день называют вторым, или Яблочным Спасом.

История Яблочного спаса

До Преображения на Руси особенно строго запрещалось есть яблоки, вообще старались не есть никаких плодов, кроме огурцов. А с этого дня начинали есть плоды и фрукты. «Второй Спас яблочком разговляется». Именно 19 августа на Руси было принято срывать и освящать яблоки и другие фрукты нового урожая. Вкушать яблоки до Преображения считалось великим грехом.

Яблочный Спас ещё называют «первыми осенинами», то есть встречей осени. Считается, что этот праздник призван напомнить людям о необходимости духовного преображения. По традиции в этот день люди должны угощать яблоками родных, близких, а также сирот, неимущих, не забывая и про уснувших вечным сном предков.

В старину все верующие люди непременно праздновали Яблочный Спас, пекли пироги с яблоками, варили яблочное варенье и угощали им друг друга. А вечером все выходили в поле, чтобы с песнями проводить закат солнца, а с ним и лето.

19 августа в православных храмах проходит традиционный обряд освящения плодов: кроме яблок, окропляются также виноград, груши, сливы и т.д. Эта традиция была установлена еще в Иерусалиме в начале нашего века. Согласно ей, все в мире – от человека до растений – должно быть посвящено Богу.

Побалуйте близких выпечкой из яблок. Фото: www.russianlook.com

С Яблочного Спаса в садах начинается горячая пора. Яблоки заготавливаются впрок по различным рецептам: их сушат, замачивают, консервируют. Люди верят и в то, что на Преображение яблоки становятся волшебными. Откусив яблочка, можно загадать желание, и оно обязательно сбудется. Считается также, что с Яблочным Спасом приходят первые холода. Потому-то в старину и существовал обычай – гулять в поле, провожать песнями закат первого осеннего солнца.

Яблочный спас пришел к нам из языческой Руси. Это праздник сбора урожая яблок. Все обряды этого праздника и еще двух других Спасов, были посвящены Богам Спасам, которые имеют языческие корни. В древние времена таких праздников было множество, они посвящались урожаям каждого плода и перед употреблением их обязательно освещали. Были, например, такие Спасы, как хлебный, ягодный, грибной и другие. Кроме освящения плодов в эти дни поминали души погибших воинов. Праздник совпал с днем Преображения Господня. Так что церковь решила соединить эти два праздника.

Спас отмечается церковью с IV века 19 августа, после того как Святая Елена возвела на горе Фавор храм в честь Преображения. Этот день принадлежит к двунадесятым праздникам. Если верить Евангелию, Преображение произошло за сорок дней до Пасхи, церковь же перенесла этот праздник на август для того, чтобы праздник не совпадал Великим постом.

Яблочный Спас, согласно Православному календарю, приходится на Успенский пост, но, начиная с этого дня, разрешается есть яблоки и другие фрукты, которые были освещены во время праздничной литургии.

Из трех Спасов – Медового, Яблочного и Орехового, этот считается самым главным.

19 августа в день Яблочного Спаса совершается божественная литургия, на ней читают паремии и поют канон, в котором говорится о великом Преображении. Все одеваются в белые одежды – это цвет данного праздника.

Многие страны считают яблоко чудодейственным плодом. Существовали гадания на яблочной кожуре, для определения имени суженого. А от французского названия яблока – pomme, произошло теперь всем известное слово «помада».

Обряд освещения плодов в Яблочный Спас не сводился только к окроплению яблок, в этот день освещали также и остальные фрукты, согласно этой традиции, все, что живет и растет в мире, от человека до растений, должно быть посвящено Богу.

Многие люди верят, что в Преображение Господне можно съесть плод и загадать желание, которое обязательно сбудется. Есть поверье, что после Яблочного Спаса начинаются холода.

Обычай имеет и назидательное значение: вначале плоды зелены, незрелы, но по мере развития наливаются соком, созревают. Так и человек в земной жизни может быть некрасив, греховен, но по мере нравственного развития преображается, проникается светом Божиим. Самый же главный плод — наше духовное преображение.

В день Яблочного Спаса и сегодня пекут яблоки, блины, пироги с яблоками, грибами и ягодами, всем, чем одаривает сад, огород, лес.

В этот праздник вспоминают приметы: Каков второй Спас, таков и январь.

На второй Спас бери голицы про запас.

Со второго Спаса засевай озими.

Рецепты Успенского поста

irk.aif.ru

Праздник Преображения Господня в Православной церкви (Яблочный Спас)

Далее Евангелие повествует о том, что беседующих осенило светлое облако, из которого раздался голос Божий: "Сей есть Сын Мой Возлюбленный; Его слушайте". Видение кончилось. Ученики в страхе пали на землю. Иисус Христос подошел к ним, коснулся их и сказал: "Встаньте, не бойтесь". Ученики тогда встали и увидели Иисуса уже в обыкновенном виде. Вместе с Иисусом Христом они спустились с горы и к утру вернулись в Капернаум. Христос повелел никому не рассказывать о том, что они видели, — до тех пор, пока он не воскреснет из мертвых.

Что касается хронологии установления праздника, то в исторической литургике существуют версии о его чрезвычайно древнем происхождении: "С 900 года его празднуют в Византии как… Преображение Спасителя". Однако более вероятно, что рассматриваемый праздник был установлен в IV веке: в это время равноапостольная Елена, мать Константина Великого, возвела на горе Фавор храм в честь Преображения Господня. И некоторое время Преображение было в Палестине местным празднованием. Лишь с V столетия празднование получило повсеместное распространение на христианском Востоке.

Считается, что праздник Преображения напоминает людям о необходимости духовного преображения. Церковь учит, что своим Преображением Спаситель позволил людям воочию лицезреть преображение, которое ожидает человека в Царствии Божием. Христос готовил учеников к своей смерти; они должны были увидеть его в славе, чтобы не поколебаться в час испытаний.

На Востоке к началу августа поспевают злаки и виноград, которые христиане приносят в храм для благословения в знак благодарности Богу за его любовь, за дарование щедрого урожая. Часть урожая в первые века христиане жертвовали в храм для совершения таинства евхаристии (причащения). Древний обычай освящать плоды восходит к VIII веку.

В русской народной традиции Преображение называется вторым или Яблочным Спасом, поскольку в этот день освящаются яблоки — самый распространенный плод на Руси.

Специально к этому дню яблоки везли целыми возами, и каждый более или менее зажиточный человек считал своим долгом раздать плоды бедным и больным. До этого дня не полагалось есть яблоки и все огородные овощи, кроме огурцов. Начиная с этого дня, разрешается есть яблоки и фрукты, освящение которых проводится в конце праздничной литургии.

В Православном календаре праздник приходится на Успенский пост, но ради праздника Преображения Господня церковный устав ослабляет строгость поста и допускает на трапезе рыбу.

Яблочный Спас упоминается еще и как "встреча осени", потому что приблизительно с этого дня в России становились холоднее вечера.

Материал подготовлен на основе информации открытых источников

ria.ru

Преображение Господне - яблочный Спас

Преображение Господне… Ласковый, тихий свет от него в душе — доныне. Должно быть от утреннего сада, от светлого голубого неба, от ворохов соломы, от яблочков грушовки, хоронящихся в зелени, в которой уже желтеют отдельные листочки, — зелено-золотистый, мгкий. Ясный, голубоватый день, не жарко, август.

И. С. Шмелев. «Лето Господне»


Праздник Преображения Господня называют также яблочным Спасом. В этот праздник благословляются и освящаются яблоки и другие плоды. В рассказе В. А. Никифорова-Волгина «Яблоки» читаем:
По деревенской заповеди грех есть яблоки до освящения.
— Вся земля стоит на благословении Господнем, — объясняла мать, — в Вербную Субботу Милосердный Спас благословляет вербу, на Троицу — березку, на Илью Пророка — рожь, на Преображение — яблоки и всякий другой плод. Есть особенные Богом установленные сроки, когда благословляются огурцы, морковь, черника, земляника, малина, голубица, морошка, брусника, грибы, мед и всякий другой дар Божий… Грех срывать плод до времени. Дай ему, голубчику, войти в силу, напитаться росою, землею и солнышком, дождаться милосердного благословения на потребу человека!

Каждый праздник в православной церкви имеет свой неповторимый колорит. И только невнимательный глаз не заметит различия в убранстве храма, в облачених священнослужителей, в цветах одежды воцерковленных прихожан в каждый из церковных праздников. А в праздник Преображения Господня яблоки, во множестве разложенные для освящения на столике возле кануна , явлются самым ярким признаком праздника.

Доминирующим цветом праздника Преображения Господня является белый цвет. Он и в облачениях священника и в покрывалах на аналое и в косынках прихожанок. Да и какой другой цвет мог бы лучше символизировать этот праздник?

О самом Преображении Господнем читаем у евангелиста Луки:
Говорю же вам истинно: есть некоторые из стоящих здесь, которые не вкусят смерти, как уже увидят Царствие Божие.
После сих слов, дней через восемь, взяв Петра, Иоанна и Иакова, взошел Он на гору помолиться.
И когда молился, вид лица Его изменился, и одежда Его сделалась белою, блистающею.
И вот, два мужа беседовали с Ним, которые были Моисей и Илия;
Явившись во славе, они говорили об исходе Его, который Ему надлежало совершить в Иерусалиме.
Петр же и бывшие с ним отягчены были сном; но пробудившись, увидели славу Его, и двух мужей, стоящих с Ним.

Вот этот-то белый свет, просиявший на горе Фавор и показавший ученикам Спасителя Божественную Его природу, и стал цветом и символом праздника Преображения Господня.

В своей проповеди на литургии отец Андрей особое внимание уделил незначительной, на первый взгляд, детали события, описанного евангелистом Лукой, — сну учеников Спасителя. Отец Андрей подчеркнул важность бодрствования не только во времена апостольские, но и особую важность духовного бодрствования в наше время, когда каждый день на нас обрушивается поток лживой информации, в которой грех и зло объявляются нормой жизни. Духовное бодрствование в наше время требует определенного мужества для того, чтобы различить добро и зло, не проспать момент выбора между ними и твердо отвергнуть зло, какими бы доводами ни прикрывалось оно.А для этого православный человек не может позволить усыпить свою совесть, не может позволить себе теплохладности и равнодушия к происходяшему вокруг.

Праздничная литургия продолжается. Вот и Великий вход. Скоро начнется причащение. На протжении литургии хор неоднократно поет преображенский тропарь:
Преобразился еси на горе, Христе Боже,
Показавый ученикам Твоим Славу Твою, якоже можаху;
Да воссияет и нам грешным свет Твой присносущный,
Молитвами Богородицы, Светодавче, слава Тебе

Первые причастники уже готовятся к принятию Святых Христовых Таин

В конце литургии совершается освящение яблок и других плодов. Это самая зрелищная часть праздничного богослужения, и в храме чувствуется большое оживление среди прихожан. Все стремятся встать поближе к месту освящения. В начале освящения проводится каждение места освящения и благодатных даров Божиих.

Затеплются свечи, которые прихожане размещают между освящаемыми яблоками.Во времена первых христиан в Византии в этот праздник освящались виноград и колосья пщеницы. В наше время в православных храмах России освящаются, в основном, яблоки — виноград у нас не растет. Однако прихожане приносят и виноград и другие плоды, ведь после освящения благословляется также и вкушение этих плодов. В строгий Успенский пост.разрешение на вкушение налившихся спелым соком яблок и других плодов радует каждого православного человека.

Священник читает молитвы о благословении и умножении благодатных даров Господних.

Начинается окропление освященной водой. Во все время освящения яблок в храме царит веселое оживление. Капли освященной воды попадают и на яблоки и на лица прихожан и всех радуют эти искрящиеся потоки брызг. Веселое оживление среди прихожан сопровождает окропление яблок.

Праздник Преображения Господня всегда был любимым и радостным церковным праздником в России. Вот как об этом пишет И. С. Шмелев:
В спертом горячем воздухе пахнет нынче особенным — свежими яблоками. Они везде, даже на клиросе, присунуты даже на хоругвях. Необыкновенно, весело, — будто гости, и церковь — совсем не церковь. И все, кажется мне, только и думают об яблоках. И Господь здесь со всеми, и Он тоже думает об яблоках: Ему-то и принесли их — посмотри, Господи, какие! А Он посмотрит и скажет всем: «Ну и хорошо, и ешьте на здоровье, детки!» И будут есть, уже совсем другие, не покупные, а церковные яблоки, святые. Это и есть — Преображение.

В праздник Преображения Господня никто из прихожан не уходит их церкви без яблок. Даже если ты не принес яблок для освящения, тебя обзательно угостят другие прихожане. Это давний обычай этого праздника. А как же иначе? — общий праздник, общая радость, которой хочется поделитьс с другими

С радостью и миром в душе прихожане завершают этот яркий, наполненный теплом и солнечным светом уходящего лета, праздник.
В этот праздник каждая православная душа стремится к светлому преображению.

После завершения литургии в храме совершается еще водосвятный молебен. В ходе его освящается вода, читаются записки о поминовении.

Хор спускается с клироса и располагается среди прихожан. Во время молебна к хору присоединяются ученики воскресной школы, которые получают первые навыки церковного пения. Как бы ни сложилась будущая жизнь этих детей, семена православия дадут благодатные плоды в их душах.


В православной церкви празднуются три праздника, которые называют Спасом. Первый Спас — медовый, о котором уже рассказывалось на страницах нашего сайта. Второй Спас — яблочный, рассказ о нем помещен на этой странице. Есть еще один праздник, который называют ореховым Спасом. Он празднуется поле Успения Пресвятой Богородицы. Эти три праздника как-бы подводят итог лета. На них благословляются плоды нелегкого летнего труда человека — благодатные дары Божии.

verbilki.prihod.ru

С праздником, православные! Сегодня - Преображение Господне и Яблочный Спас!: aleks070565 — LiveJournal

В православной церкви Преображение Господне (Яблочный Спас) празднуется 19 августа (это непреходящий праздник), а не в феврале или марте, за 40 дней до Пасхи, как описано в Евангелии. Связано это с тем, что в таком случае праздник совпадал бы со временем Великого поста. При этом Преображение в церковном календаре стоит за 40 дней до празднуемого 14 сентября Воздвижения Креста Господня, когда Церковь вновь вспоминает Христовы страсти и Его страдание на кресте.

И главное событие, которое отмечает Церковь, касается вовсе не яблок. И слово "спас", входящее в народное название праздника Преображения надо бы написать с заглавной буквы - Спас, потому что это сокращение от слова "Спаситель" - одного из имен Бога. Кстати, Иисус по-гречески и означает Спаситель. Так вот, праздник Преображения Господня - это праздник в честь Иисуса Христа, то есть Спасителя, хотя яблоки здесь тоже неслучайны, но об этом позже.

Преображение - любимейший в народе праздник. Неслучайно у нас было так много храмов, освященных в честь Преображения Господня, Преображенских площадей, улиц и деревень. Первый линейный парусный корабль Черноморского флота России, оснащенный 66 пушками, получил имя "Преображение Господне", и с этим именем, в составе легендарной эскадры контр-адмирала Ф.Ф. Ушакова, вошел в историю русской воинской славы (1789-1791 гг.). Старейший гвардейский полк Русской Императорской армии, полк элитный, сформированный еще Петром, носил гордое имя Лейб-гвардии Преображенский полк. Празднику Преображения посвящали стихи - Блок и Есенин.

Но что же за событие легло в основу праздника? 19 августа Церковь вспоминает событие Преображения Христа, произошедшее перед тремя Его учениками - Петром, Иаковом и Иоанном. Дело было на горе Фавор, и этим Своим Преображением Иисус впервые явил ученикам Свою Божественную суть. "И просияло лице Его, как солнце, одежды же Его сделались белыми, как свет", - читаем мы в Евангелие.

И тут стоит понять, что означает сам термин "преображение"? Метаморфоза, изменение, причем изначально внутреннее. Видоизменение, превращение, трансформация… Все это синонимы, они близки по смыслу, когда речь идет о преображении природы - "с приходом весны лес преобразился", или человека - "Андрей увидел, как Наташа Ростова преобразилась". Когда же говорят о преображении Бога, то, во-первых, само слово начинают писать с заглавной буквы. А во-вторых, держат в уме тот факт, что только словом "Преображение" и можно описательно определить то таинственное явление, которое произошло с Иисусом почти две тысячи лет назад, на глазах у Его учеников. Явление, зримо показавшее этим троим ученикам Иисуса, что Он имеет Божественную сущность.

Вот как об этом событии рассказывает евангелист Лука. Через восемь дней после того, как апостол Павел торжественно назвал Иисуса Мессией, то есть Христом, Иисус, взяв с Собою трех учеников - Петра, Иоанна и Иакова, "взошел на гору помолиться. И во время молитвы лицо Его вдруг изменилось, а одежда стала сверкающей белизны. И два человека беседовали с Ним, - это были Моисей и Илья, явившиеся в сиянии небесной славы. И говорили они об исходе, который предстояло Ему совершить в Иерусалиме".

О чем они беседовали: Иисус и два Ветхозаветных пророка? О грядущих страданиях Христа, Его Крестной смерти, Воскресении из мертвых, об искупительной жертве Сына Божьего, избавляющей человечество от рабства греху и смерти.

"Петр и его спутники забылись дремой, - читаем дальше в Евангелии от Луки, - а когда очнулись, увидели сияние Его славы и двух мужей, стоящих рядом с Ним. И когда те собирались покинуть Его, Петр сказал Иисусу: "Наставник, как хорошо нам здесь быть! Давай мы устроим здесь три шатра: один для Тебя, один для Моисея и один для Илии!" "Он не знал и сам, чтo говорил, - замечает евангелист Лука: действительно, даже привыкшие к чудесам ученики Христа были потрясены увиденным. Петр еще не договорил, "как появилось облако и накрыло их своей тенью. Ученики, оказавшись в облаке, испугались. Но из облака раздался голос, сказавший: "Это есть Сын Мой избранный, Его слушайте!" И когда голос умолк, оказалось, что Иисус один. Ученики сохранили это в тайне и никому в то время не рассказали о том, что видели".

А евангелист Марк уточняет: "Когда они спускались с горы, Иисус велел, чтобы они никому не рассказывали о том, что видели, до тех пор, пока Сын Человеческий не встанет из гроба. Они это исполнили, но между собой толковали: "Что значит встать из гроба?"".

Так, увидев Преображение Иисуса, ученики Христа получили знамение о том, что Иисус есть Сын Божий.

Иконы праздника обычно изображают именно этот момент: Иисус в ореоле "фаворского света" - сияния, увиденного апостолами. Слева и справа от Христа пророки Илия и Моисей. У Моисея в руках "Скрижали завета" - каменные доски с десятью главными законами. А в нижней части иконы - апостолы, павшие ниц и прикрывающие свои лица руками: так нестерпимо ярок свет, устремляющейся к ним в виде изломанных лучей.

Историки считают, что само событие Преображения Господня, описанное в Евангелии, происходило не в августе. Преображение Иисуса Христа - событие таинственное и мистическое, произошло незадолго до последней Пасхи земной жизни Иисуса, в феврале или марте по нашему календарю. Но Церковь в Армении и Каппадокии (сейчас это территория Турции) учредила праздновать Преображение именно в августе из соображений воспитательного, педагогического характера: августовское торжество в честь Преображения Господа и Бога нашего Иисуса Христа должно было сменить существующее празднество, посвященное богини любви и плодородия. И праздник прижился. В Греции он вытеснил языческие гуляния в честь Вакха, тоже совпадающие с созреванием урожая - винограда. В России, заимствовавшей праздник из Греции, виноград заменили на более привычные яблоки. Отсюда второе название праздника в честь Спасителя - Яблочный спас. Так Евангельское событие Преображения Иисуса оказалось совмещенным с благодарственным молебном, который читался в честь дарования Богом нам "плодов земных". Вроде бы случайное объединение двух событий: Преображения Сына Божьего перед Его учениками, раскрывающее им, Кто Он есть, и благодарение Господа за урожай. Но какой глубокий смысл таится в такой объединенности!

"Мы приносим в церковь плоды земли, которые были кислые и зеленые, но под влиянием лучей видимого солнца изменились, созрели. Так и душа человека, поднимаясь на гору, где сияет Солнце Правды, начинает под влиянием благодатных лучей отогреваться, духовно расти, изменяться, преображаться, созревать для жизни будущего века. Это не слова, а действительность, которую видят видящие. Для нас подъем на гору Фавор - это наше хождение вслед за Христом и очищение наше от греха", - писал епископ Мефодий (Кульман).

Яблоки, действительно, поспевали только к 19 августа, и после праздничной службы было принято не только самим есть освященные плоды, но и угощать ими всех, а особенно бедных.

Преображение - существенное изменение образа, проявление в уже известном нового, еще неведомого качества. И если мы вспомним, как лучатся любовью и светом глаза святых - на иконах, на фотографиях, если вспомним выражение "он весь светится от радости", мы поймем, что Преображение Господне - это не просто некое событие, имевшее место быть почти две тысячи лет назад. Нет, это открытие тайны природы Сына Божьего, тайны, к которой можем стать причастны и мы.



  Яблочный спас: картины

Чернигин Алексей «Яблочный спас»

Левитан Исаак Ильич «Цветущие яблони»

Вел. Княжна Ольга Александровна «Яблоки созрели»

Сафронова Инесса «Яблочный Спас»

Янаки Владимир Викторович. «Щедрая осень»

Марина Разина «Яблочный Спас»

Новикова Н. «Яблочный Спас»

Чайников Григорий Леонтьевич «Яблочный Спас»

Протоиерей Михаил Малеев «Яблочный спас на Афоне»

Белан Владимир Филимонович «Яблочный спас»

Полина Балашова «Яблочный спас»

Борис Кустодиев «На террасе»

Родионовы Н.П. и В.В. «Яблочный Спас»


Стихи о Яблочном спасе

Александр Блок «Преображение»

В светлый день Преображенья
Дух безумца поражен:
Из неволи, из смятенья
Голос Твой услышал он.

Ныне скорбный, ныне бедный,
В лоне Вечного Отца,
Близ Тебя, в лазури бледной
Жаждет нового конца…

Сергей Есенин «Преображение»

Зреет час Преображенья,
Он сойдет, наш Светлый Гость,
Из распятого терпенья
Вынуть выржавленный гвоздь.

От утра и от полудня
Под поющий в небе гром,
Словно ведра, наши будни
Он наполнит молоком.

[источники]

https://foma.ru/yablochnyiy-spas.html
https://rg.ru/2019/08/18/preobrazhenie-i-iablochnyj-spas-chto-pravoslavnye-prazdnuiut-19-avgusta.html?utm_source=yxnews&utm_medium=desktop

aleks070565.livejournal.com

Преображение Господне, или Яблочный Спас: история и традиции праздника

Сегодня православные христиане отмечают один из важных двунадесятых праздников – Преображение Господне или Яблочный Спас. С этим днем связано много примет и запретов. Почему до наступления праздника нельзя есть яблоки, читайте в материале телеканала «Санкт-Петербург».

История праздника

Православные христиане сегодня, 19 августа, отмечают один из важных двунадесятых праздников – Преображение Господне. В этот день верующие вспоминают евангельское событие, когда апостолы увидели Иисуса Христа в преображении. 

Согласно Священному Писанию, в этот день Иисус вместе со своими учениками поднялся на гору Фавор и принялся молиться. В тот же миг его облик преобразился: лицо просияло, тело и одежду залил божественный свет. Увидев это, апостолы наполнились небывалым блаженством. Так Господь показал людям, какое состояние обретет мир с Воскресением Христа. 

В знак благодарности Богу последователи Иисуса стали приносить в храмы виноград и яблоки. Часть плодов было принято освящать, чтобы, вкушая фрукты, вспоминать о духовной сладости, которую ощутили ученики Христа в момент его Преображения. Отсюда и пошло второе народное название праздника – Яблочный Спас.

Традиции и приметы праздника

В праздник Преображения Господня в храмах и церквях традиционно проходят богослужения. На Яблочный Спас православные христиане освящают яблоки и виноград нового урожая. После фрукты принято относить на кладбище и оставлять на могилах усопших родственников.

Считается, что в этот день яблоки обладают особой силой, могут исполнять желания и избавлять от болезней. Если отрезать кусочек, обмакнуть его в мед и съесть, то мечты станут реальностью. 

Хозяйки готовят яблочные булочки, пироги и варенье, запекают плоды с медом и орехами. Несмотря на то, что праздник приходится на Успенский пост и ассортимент блюд ограничен, в качестве послабления, разрешается употреблять в пищу рыбу и выпить бокал вина. 

На Руси верили, что если в день Преображения Господня расчесать волосы гребнем из яблоневого дерева, то локоны будут густыми и пышными.

Что нельзя делать на Яблочный спас

Верующие считают, что до наступления Яблочного спаса нельзя есть яблоки, так как это может навлечь беду. Такой запрет связан с древним поверьем, согласно которому ангелы на небесах угощают умерших детей фруктами. Если мама усопшего ребенка съела плод раньше времени, малышу на том свете гостинец не достанется. 

В праздник Преображения Господня запрещено выполнять любую работу, кроме сбора урожая и приготовления еды. Так, например, нельзя шить, заниматься уборкой и ремонтом. 

Также в этот день не стоит убивать насекомых, потому что они приносят удачу. Особенно успешным считается человек, на руку которого дважды сядет муха. При этом насекомое нельзя прогонять, важно, чтобы оно улетело самостоятельно. 


По случаю праздника Преображения Господня в Петербурге в Спасо-Преображенском соборе сегодня пройдет Божественная литургия, которую возглавит Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. 

Сайт и паблик телеканала «Санкт-Петербург» в соцсети «Одноклассники» покажут богослужение в режиме онлайн. Начало – в 10:00.

Подписывайтесь на нас в «Яндекс.Новостях», Instagram и «ВКонтакте».

Читайте нас в «Яндекс.Дзене».

topspb.tv

Преображение и Яблочный спас: что празднуют 19 августа православные христиане

В понедельник, 19 августа, православные празднуют Преображение Господне или, как говорят в народе, Яблочный спас. Но главное событие, которое отмечает Церковь, касается вовсе не яблок. И слово «спас», входящее в народное название праздника Преображения надо бы написать с заглавной буквы — Спас, потому что это сокращение от слова «Спаситель» — одного из имен Бога. Кстати, Иисус по-гречески и означает Спаситель. Так вот, праздник Преображения Господня — это праздник в честь Иисуса Христа, то есть Спасителя, хотя яблоки здесь тоже неслучайны, но об этом позже.

Преображение — любимейший в народе праздник. Неслучайно у нас было так много храмов, освященных в честь Преображения Господня, Преображенских площадей, улиц и деревень. Первый линейный парусный корабль Черноморского флота России, оснащенный 66 пушками, получил имя «Преображение Господне», и с этим именем, в составе легендарной эскадры контр-адмирала Ф. Ф. Ушакова, вошел в историю русской воинской славы (1789—1791 гг.). Старейший гвардейский полк Русской Императорской армии, полк элитный, сформированный еще Петром, носил гордое имя Лейб-гвардии Преображенский полк. Празднику Преображения посвящали стихи — Блок и Есенин.

А вот что про этот день писал Иван Сергеевич Шмелёв: «Преображение Господне… Ласковый, тихий свет от него в душе — доныне. Должно быть, от утреннего сада, от светлого голубого неба, от ворохов соломы, от яблочков грушовки, хоронящихся в зелени, в которой уже желтеют отдельные листочки, — зелено-золотистый, мягкий. Ясный, голубоватый день, не жарко, август. Подсолнухи уже переросли заборы и выглядывают на улицу, — не идет ли уж крестный ход? Скоро их шапки срежут и понесут под пенье на золотых хоругвях. Первое яблочко, грушовка в нашем саду, — поспела, закраснелись. Будем ее трясти — для завтра».

Но что за событие легло в основу праздника? 19 августа Церковь вспоминает событие Преображения Христа, произошедшее перед тремя Его учениками — Петром, Иаковом и Иоанном. Дело было на горе Фавор, и этим Своим Преображением Иисус впервые явил ученикам Свою Божественную суть. «И просияло лице Его, как солнце, одежды же Его сделались белыми, как свет», — читаем мы в Евангелие.

И тут стоит понять, что означает сам термин «преображение»? Метаморфоза, изменение, причем изначально внутреннее. Видоизменение, превращение, трансформация… Все это синонимы, они близки по смыслу, когда речь идет о преображении природы — «с приходом весны лес преобразился», или человека — «Андрей увидел, как Наташа Ростова преобразилась». Когда же говорят о преображении Бога, то, во-первых, само слово начинают писать с заглавной буквы. А во-вторых, держат в уме тот факт, что только словом «Преображение» и можно описательно определить то таинственное явление, которое произошло с Иисусом почти две тысячи лет назад, на глазах у Его учеников. Явление, зримо показавшее этим троим ученикам Иисуса, что Он имеет Божественную сущность.

Вот как об этом событии рассказывает евангелист Лука. Через восемь дней после того, как апостол Павел торжественно назвал Иисуса Мессией, то есть Христом, Иисус, взяв с Собою трех учеников — Петра, Иоанна и Иакова, «взошел на гору помолиться. И во время молитвы лицо Его вдруг изменилось, а одежда стала сверкающей белизны. И два человека беседовали с Ним, — это были Моисей и Илья, явившиеся в сиянии небесной славы. И говорили они об исходе, который предстояло Ему совершить в Иерусалиме».

О чем они беседовали: Иисус и два Ветхозаветных пророка? О грядущих страданиях Христа, Его Крестной смерти, Воскресении из мертвых, об искупительной жертве Сына Божьего, избавляющей человечество от рабства греху и смерти.

«Петр и его спутники забылись дремой, — читаем дальше в Евангелии от Луки, — а когда очнулись, увидели сияние Его славы и двух мужей, стоящих рядом с Ним. И когда те собирались покинуть Его, Петр сказал Иисусу: «Наставник, как хорошо нам здесь быть! Давай мы устроим здесь три шатра: один для Тебя, один для Моисея и один для Илии!» «Он не знал и сам, чтo говорил, — замечает евангелист Лука: действительно, даже привыкшие к чудесам ученики Христа были потрясены увиденным. Петр еще не договорил, «как появилось облако и накрыло их своей тенью. Ученики, оказавшись в облаке, испугались. Но из облака раздался голос, сказавший: „Это есть Сын Мой избранный, Его слушайте!“ И когда голос умолк, оказалось, что Иисус один. Ученики сохранили это в тайне и никому в то время не рассказали о том, что видели» (Лк. 9:28–36).

А евангелист Марк уточняет: «Когда они спускались с горы, Иисус велел, чтобы они никому не рассказывали о том, что видели, до тех пор, пока Сын Человеческий не встанет из гроба. Они это исполнили, но между собой толковали: „Что значит встать из гроба?“» (9:9–10).

Так, увидев Преображение Иисуса, ученики Христа получили знамение о том, что Иисус есть Сын Божий.

Иконы праздника обычно изображают именно этот момент: Иисус в ореоле «фаворского света» — сияния, увиденного апостолами. Слева и справа от Христа пророки Илия и Моисей. У Моисея в руках «Скрижали завета» — каменные доски с десятью главными законами. А в нижней части иконы — апостолы, павшие ниц и прикрывающие свои лица руками: так нестерпимо ярок свет, устремляющейся к ним в виде изломанных лучей.

Историки считают, что само событие Преображения Господня, описанное в Евангелии, происходило не в августе. Преображение Иисуса Христа — событие таинственное и мистическое, произошло незадолго до последней Пасхи земной жизни Иисуса, в феврале или марте по нашему календарю. Но Церковь в Армении и Каппадокии (сейчас это территория Турции) учредила праздновать Преображение именно в августе из соображений воспитательного, педагогического характера: августовское торжество в честь Преображения Господа и Бога нашего Иисуса Христа должно было сменить существующее празднество, посвященное богини любви и плодородия. И праздник прижился. В Греции он вытеснил языческие гуляния в честь Вакха, тоже совпадающие с созреванием урожая — винограда. В России, заимствовавшей праздник из Греции, виноград заменили на более привычные яблоки. Отсюда второе название праздника в честь Спасителя — Яблочный спас. Так Евангельское событие Преображения Иисуса оказалось совмещенным с благодарственным молебном, который читался в честь дарования Богом нам «плодов земных». Вроде бы случайное объединение двух событий: Преображения Сына Божьего перед Его учениками, раскрывающее им, Кто Он есть, и благодарение Господа за урожай. Но какой глубокий смысл таится в такой объединенности!

«Мы приносим в церковь плоды земли, которые были кислые и зеленые, но под влиянием лучей видимого солнца изменились, созрели. Так и душа человека, поднимаясь на гору, где сияет Солнце Правды, начинает под влиянием благодатных лучей отогреваться, духовно расти, изменяться, преображаться, созревать для жизни будущего века. Это не слова, а действительность, которую видят видящие. Для нас подъем на гору Фавор — это наше хождение вслед за Христом и очищение наше от греха», — писал епископ Мефодий (Кульман).

Правда, в народе существовала своя версия, почему на Преображение в храмах освящают яблоки — послушаем шмелёвского героя «Лета Господня» Горкина: «А сколько у нас Спасов?.. Три Спаса. Первый Спас — загибает Горкин желтый от политуры палец, страшно расплющенный, — медовый Спас, Крест выносят. Значит, лету конец, мед можно выламывать, пчела не обижается… уж пошабашила. Второй Спас, завтра который вот, — яблошный, Спас-Преображение, яблоки кропят. А почему? А вот. Адам-Ева согрешили, змей их яблоком обманул, а не велено было, от греха! А Христос возшел на гору и освятил. С того и стали остерегаться. А который до окропенья поест, у того в животе червь заведется, и холера бывает. А как окроплено, то безо вреда. А третий Спас называется орешный, орехи поспели, после Успенья. У нас в селе крестный ход, икону Спаса носят, и все орехи грызут».

Яблоки, действительно, поспевали только к 19 августа, и после праздничной службы было принято не только самим есть освященные плоды, но и угощать ими всех, а особенно бедных.

«Обыкновенно свет без пламени

Исходит в этот день с Фавора,

И осень, ясная, как знаменье,

К себе приковывает взоры!» — это Пастернак, стихотворение «Август».

Тончайшие переживания поэта, ощущающего, что Преображение — это не просто событие далекой истории, событие, произошедшее с Сыном Божьим, но и нечто, что может пережить каждый из нас. Тайна, связующая человека с Богом. Преображение — существенное изменение образа, проявление в уже известном нового, еще неведомого качества. И если мы вспомним, как лучатся любовью и светом глаза святых — на иконах, на фотографиях, если вспомним выражение «он весь светится от радости», мы поймем, что Преображение Господне — это не просто некое событие, имевшее место быть почти две тысячи лет назад. Нет, это открытие тайны природы Сына Божьего, тайны, к которой можем стать причастны и мы.

rusnext.ru

Какого числа Яблочный Спас в 2018 году?

Вопрос читателя:

Какого числа Яблочный Спас в 2018 году? Это церковный праздник?

Отвечает протоиерей Андрей Ефанов:

Яблочный Спас в 2018 году отмечается 19 августа. Яблочный Спас – это народное название двунадесятого (одного из двенадцати основных после Пасхи) православного праздника – Преображения Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа. «Спасом» праздник называют потому, что он посвящен Спасителю. А «яблочным» он стал потому, что в конце лета у верующих принято благодарить Бога за урожай и освящать собранные плоды.

В этот день Церковь вспоминает событие, описанное в Евангелии: незадолго до Своей Крестной смерти и Воскресения Христос вместе с тремя своими учениками поднялся на гору и там преобразился, воссияв чудесным светом. Там же явились пророки Моисей и Илия и беседовали с Христом. А Глас с Неба провозгласил, что Иисус – Сын Божий. Своим ученикам, бывшим с Ним, Господь велел никому не рассказывать об увиденном раньше времени. Считается, что Преображение произошло за 40 дней до событий Пасхи на горе Фавор, и именно оттуда началось восхождение Спасителя на Голгофу. Через 40 дней после Преображения Церковь отмечает праздник Воздвижения Креста Господня.

Яблочный Спас всегда приходится на шестой день Успенского поста, который длится с 14 по 27 августа включительно. Этот пост такой же строгий, как и Великий. В праздник пост ослабляется, и у постящихся на столе могут быть не только яблоки и другие фрукты, освященные в этот день после Литургии, но и рыба.

Архив всех вопросов можно найти здесь. Если вы не нашли интересующего вас вопроса, его всегда можно задать на нашем сайте.

 

На заставке фрагмент фото: suzyhazelwood

foma.ru

что нельзя делать, а что можно и нужно

Преображение Господне

Яблочный спас — популярное в народе название важного церковного праздника, именуемого Преображением Господа Бога и Спаса Иисуса Христа. Известно, что Преображение Господне входит в список 12 наиболее значимых православных праздников. Великий день христиане отмечают ежегодно 19 августа. Он приходится на самый короткий, но очень строгий пост, продолжающийся до дня Успения Божией матери. Яблочный спас моложе других важных церковных дат, но его история не менее загадочна и интересна.

Любимые августовские праздники — три Спаса

Всего в церковном календаре три Спаса. Первый, именуемый Спасом на воде, приходится на 14 августа. В этот день верующие спасались от эпидемий и инфекций, усиленных летней жарой, с помощью святой воды, выносимой из церкви. Другое известное название — Медовый Спас, праздник получил по той причине, что с этого дня было дозволено есть мед.

Беато Анджелико. Преображение Господне. 1440-41. Фреска

Самым главным из трех считается Второй Спас — Яблочный или Праздник первых плодов. После него разрешается употреблять в пищу яблоки и другие фрукты. Особенно строго в древние времена относились к запрету родители, потерявшие детей. Считалось, что если отказываться от лакомства плодами, то на том свете умерших деток угощают гостинцами и золотыми яблочками. Верующие люди утверждают, что яблоки в этот день обладают особой волшебной силой, и лакомство ими помогает осуществлять загаданные желания.

Третий Спас в народе называют Ореховым, в церковном календаре он значится 29 августа. Обычно к этому сроку орехи становятся зрелыми и пригодными в пищу. Также православные зовут его Спасом на полотне, в знак того, что лик Иисуса отпечатался на куске ткани. В этот день коробейники традиционно устраивали распродажу холстов и полотен.

Корни и история Яблочного Спаса

Историки утверждают, что Второй спас пришел на смену дохристианскому празднику сбора яблок. В старинные времена плоды до этого дня считались незрелыми и несъедобными. Лишь после освящения у алтаря сочные фрукты разрешалось употреблять в пищу без ограничений. Язычники верили, что яблоки в этот день наделены особой силой — они несут здоровье, красоту, силу и счастье.

Преображение Господне в православной церкви называют еще Спасом на горе. Верующие знают, что 19 августа — ровно за 40 дней до распятия Христа, Иисус и три его ученика поднялись на гору Фавор. Когда Иисус начал молиться, его лицо вдруг осветил неземной свет, а одежды превратились в белоснежные. Так Иисус Христос преобразился на глазах у Петра, Иоанна и Иакова, открыв им свое предназначение.

В этот миг будущий Спаситель узнал, что ему суждено во имя людей умереть мученической смертью на кресте, а потом воскреснуть. Христос строго-настрого запретил своим ученикам рассказывать об этом чудесном событии. Вернувшись к людям, сын Господа Бога велел собирать яблоки, чтобы Отец мог освятить их. Отмечать Яблочный спас начали в 4 веке, после того, как на горе Фавор был открыт храм, увековечивший Преображение Господне.

Традиции Праздника первых плодов

Празднование Преображения Господнего начинается с утренней церковной службы. Во время богослужения крест выносят в центр храма. В первую очередь совершается обряд поклонения, а затем — Крестный ход и освящение плодов. Во время литургии поют канон о Великом Преображении. Прихожане обязательно одеваются в белоснежные одеяния, белый — главный цвет чудесного праздника.

Традиционно в этот день верующие несли в церковь корзины с виноградом, яблоками, грушами, сливами и другими плодами и ягодами, созревшими в саду. Урожай следовало собирать рано утром, чтобы на румяной кожице сохранились капельки росы. Хозяйки пекли на праздник постные пироги и блины с фруктовыми начинками, преимущественно с яблочной. 19 августа разрешалось не только есть яблоки, но и начинать их заготавливать: варить варенье, джемы, сушить.

Самый главный обычай Второго Спаса — угощение малоимущих и голодных людей яблоками. Верующие никогда не скупились в этот день и охотно делились собранным урожаем с теми, кто нуждался в помощи. Также освященные плоды обязательно несли на кладбище, причем угощения оставляли не только на могилах своих родных, но и на холмиках, оставшихся без присмотра.

Яблочный Спас всегда символизировал начало осени, в народе его именовали Осенинами. До этой даты нужно было успеть убрать урожай пшеницы и заготовить лекарственные травы. Согласно приметам, ясный день в Преображение Господне предвещает суровую зиму, дождь — к мокрой осени, а сухая погода — к засушливой осени.

Яблочный Спас: что надо делать в этот день

Поскольку Яблочный Спас – это, прежде всего, православный праздник, то в этот день надо сходить в храм. Да еще не забыть прихватить с собой яблоки для освящения. Традиция святить яблоки в этот день идет с древних времен.

В Израиле и южных христианских странах, например, Греции, ко времени праздника как раз поспевал виноград. Гроздья винограда, а еще колосья, люди несли в храм для благословения и в знак благодарности Богу. Но на русских землях виноград рос далеко не везде, поэтому традиция трансформировалась — стали освящать яблоки. Существует специальная молитва — «На освящение начаток овощей (плодов)».

Помните: плоды для освящения в храм приносят в знак благодарности Богу, а не для того, чтобы они там приобрели какие-то особенные свойства!

На Руси до Яблочного Спаса яблок не ели. Но что делать, если сегодня некоторые сорта яблок поспевают рано и могут уже испортиться до 19 августа? Неужели их надо выбрасывать? Конечно, нет. Ведь плоды достаются тяжким трудом, священнослужители понимают это и говорят, что приносить плоды для освящения в храм можно в любое время, по мере их созревания. Покажите их Господу, скажите: «Господи, благодарю тебя за этот урожай!» А потом их можно кушать.

Еще одна традиция, которую надо соблюсти в Яблочный Спас – готовить в этот день яблочные пироги, варить компоты, варенье. А еще надо подарить яблоки нового урожая нуждающимся.

19 августа называют также «первые осенины», что значит встреча осени. Наши предки в этот день выходили в поле и провожали Солнце. Ну а если вы городской житель, то хотя бы посмотрите на закате на наше светило, и скажите ему: «До свидания»…

Что нельзя делать в Яблочный Спас

Обычно говорят, главное не есть яблоки до Яблочного Спаса. Но это однобокое мнение. Яблочный Спас празднуется во время Успенского поста. Именно с ним связаны основные ограничения. Понятно, что если пост, то нельзя чревоугодничать, развлекаться, есть мясное и молочное. В часть Преображения Господня допускается разве что рыба.

По материалам —econet.ru & 7idey.ru 

Источник

www.vranya.net


Смотрите также