8(915) 044 46 25
8(916) 179 91 28
c 9.00-20.00
Магическая помощь всем нуждающимся!

 

 

Гадание личный прием 1500 рублей! Полная диагностика вашей ситуации!

Гадание на будущее! Диагностика прошлого! Коррекция судьбы!

  100% результат! Гарантия!

 Черный приворот который нельзя снять! Сексуальная привязка! Ритуалы на замужество! Верность! Навсегда!

 

Cнятие любой порчи , проклятия!

 

Ритуалы на благосостояния!




[email protected]


Психологическая поддержка на всем протяжении работы

Православие смертные грехи


Смертные грехи в православии. Список основных

Содержание статьи

Смертные грехи в православии — что это такое?

В светской среде существует понятие «семь смертных грехов», часто мы слышим фразу «самоубийство — смертный грех». В действительности понятие «смертный грех» нельзя назвать совсем правильным, хотя отчасти оно справедливо. Жизнь для человека — во Христе, вне греха. Бог создавал Адама и Еву для рая. Но мы в результате грехопадения мы оказались в мире, где грех есть. Смерть — это следствие грехопадения. Грех проник в нас в результате свободного выбора человечества и сделал человека смертным, потому что грех убивает. Именно самоубийство считается таким тяжким грехом, потому что человек сам выбирает смерть, лишая себя шанса на спасение. Но, как мы знаем, даже самоубийство трудно вменить во грех человеку, который страдал от тяжелого психического расстройства. Судьбу нашей души, ее посмертную участь всегда определяет только Господь, и только Он ведает, мог ли в эти страшные моменты человек контролировать себя.

Тем не менее, выражение «7 смертных грехов» появилось не случайно. Этот термин и перечень грехов предложил святитель Григорий Великий в 590 году. На тот момент в Церкви существовал другой список — перечень греховных страстей, который состоял из восьми пунктов:

  1. Чревоугодие
  2. Прелюбодеяние
  3. Сребролюбие
  4. Гнев
  5. Печаль
  6. Уныние
  7. Тщеславие
  8. Гордыня

Сами по себе искушения могли и не являться грехом. Грех — поддаться искушению. Так желание вкусно пообедать или съесть мясо в пост само по себе не грех, тем более, смертный. И все же такая страсть может склонить человека ко греху, именно для этого ее посылает враг рода человеческого. Печаль же понималась, как роптание на Бога, недоверие Его воле и Его бесконечной любви. А гордыня заключалась в надменном отношении к ближним, в ощущении своего превосходства.

Это неизбежно приводило к смерти человеческой души, которая была создана, чтобы «жизнь свою отдать за други своя». Можно ли назвать этот грех смертным? Да, ведь он и приводил к смерти в конечном итоге. Это была смерть не в физическом, а в духовном понимании.

Св. Феофан Затворник пишет о смертных грехах: «Смертный грех есть тот, который отнимает у человека нравственно-христианскую жизнь его. Если нам известно, в чем нравственная жизнь, то определение смертного греха не трудно. Жизнь христианская есть ревность и сила пребывать в общении с Богом исполнением Его святого закона. Потому всякий грех, который погашает ревность, отнимает силу и расслабляет, отдаляет от Бога и лишает Его благодати, так что человек после него не может воззреть на Бога, а чувствует себя отделенным от Него; всякий такой грех есть грех смертный. …Такой грех лишает человека благодати, полученной в крещении, отнимает Царство Небесное и отдает суду. И это все утверждается в час греха, хотя не совершается видимо. Такого рода грехи изменяют все направление деятельности человека и самое его состояние и сердце, образуют как бы новый источник в нравственной жизни; почему иные определяют, что смертный грех есть тот, который изменяет центр деятельности человеческой».

Смертные грехи в православии: список

Итак, в 590 году в православии появился определенный список смертных грехов, который можно назвать очень условным. Почему? Потому что грех Прелюбодеяния может делиться на множество грехов. Например, блудные мысли, которые человек не пытается прогнать, хотя Христос сказал, что тот, кто посмотрел на женщину с вожделением, уже согрешил с ней в сердце своем. Это не означало, что человек, допустивший грешную мысль автоматически лишался возможности попасть в Царствие Небесное. Речь шла о невозможности обмануть Господа и сохранить лишь внешнее благочестие, в душе желая зла ближним или, допуская злые помыслы о них.

Читайте также — Грех и благодать

Список смертных грехов насчитывает семь пунктов:

  1. Гордость
  2. Зависть
  3. Чревоугодие
  4. Блуд
  5. Гнев
  6. Алчность
  7. Уныние

Если первые шесть пунктов не вызывают вопросов, то седьмым часто пытаются упрекнуть людей, страдающих от клинической депрессии. Но речь идет не о болезни и не об обычной грусти, а о душевной лени, о случаях, когда человек перестает верить в помощь Бога, упрекает Его в своих земных невзгодах вместо того, чтобы положиться на Его обетование о спасении всех людей, которые были «куплены дорогой ценой».

Перечень грехов для исповеди

Как же рассказать о грехах на исповеди? Для начала, важно помнить, что исповедь — это не механическое перечисление грехов, и мы исповедуемся перед Богом, а не докладываем священнику о том, что натворили, как строгому учителю. Священник сокрушается с нами о наших прегрешениях, а не ждет возможности отчитать за проступки. Но иногда без списка грехов бывает трудно подготовиться к исповеди и, чтобы вспомнить о том, что приносило вред нашей душе, каким искушениям мы поддались, проще воспользоваться списком. Этот список — помощник, но составлять из него всю свою исповедь не стоит. Бог и так знает обо всех наших прегрешениях и, если вы забыли сказать о поступке, в котором искренне раскаиваетесь, это не значит, что раскаяние в этом конкретном грехе не будет «учтено». Бог — не мстительный Дух с калькулятором наших провинностей, а Небесный Отец, который отдал Сына Своего на смерть, чтобы искупить наши грехи. Намеренно утаивать грехи не стоит, исповедь призвана помочь человеку, а не навредить.

Читайте также — Зависть — русский грех

Чем мы согрешаем перед Господом?

Как бороться с грехами?

К сожалению, человек не может победить грех самостоятельно. И просто маниакально следить за тем, чтобы не совершить грех — недостаточно. Точнее, это вряд ли поможет. Человек неизбежно будет грешить, такова его природа после первородного греха. Поэтому стоит стараться делать все возможное, чтобы не идти против воли Господа и молить Его о даровании сил в борьбе со грехом и прощении. Бояться смертных грехов надо не, потому что Бог карает за них смертью. Это не так. Человек сам некогда подписал себе смертный приговор, нарушив волю Создателя. Теперь наша задача — постараться минимизировать власть зла над нами, приблизиться к единственному источнику жизни для христианина — ко Христу.

Вы прочитали материал о смертных грехах. Читайте также:

www.pravmir.ru

Главные грехи — Википедия

Запрос «Семь смертных грехов» перенаправляется сюда; см. также другие значения.

Гла́вные грехи́, или коренны́е грехи́ (лат. peccata capitalia) — термин, которым в христианстве называют основные пороки, лежащие в основе множества других грехов. В католическом богословии к ним относятся: гордыня, скупость, зависть, гнев, похоть, обжорство, лень или уныние[1][2]. В восточной христианской традиции их принято называть семью смертными грехами[3]. В православной аскетике им соответствуют восемь главных греховных страстей: чревоугодие, блуд, сребролюбие, гнев, печаль, уныние, тщеславие, гордость[4][5]. Современные православные авторы иногда пишут о них как о восьми смертных грехах[6]. В католицизме семь главных грехов, то есть те, которые порождают другие грехи, отличаются от отдельного теологического понятия смертного греха (лат. peccatum mortale, англ. mortal sin), которое введено для классификации грехов по степени тяжести и последствиям на тяжёлые и обыденные[2][7].

Восьмеричная схема на Востоке[править | править код]

Учение о восьми главных грехах сформировалось в монашеской среде, в восточной христианской аскетике. Перечень восьми главных грехов был широко распространён в ранней аскетической литературе[8]. Ещё Киприан Карфагенский, умерший в 258 году, в сочинении «О смертности» (в «Патрологии Миня» — De mortalitate[9]) упоминал восемь главных грехов[2]. Иоанн Кассиан в начале V века[10] в сочинении «Собеседования» (Collationes) говорит, что учение о восьми главных грехах принято повсюду[11]. Однако первым христианским автором, в трудах которого точно и определённо излагается учение о восьми главных грехах, считается Евагрий Понтийский, который в конце IV века изложил это учение в сочинении «О восьми злых помыслах» (в Добротолюбии это — «О восьми помыслах к Анатолию»[12], в «Патрологии Миня» — De octo vitiosis cogitationibus[13])[8].

В этом сочинении Евагрия Понтийского суть учения о главных грехах сформулирована в самом начале следующими словами: «Есть восемь всех главных помыслов, от которых происходят все другие помыслы. Первый помысел чревоугодия, и после него — блуда, третий — сребролюбия, четвёртый — печали, пятый — гнева, шестой — уныния, седьмой — тщеславия, восьмой — гордости. Чтоб эти помыслы тревожили душу, или не тревожили, это не зависит от нас, но чтоб они оставались в нас надолго или не оставались, чтоб приводили в движение страсти, или не приводили, — это зависит от нас».

Евагрий писал на греческом языке, и его перечень главных грехов выглядит так:

  1. Γαστριμαργία — дословно: чревоугодие (обжорство)
  2. Πορνεία — дословно: блуд (прелюбодеяние, половая распущенность)
  3. Φιλαργυρία — дословно: сребролюбие (алчность, корысть)
  4. Λύπη — дословно: скорбь (печаль)
  5. Ὀργή — гнев
  6. Ἀκηδία — уныние
  7. Κενοδοξία — дословно: тщеславие
  8. Ὑπερηφάνεια — дословно: высокомерие (гордыня, гордость)

После Евагрия появляются сочинения других христианских авторов, развивающих учение о восьми главных грехах, например, преподобных Нила Синайского[14], Ефрема Сирина[15], Иоанна Лествичника[16] и других, из поздних православных святых — святителя Игнатия Брянчанинова[17]. Отличием традиционной восьмеричной схемы главных грехов от списка Евагрия Понтийского является то, что гнев и печаль меняются местами: гнев ставится на четвёртое, а печаль — на пятое место. Восемь указанных грехов условно рассматриваются как «плотские» (чревоугодие и блуд) и «душевные» (сребролюбие, гнев, печаль, уныние, тщеславие и гордость)[18].

Восьмеричная схема на Западе[править | править код]

В западном христианстве учение о восьми главных грехах получило распространение благодаря трудам Иоанна Кассиана, который перенёс в западное монашество опыт аскетических традиций и практики, распространённых в Египте во второй половине IV в[19]. В египетском монашестве Иоанн Кассиан испытал сильное влияние учения Евагрия Понтийского[19] и, возможно, был знаком с Евагрием лично[20]. Кассиан заимствует учение о восьми главных пороках (principalia vitia) или страстях (principales passiones), как принято в восточной христианской традиции, от Евагрия Понтийского. Отличием схемы Кассиана от схемы Евагрия является взаимное расположение страстей гнева и печали. О восьми главных грехах Иоанн писал в двух известных своих сочинениях: «О правилах общежительных монастырей» (De institutis coenobiorum[21][22]) и «Собеседованиях» (Collationes[23])[2] между 420 и 427 годами[10].

Иоанн Кассиан писал на латыни, и его перечень восьми страстей в переводе с латыни таков[24]:

  1. Gula (чревоугодие)
  2. Fornicatio (блуд)
  3. Avaritia (сребролюбие)
  4. Ira (гнев)
  5. Tristitia (печаль)
  6. Acedia (уныние)
  7. Vanagloria (тщеславие)
  8. Superbia (гордость)

После Кассиана восемь главных грехов в западной христианской традиции различали некоторые другие авторы, такие как Колумбан и Алкуин[2].

Западная схема семи главных грехов[править | править код]

Изображение семи грехов в книге Иоанна Бузаеуса (лат. Johannes Busaeus)[25]. «Panarion, hoc est, Arca medica variis diuinae scripturae, priscorumque Patrum antidotis, aduersus animi morbos instructa et in gratiam confessariorum concionatorum, et religiosae vita cultorum». 1608.

Число семь, укрепившееся в католической традиции, для главных грехов в западном христианстве ввёл папа Григорий I Великий. Он перечислил семь главных грехов, которые затем включил в катехизис церкви, в сочинении под названием «Толкование на Книгу Иова, или Нравственные толкования» (Expositio in librum Iob sive Moralia[26])[2]. В восьмеричной схеме он объединил в один грех печаль с унынием и добавил зависть, но выделил гордость, поставив её началом других грехов. Он писал, что «гордость — это корень всего зла, о котором говорится, как свидетельствует Священное Писание. Гордость — это начало всех грехов. Но семь главных пороков, как её первое потомство, происходят, несомненно, из этого ядовитого корня»[27]. Он изменил также последовательность грехов, происходящих из гордости, поставив на первое место тщеславие, а затем другие «душевные» грехи, а «плотские» грехи поставив в конец. В результате список семи главных грехов, происходящих из гордости, составленный папой Григорием, получил следующий вид:

  1. Inanis gloria (тщеславие)
  2. Invidia (зависть)
  3. Ira (гнев)
  4. Tristitia (печаль, уныние)
  5. Avaritia (алчность)
  6. Gula (чревоугодие)
  7. Luxuria (похоть, блуд)[27]

Поэт Данте Алигьери в поэме Божественная комедия (около 1307—1321), во второй её части, описывает семь кругов чистилища в порядке, соответствующем этому перечислению семи грехов папой Григорием I[28].

В Средние века большое влияние на развитие учения о семи главных грехах в католической теологии оказал святой Фома Аквинский, который занимался развитием этого учения в фундаментальном труде «Сумма теологии». Фома писал сочинения на латыни и в рассуждениях по этому поводу предпочитал употреблять термин vitium (англ. vice)[2][29], подразумевающий в контексте порок, склад характера, склоняющий к совершению греха. Фома отличал это понятие от греха как неверного с моральной точки зрения действия. Он утверждал, что грех превосходит порок в зле[30].

Фома Аквинский определил главные пороки в качестве источника множества грехов следующим образом: «главный порок таков, что имеет чрезвычайно желанную цель, так что в её вожделении человек прибегает к совершению многих грехов, которые все берут начало в этом пороке как их главной причине»[2]. Фома рассматривал те же семь главных грехов, которые перечислил папа Григорий, но в несколько ином порядке. Тот же самый список главных грехов предоставлял святой Бонавентура в сочинении «Краткое изложение богословия» (Breviloquium)[31]. Тем не менее, в Сумме теологии мы можем встретить утверждение: «лень — это смертный грех» (acedia est peccatum mortale)[32]

К XVIII веку учение о семи смертных грехах проникает и в русское православие. В частности, его активно использует Тихон Задонский[33]:

  1. гордость — бесчинное желание власти и славы
  2. лакомство (сластолюбие) — безмерное желание внешних благ, желание иметь богатство и стяжание
  3. блуд
  4. обжорство или чревоугодие
  5. зависть
  6. гнев
  7. леность или уныние
  1. ↑ Катехизис Католической церкви, 1866
  2. 1 2 3 4 5 6 7 8 O'Neil A. C. Sin // The Catholic Encyclopedia. — New York: Robert Appleton Company, 1912. — Vol. 14.
  3. ↑ Катехизис католической церкви. 4 издание на русском языке 2001 года. — С. 442. Примечание.
  4. ↑ Восемь главных грехов // Жизнь во Христе. Нравственный катехизис. — Львов: Издательство Украинского Католического Университета, 2004. — С. 82—90.
  5. Cвященник Сергий Дергалев. Восемь главных страстей // Введение в православную аскетику
  6. ↑ Священник Павел Гумеров. Восемь смертных грехов и борьба с ними // Православие.Ру
  7. ↑ Катехизис Католической церкви, 1854—1863
  8. 1 2 Викентий Фрадински. Жизнь, богословские труды и нравственно-аскетическое учение прп. Нила Синайского
  9. ↑ Cyprianus, De mortalitate, IV
  10. 1 2 Guy J.-C. Institutions // Sources chrétiennes. Vol. 109 / Texte latin revue, introd., trad. et notes par J.-C. Guy. Paris, 1965. P. 11; Уивер Р. Х. Божественная благодать и человеческое действие: исследование полупелагианских споров. М., 2006. С. 112
  11. ↑ Joannis Cassiani, Migne lat. s., t. 49, Collat V, cap. XVIII, col. 635 AB
  12. Авва Евагрий. О восьми помыслах Анатолию
  13. ↑ Evagrius Ponticus. «De octo vitiosis cogitationibus». Migne gr. s., t. 40, cap. I—IX, col. 1272—1276 AB
  14. Преподобный Нил Синайский. О восьми духах зла
  15. Преподобный Ефрем Сирин. О борьбе с восемью главными страстями
  16. Преподобный Иоанн Лествичник. О борьбе с восьмью главными страстями
  17. Святитель Игнатий Брянчанинов. Аскетические опыты. Том 1. Восемь главных страстей с их подразделениями и отраслями
  18. Иванов М. С. Грех // Православная энциклопедия. — М. : Церковно-научный центр «Православная энциклопедия», 2006. — Т. XII. — С. 330—345. — 752 с. — 39 000 экз. — ISBN 5-89572-017-X.
  19. 1 2 Фокин А. Р. Учение преподобного Иоанна Кассиана о делании и созерцании // Богослов.Ру. — 16.11.2010. Архивировано 25 мая 2012 года.
  20. Омэнн Д. Глава 4. Монашество на Западе // Христианская духовность в католической традиции / Пер. с англ.. — Минск, 1994.
  21. ↑ John Cassian. Institutes (Book V) (англ.)
  22. ↑ Полное изложение на русском языке: Преподобный Иоанн Кассиан Римлянин. Послание к Кастору, епископу Аптскому, о правилах общежительных монастырей (Книги 5 — 12) // Писания преподобнаго отца Иоанна Кассиана Римлянина / пер. с лат. епископа Петра. — Издание 2-е. Афонскаго Русскаго Пантелеимонова монастыря. — М.: Типо-Литография И. Ефимова, 1892. — С. 7–27.
  23. ↑ John Cassian. Conference 5 (англ.)
  24. Святой Иоанн Кассиан Римлянин. Добротолюбие. Том второй. — Глава 5. Общее очертание страстей и борьбы с ними. — Глава 6. Борьба с восемью главнейшими страстями.
  25. ↑ Busaeus, Johannes (1543—1611), Jesuit
  26. Sanctus Gregorius Magnus. Expositio in librum Iob sive Moralia, XXXI, xvii (лат.)
  27. 1 2 St. Gregory the Great. Book 31. Chapter 87 // Morals on the Book of Job = Expositio in librum Iob sive Moralia. — London: Oxford, John henry Parker; J.G.F. and J. Rivinston, 1844. (англ.)
  28. Godsall-Myers Jean E. Speaking in the medieval world. — Brill, 2003. — P. 27. — ISBN 90-04-12955-3.
  29. Fr. William Saunders. What are Capital Sins? // Catholic Education Resource Center.
  30. Delany J. Vice // The Catholic Encyclopedia. — New York: Robert Appleton Company, 1912. — Vol. 15.
  31. St. Bonaventure. Breviloquium Архивная копия от 15 мая 2013 на Wayback Machine, III Архивная копия от 15 мая 2013 на Wayback Machine, 9.
  32. ↑ Фома Аквинский. Сумма теологии. secunda pars secundae partis a quaestione XXXV
  33. ↑ Должность священническая о семи святых Таинствах. О святом таинстве Покаяния

ru.wikipedia.org

7 смертных грехов, или Сколько страстей могут нас погубить на самом деле

Вопреки распространенному мнению, выражение «семь смертных грехов» отнюдь не указывает на некие семь поступков, которые бы являлись самыми тяжелыми грехами. В действительности список таких поступков может быть намного длиннее. А число «семь» указывает здесь лишь на условное объединение этих грехов в семь основных групп.

Материал по теме


Мир, который увидят наши дети

Cегодня у разговоров о будущем есть интересная особенность — за время, пока мы обсуждаем, как то или иное новшество повлияет на нашу жизнь, это новшество уже входит в жизнь и завладевает ею. А нам остается думать не о том, что случится, но как быть с тем, что уже произошло. В век прогресса будущее успевает стать прошлым, пока мы пьем утренний кофе.

Св. Феофан Затворник пишет об отличии смертного греха от менее тяжкого: «Смертный грех есть тот, который отнимает у человека нравственно-христианскую жизнь его. Если нам известно, в чем нравственная жизнь, то определение смертного греха не трудно. Жизнь христианская есть ревность и сила пребывать в общении с Богом исполнением Его святого закона. Потому всякий грех, который погашает ревность, отнимает силу и расслабляет, отдаляет от Бога и лишает Его благодати, так что человек после него не может воззреть на Бога, а чувствует себя отделенным от Него; всякий такой грех есть грех смертный. …Такой грех лишает человека благодати, полученной в крещении, отнимает Царство Небесное и отдает суду. И это все утверждается в час греха, хотя не совершается видимо. Такого рода грехи изменяют все направление деятельности человека и самое его состояние и сердце, образуют как бы новый источник в нравственной жизни; почему иные определяют, что смертный грех есть тот, который изменяет центр деятельности человеческой».

Смертными эти грехи называются потому, что отпадение человеческой души от Бога — это смерть души. Без благодатной связи со своим Создателем душа мертвеет, становится неспособной к переживанию духовной радости ни в земной жизни человека, ни в посмертном своем существовании.

И не так уж важно, на сколько категорий подразделяются эти грехи — на семь или на восемь. Гораздо важнее помнить о той страшной опасности, которую таит в себе любой такой грех, и всячески стараться избегать этих смертоносных ловушек. А еще — знать, что даже для согрешивших таким грехом остается возможность спасения. Святитель Игнатий (Брянчанинов) говорит: «Впадший в смертный грех да не впадает в отчаяние! Да прибегает к врачевству покаяния, к которому призывается до последней минуты его жизни Спасителем, возвестившим во Святом Евангелии: верующий в Меня, если и умрет, оживет (Ин 11:25). Но бедственно пребывать в смертном грехе, бедственно — когда смертный грех обратится в навык!»

А преподобный Исаак Сирин сказал еще определеннее: «Нет греха непростительного, кроме греха нераскаянного».

Семь смертных грехов

1.  Гордость

«Началом гордыни бывает обычно презрение. Тот, кто презирает и считает за ничто других — одних считает бедными, других людьми низкого происхождения, третьих невеждами, вследствие такого презрения доходит до того, что почитает себя одного мудрым, благоразумным, богатым, благородным и сильным.

…Как узнается гордый и чем исцеляется? Узнается потому, что домогается предпочтения. А исцеляется, если будет верить суду Сказавшего: Бог гордым противится, а смиренным дает благодать (Иак 4:6). Впрочем, надо знать, что, хотя убоится суда, произнесенного за гордость, однако не может исцелиться от этой страсти, если не оставит всех помышлений о своей предпочтительности».

Свт. Василий Великий

Гордость — самодовольное упоение собственными достоинствами, подлинными или мнимыми. Овладев человеком, она отсекает его сначала от людей малознакомых, потом — от родных и друзей. И наконец — от самого Бога. Никто не нужен гордому, даже восторг окружающих его не интересует, и лишь в себе самом он видит источник собственного счастья. Но как любой грех, гордость не приносит подлинной радости. Внутреннее противостояние всему и вся иссушает душу гордого человека, самодовольство, словно короста, покрывает ее грубым панцирем, под которым она мертвеет и становится неспособной к любви, дружбе и даже к простому искреннему общению.

2  Зависть

«Зависть есть печаль из-за благополучия ближнего, которая <…> ищет не добра для себя, а зла для ближнего. Завистливый хотел бы видеть славного бесчестным, богатого — убогим, счастливого — несчастным. Вот цель зависти — видеть, как завидуемый из счастья впадает в бедствие».

Святитель Илья Минятий

Такое расположение человеческого сердца становится стартовой площадкой для самых страшных преступлений. А также бесчисленного множества больших и мелких пакостей, которые люди творят только ради того, чтобы другому человеку стало плохо или хотя бы перестало быть хорошо.

Но даже если и не вырвется этот зверь наружу в виде преступления или конкретного поступка, то разве легче от этого будет самому завистнику? Ведь, в конце концов, таким страшным мироощущением он просто преждевременно загонит в себя в могилу, но даже смерть не прекратит его страданий. Потому что после смерти зависть будет терзать его душу с еще большей силой, но уже без малейшей надежды на ее утоление.

3 Чревоугодие

«Чревоугодие разделяется на три вида: один вид побуждает принимать пищу раньше определенного часа; другой любит только пресыщаться, какой бы то ни было пищей; третий хочет лакомой пищи. Против этого христианин должен иметь троякую осторожность: ожидать определенного времени для принятия пищи; не пресыщаться; довольствоваться всякой самой скромной пищей».

Преподобный Иоанн Кассиан Римлянин

Чревоугодие — рабство собственному желудку. Оно может проявлять себя не только в безумном обжорстве за праздничным столом, но и в кулинарной разборчивости, в тонком различении оттенков вкуса, в предпочтении изысканных блюд простой пище. С точки зрения культуры между грубым обжорой и утонченным гурманом — пропасть. Но оба они — рабы своего пищевого поведения. И для того, и для другого еда перестала быть средством поддержания жизни тела, превратившись в вожделенную цель жизни души.

4 Блуд

«…сознание все более и более наполняется картинами сладострастия, грязными, жгучими и соблазнительными.

Материал по теме


Святой Иоанн Кронштадтский: пророк ХХ века

Из его дневника мы видим не благостный хрестоматийный образ угодника Божия, а живого человека, который на своей шкуре знает, что такое грех, что такое страсть, который раздражается, гневается, обижается, соблазняется — но и находит в себе силы на подлинное покаяние, преодолевает все это в себе. Вот это очень полезно почитать тем, кто еще не сделал свой религиозный выбор: смотрите, вот как пролегает дорога к святости.

Сила и ядовитый чад этих образов, чарующих и позорных, таковы, что вытесняют из души все возвышенные мысли и желания, которые увлекали (молодого человека) раньше. Нередко бывает, что человек не в состоянии думать более ни о чем другом: им всецело владеет демон страсти. На каждую женщину он не может смотреть иначе, как на самку. Мысли одна другой грязнее ползут в его отуманенном мозгу, а в сердце одно желание — удовлетворить свою похоть. Это уже состояние животного или, вернее, хуже животного, потому что животные не доходят до того разврата, до которого доходит человек».

Священномученик Василий Кинешемский

 

Грех блуда включает в себя все проявления половой активности человека вопреки естественному способу их осуществления в браке. Беспорядочная половая жизнь, супружеские измены, всевозможные извращения — все это различные виды проявления блудной страсти в человеке. Но хотя это и телесная страсть, истоки ее лежат в сфере ума и воображения. Поэтому к блуду Церковь относит и непристойные мечтания, просмотр порнографических и эротических материалов, рассказ и слушание похабных анекдотов и шуток — все то, что способно возбудить в человеке фантазии на сексуальную тему, из которых потом вырастают и телесные грехи блуда.

5 Гнев

«Посмотри на гнев, какие знаки своего мучительства он оставляет. Смотри, что человек делает в гневе: как негодует и шумит, клянет и ругает сам себя, терзает и бьет, ударяет по голове и лицу своему, и весь трясется, как в лихорадке, словом, он похож на бесноватого. Если внешний вид его так неприятен, что же делается в его бедной душе? …Видишь какой страшный яд скрыт в душе, и как горько он мучит человека! Его жестокие и тлетворные проявления говорят о нем».

Святитель Тихон Задонский

Человек в гневе страшен. А между тем гнев — естественное свойство человеческой души, вложенное в нее Богом для отвержения всего греховного и неподобающего. Этот полезный гнев был извращен в человеке грехом и превратился в гнев на ближних людей порой по самым ничтожным поводам. Обиды другим людям, ругань, оскорбления, крики, драки, убийства — все это дела неправедного гнева.

6 Алчность (корыстолюбие)

«Корысть есть ненасытимое желание иметь, или искание и стяжание вещей под видом пользы, затем только, чтобы сказать об них: мои. Предметов этой страсти множество: дом со всеми его частями, поля, слуги, а главное — деньги, потому что ими можно всё доставать».

Святитель Феофан Затворник

Иногда считают, что этим духовным недугом могут страдать исключительно богатые люди, уже обладающие богатством и стремящиеся его преумножить. Однако и человек среднего достатка, и малоимущий, и совершенно нищий — все подвержены этой страсти, поскольку заключается она не в обладании вещами, материальными благами и богатством, а — в болезненном, непреодолимом желании ими обладать.

 

7 Уныние (лень)

«Уныние — это продолжительное и одновременное движение яростной и вожделеющей части души. Первая неистовствует по поводу того, что находится в ее распоряжении, вторая, напротив, тоскует по тому, чего ей недостает».

Евагрий Понтийский

Материал по теме


Как святые меняли историю

Русские праведники в роли истребителей греха

Унынием принято считать общее расслабление душевных и телесных сил, соединенное с крайним пессимизмом. Но важно понимать, что уныние наступает у человека вследствие глубокой рассогласованности способностей его души, ревностности (эмоционально окрашенного стремления к действию) и воли.

В обычном состоянии воля определяет для человека цель его устремлений, а ревностность является «мотором», который позволяет двигаться к ней, преодолевая трудности. При унынии же человек направляет ревностность на свое нынешнее, далекое от поставленной цели состояние, а воля, оставшись без «двигателя», превращается в постоянный источник тоски о несбывшихся планах. Эти две силы унывающего человека вместо движения к цели как бы «тянут» его душу в разные стороны, доводя ее до полного изнеможения.

Такая рассогласованность — результат отпадения человека от Бога, трагическое следствие попытки устремить все силы своей души к земным вещам и радостям, в то время как даны они нам были для устремления к радостям небесным.

Читайте также:

В оформление использованы фрагменты мозаики алтарной части крипты базилики Нотр-Дам-де-Фурвьер, Лион, Франция, 1872-1884  г 

 

foma.ru

Смертные грехи в православии. Список

«Спаси, Господи!». Спасибо, что посетили наш сайт, перед тем как начать изучать информацию, просим подписаться на наше православное сообщество в Инстаграм  Господи, Спаси и Сохрани † -  https://www.instagram.com/spasi.gospodi/ .  В сообществе больше 58 000 подписчиков.

Нас, единомышленников, много и мы быстро растем, выкладываем молитвы, высказывание святых, молитвенные просьбы, своевременно выкладывам полезную информацию о праздниках и православных событиях... Подписывайтесь. Ангела Хранителя Вам!

«Спаси, Господи!». Спасибо, что посетили наш сайт, перед тем как начать изучать информацию, просим подписаться на наше православное сообщество в Инстаграм  Господи, Спаси и Сохрани † -  https://www.instagram.com/spasi.gospodi/ .  В сообществе больше 60 000 подписчиков.

Нас, единомышленников, много и мы быстро растем, выкладываем молитвы, высказывания святых, молитвенные просьбы, своевременно выкладывам полезную информацию о праздниках и православных событиях... Подписывайтесь. Ангела Хранителя Вам!

Многие верующие люди, читая святые писания, часто обращают внимание на такое выражение как «семь смертных грехов». Эти слова не относятся к каким-то определенным семи поступкам, ведь список таких деяний может быть намного больше. Это число указывает только на условное группирование поступков в семь основных групп.

Григорий Великий был первым, кто предложил такое разделение еще в 590 году. В церкви также существует и свое разделение, в котором существует восемь основных страстей. В переводе с церковнославянского языка слово «страсть» означает страдание.Другие же верующие и проповедники считают, что существует 10 грехов в православии.

Смертные грехи в православии

Смертным грехом называют самый тяжелый из возможных грехов. Искупить его можно только покаянием. Совершение такого греха не позволяет душе человека попасть в рай. В основном в православии насчитывают семь смертных грехов.

А называют их смертными потому что постоянное их повторение приводит к гибели бессмертной души человека, а следовательно ее попаданию в ад. Такие поступки берут себе за основу библейские тексты. Их появление в текстах богословов датируется более поздним временем.

Смертные грехи в православии. Список.

  1. Гнев, злость, месть. В эту группу относят поступки, которые на противовес любви, несут разрушение.
  2. Похоть, распутство, блуд. Эта категория несет в себе деяния, которые приводят к чрезмерному желанию удовольствия.
  3. Лень, праздность, уныние. Относятся нежелание выполнять как духовную, так и физическую работу.
  4. Гордыня, тщеславие, высокомерие. Неверием в божественное считается самонадеянность, похвальба, чрезмерная уверенность в себе.
  5. Зависть, ревность. В эту группу относят недовольство тем, что имеют, уверенность в несправедливости мира, желание чужого статуса, имущества, качеств.
  6. Чревоугодие, обжорство. Потребность употреблять больше необходимого также относят к страсти.
  7. Сребролюбие, алчность, жадность, скупость. Больше всего обращается внимание на то, когда желание приумножить свое материальное состояние происходит в ущерб духовному благосостоянию.

Перечень грехов для исповеди в православии

Исповедь относят к обрядам, которые помогают избавится от грехов и очистить душу. Священнослужители считают, что если покаяние подкреплено милостыней, усердной молитвой и постом, то после него человек может вернутся в то состояние, в котором пребывал Адам до грехопадения.

Проходить на исповедь может в любой о обстановке, но зачастую это храм во время богослужения или другое время, которое назначит священник. Человек, который желает покаяться, должен быть крещенным, ходить в Православную церковь, признавать основы православия и желать покаяться в своих грехах.

Для подготовки к исповеди необходимыми являются покаяние и вера. Рекомендуют поститься и читать покаянные молитвы. Кающемуся человеку необходимо исповедать свои грехи, чем самым показать признание своей греховности, выделяя при этом те страсти, которые ему особенно характерны.

Не лишним будет и называние конкретных грехов, которые отягощают его душу. Вот краткий перечень грехов для исповеди:

  • Обида на Бога.
  • Забота только о мирской жизни.
  • Нарушение Закона Божия.
  • Осуждение священнослужителей.
  • Неверие, маловерие, сомнения в существовании Бога, в истинности православной веры.
  • Оскорбление Бога, Пресвятой Богородицы, святых, святой Церкви. Упоминание Имени Божиего напрасно, без благоговения.
  • Нарушение постов, церковных установлений и молитвенного правила.
  • Невыполнение обещаний, которые были даны Богу.
  • Отсутствие христианской любви.
  • Непосещение или редкое посещение храма.
  • Зависть, злоба, ненависть.
  • Человекоубийство, аборты. Самоубийство.
  • Ложь, обман.
  • Отсутствие милосердия, неоказание помощи нуждающимся.
  • Гордость. Осуждение. Обида, не желание примириться, простить. Злопамятность.
  • Скупость, корыстолюбие, стяжательство, взяточничество.
  • Соблазн на любой грех.
  • Расточительность.
  • Суеверие.
  • Употребление алкоголя, табака, наркотиков..
  • Вступление в прямое общение с нечистой силой.
  • Блуд.
  • Азартные игры.
  • Развод.
  • Самооправдание.
  • Лень, печаль, чревоугодие, уныние.

Это не полный список грехов. Он может быть и расширенным. В заключение исповеди можно сказать так: согрешил(а) делом, словом, в помыслах, всеми чувствами души и тела. Не перечислить всех моих грехов, по множеству их. Но во всех своих грехах, как в высказанных, так и в забытых я раскаиваюсь.

Самый страшный грех в православии

Часто люди спорят о том, какой грех является самым страшным, а какие Бог согласен простить. Принято считать, что самоубийство относят к наиболее тяжкому греху. Его считают неисправимым, ведь уйдя из жизни, человек уже не может вымолить прощение у Бога для своей души.

Четкого ранжирования грехов в православии нет. Ведь если маленький грех не отмолить и не покаяться в нем, он может привести к гибели души человека и отяготить его.

Часто можно услышать о первородном грехе в православии. Так называют деяние Адама и Евы, которое они совершили. Так как он был совершен в первом роду людей, то и был признан первым грехом всего человечества. Этот грех повредил человеческую природу и передается потомкам по наследству. Дабы уменьшить его влияние на человека или вообще лишиться его рекомендуют крестить детей и приучать их к церкви.

Содомский грех в православии

Так принято называть греховный помысл, деяние или стремление, которое основано на сексуальном влечение человека к представителю (представителям) своего пола. Часто духовенство относили этот грех как один из видов блуда, хотя некоторые проводили между такими понятиями довольно четкую грань.

В свою же очередь грех блуда в православии относят к смертным грехам. Ведь считается, что при соединение с человеком происходит не только физическая, но и духовная близость. И все это остается на нашей душе. Она становится не чистой. В середине все как будто выжигается.

Именно поэтому необходимо каждый раз задумываться над своими плотскими желаниями, и думать о том, к чему это может привести.

Искупить грехи в православии мы самостоятельно не можем. Но у нас есть надежда, которую нам дал Господь. Для облегчения своих тягостей необходимо усердно молится. Необходимо ходить в храм и исповедаться перед Богом и батюшкой.

Это будет один из этапов покаяния. Далее обращайтесь к Господу с покаянными молитвами и Вам будут прощены Ваши огрехи.

«Господи Иисусе Христе, Сыне Божий. Изгони от меня все напасти, искушающие плотские страсти. В искуплении я припадаю, о грехах в суете забываю. Отпусти мне грехи, что случились, и они до сих пор не забылись. Те грехи, что в душе еще тлеют, слишком часто болезнями веют. Да будет воля твоя. Аминь».

Господь всегда с Вами!

  • Интересное в православии

ikona-i-molitva.info

Восемь смертных грехов и борьба с ними. Аскетика для современных мирян

Аскетика для современных мирян

священник Павел Гумеров

См.также: АУДИО. Аскетика для современных мирян

 

 

Статья 1. Нужна ли современному мирянину аскетика? Страсти и страдания

«Лествица» прп. Иоанна Лествичника

В старину на Руси излюбленным чтением всегда были «Добротолюбие», «Лествица» преподобного Иоанна Лествичника и другие душеполезные книги. Современные православные христиане, к сожалению, редко берут в руки эти великие книги. А жаль! Ведь в них содержатся ответы на вопросы, которые и сегодня очень часто задают на исповеди: «Батюшка, как не раздражаться?», «Отче, как бороться с унынием и леностью?», «Как жить в мире с близкими?», «Почему мы постоянно возвращаемся к одним и тем же грехам?». Эти и другие вопрошания приходится слышать каждому священнику. На эти вопросы отвечает богословская наука, которая называется аскетика. Говорит она о том, что такое страсти и грехи, как с ними бороться, как обрести мир душевный, как стяжать любовь к Богу и ближним.

Слово «аскетика» сразу вызывает ассоциации с древними подвижниками, египетскими пустынниками, монастырями. И вообще аскетические опыты, борьбу со страстями многие считают делом сугубо монашеским: мы, мол, люди немощные, в миру живем, мы уж так как-нибудь… Это, конечно, глубокое заблуждение. К ежедневной борьбе, войне со страстями и греховными привычками призван каждый православный христианин без исключения. Об этом говорит нам апостол Павел: «Те, которые Христовы (то есть все христиане. – Авт.) распяли плоть со страстями и похотями» (Гал. 5:24). Как солдаты принимают присягу и дают торжественное обещание – клятву – защищать Отечество и сокрушать его врагов, так и христианин как воин Христов в таинстве крещения присягает на верность Христу и «отрекается от диавола и всех дел его», то есть от греха. А значит, предстоит бой с этими лютыми врагами нашего спасения – падшими ангелами, страстями и грехами. Бой не на жизнь, а на смерть, бой трудный и ежедневный, если не ежечасный. Поэтому «покой нам только снится».

Возьму на себя дерзновение сказать, что аскетику можно назвать в некотором роде христианской психологией. Ведь слово «психология» в переводе с греческого языка значит «наука о душе». Это наука, изучающая механизмы человеческого поведения и мышления. Практическая психология помогает человеку справиться со своими дурными наклонностями, победить депрессию, научиться ладить с самим собой и людьми. Как видим, предметы внимания аскетики и психологии одни и те же.

Святитель Феофан Затворник говорил, что нужно составить учебник по христианской психологии, и сам применял в своих наставлениях вопрошающим психологические аналогии. Беда в том, что психология не является единой научной дисциплиной, такой как физика, математика, химия или биология. Существует множество школ, направлений, которые называют себя психологией. К психологии относятся и психоанализ Фрейда и Юнга, и новомодные течения вроде нейролингвистического программирования (НЛП). Некоторые направления в психологии совершенно неприемлемы для православных христиан. Поэтому приходится собирать какие-то знания по крупицам, отделяя зерна от плевел.

Попытаюсь, используя некоторые знания из практической, прикладной психологии, переосмыслить их согласно с учением святых отцов о борьбе со страстями.

Перед тем как начать говорить об основных страстях и методах борьбы с ними, давайте зададим себе вопрос: «А для чего мы боремся с нашими грехами и страстями?». Недавно услышал, как один известный православный богослов, профессор Московской духовной академии (не буду называть его имени, так как очень уважаю его; он был моим преподавателем, но в данном случае я в корне не согласен с ним) сказал: «Богослужение, молитва, пост – все это, так сказать, строительные леса, подпорки для возведения здания спасения, но не цель спасения, не смысл христианской жизни. А цель – избавление от страстей». Не могу с этим согласиться, так как избавление от страстей тоже не самоцель, а об истинной же цели говорит преподобный Серафим Саровский: «Стяжи дух мирен – и вокруг тебя спасутся тысячи». То есть цель жизни христианина – стяжание любви к Богу и ближним. Сам Господь говорит только о двух заповедях, на которых зиждется весь закон и пророки. Это «возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всем разумением твоим» и «возлюби ближнего твоего, как самого себя» (Мф. 22:37,39). Христос не сказал, что это просто две из десяти, двадцати других заповедей, но сказал, что «на сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки» (Мф. 22:40). Это самые главные заповеди, исполнение которых является смыслом и целью христианской жизни. А избавление от страстей – это тоже лишь средство, как и молитва, богослужение и пост. Если бы избавление от страстей было целью христианина, то мы недалеко бы ушли от буддистов, которые тоже ищут бесстрастия – нирваны.

Человеку невозможно исполнить две главные заповеди, пока над ним господствуют страсти. Человек, подверженный страстям, грехам любит себя и свою страсть. Разве может тщеславный, гордый любить Бога и ближних? А находящийся в унынии, гневе, служащий сребролюбию? Вопросы риторические.

Служение страстям и греху не позволяет христианину исполнить самую главную, ключевую заповедь Нового Завета – заповедь о любви.

Страсти и страдания^

С церковнославянского языка слово «страсть» переводится как «страдание». Отсюда, например, слово «страстотерпец», то есть терпящий страдания, мучения. И действительно, ничто так не мучает людей: ни болезни, ни что-либо другое, – как собственные страсти, укоренившиеся грехи.

Сначала страсти служат удовлетворению греховных потребностей людей, а потом люди сами начинают служить им: «Всякий, делающий грех, есть раб греха» (Ин. 8:34).

Конечно, в каждой страсти есть элемент греховного удовольствия для человека, но, тем не менее, страсти мучают, терзают и порабощают грешника.

Самые яркие примеры страстной зависимости – алкоголизм и наркомания. Потребность в алкоголе или наркотиках не только порабощает душу человека, но алкоголь и наркотики становятся необходимой составляющей его обмена веществ, частью биохимических процессов в его организме. Зависимость от алкоголя или наркотиков – это зависимость духовно-телесная. И лечить ее нужно двояко, то есть врачуя и душу, и тело. Но в основе лежит грех, страсть. У алкоголика, наркомана разваливается семья, его выгоняют с работы, он теряет друзей, но все это он приносит в жертву страсти. Человек, зависимый от алкоголя или наркотиков, готов на любое преступление, чтобы удовлетворить свою страсть. Недаром 90% преступлений совершаются под воздействием алкогольно-наркотических веществ. Вот как силен демон пьянства!

Другие страсти могут не меньше порабощать душу. Но при алкоголизме и наркомании порабощение души еще усиливается телесной зависимостью.

Люди, далекие от Церкви, от духовной жизни часто видят в христианстве одни запреты. Мол, напридумывали каких-то табу, ограничений, чтобы людям жизнь усложнить. Но в Православии нет ничего случайного, лишнего, все очень гармонично и закономерно. В мире духовном, как и в мире физическом, есть свои законы, которые, как и законы природы, нельзя нарушить, иначе это приведет к ущербу и даже к катастрофе. Часть этих законов выражена в заповедях, которые оберегают нас от беды. Заповеди, нравственные предписания можно сравнить с табличками, предупреждающими об опасности: «Осторожно, высокое напряжение!», «Не влезай, убьет!», «Стой! Зона радиационного заражения» и подобным, или с надписями на емкостях с ядовитыми жидкостями: «Ядовито», «Токсично» и прочее. Нам, конечно, дана свобода выбора, но если мы не будем обращать внимание на тревожные надписи, обижаться потом нужно будет только на себя. Грех – нарушение очень тонких и строгих законов духовной природы, и он наносит вред, в первую очередь, самому согрешившему. А в случае со страстями вред от греха усиливается многократно, ибо грех становится постоянным, приобретает характер хронической болезни.

Слово «страсть» имеет два значения.

Во-первых, как говорит преподобный Иоанн Лествичник, «страстью называют уже самый порок, от долгого времени вгнездившийся в душе и через навык сделавшийся как бы природным ее свойством, так что душа уже произвольно и сама собой к нему стремится» (Лествица. 15:75). То есть страсть – это уже нечто большее, чем грех, это греховная зависимость, рабство определенному виду порока.

Во-вторых, слово «страсть» – это название, объединяющее целую группу грехов. Например, в книге «Восемь главных страстей с их подразделениями и отраслями», составленной святителем Игнатием (Брянчаниновым), перечислены восемь страстей, и после каждой идет целый список грехов, объединенных этой страстью. Например, гнев: вспыльчивость, принятие гневных помыслов, мечтание гнева и отмщения, возмущение сердца яростью, помрачение его ума, непрестанный крик, спор, бранные слова, ударение, толкание, убийство, памятозлобие, ненависть, вражда, мщение, оклеветание, осуждение, возмущение и обида на ближнего.

Большинство святых отцов говорят о восьми страстях:

1. чревообъядение,
2. любодеяние,
3. сребролюбие,
4. гнев,
5. печаль,
6. уныние,
7. тщеславие,
8. гордость.

Некоторые, говоря о страстях, объединяют печаль и уныние. Вообще-то это несколько разные страсти, но разговор об этом пойдет ниже.

Иногда восемь страстей называют смертными грехами. Такое название страсти имеют потому, что могут (если полностью завладеют человеком) нарушить духовную жизнь, лишить спасения и привести к вечной смерти. Согласно святым отцам, за каждой страстью стоит определенный бес, зависимость от которого и делает человека пленником определенного порока. Это учение коренится в Евангелии: «Когда нечистый дух выйдет из человека, то ходит по безводным местам, ища покоя, и не находя, говорит: возвращусь в дом свой, откуда вышел, и придя, находит его выметенным и убранным; тогда идет и берет с собой семь других духов, злейших себя, и войдя, живут там, – и бывает для человека того последнее хуже первого» (Лк. 11: 24–26).

Про семь страстей обычно пишут западные богословы, например Фома Аквинат. На Западе вообще числу «семь» придают особое значение.

Страсти являются извращением естественных человеческих свойств и потребностей. В человеческой природе есть потребность к пище и питью, стремление к продолжению рода. Гнев может быть праведным (например, к врагам веры и Отечества), а может привести к убийству. Бережливость может переродиться в сребролюбие. Мы скорбим о потере близких людей, но это не должно перерастать в отчаяние. Целеустремленность, упорство не должны приводить к гордости.

Один западный богослов приводит очень удачный пример. Он сравнивает страсть с псом. Очень хорошо, когда пес сидит на цепи и охраняет наш дом, но беда, когда он залез лапами на стол и пожирает наш обед.

Святой Иоанн Кассиан Римлянин говорит, что страсти подразделяются на душевные, то есть исходящие из душевных склонностей, например: гнев, уныние, гордость и т.д. Они питают душу. И телесные: они в теле зарождаются и тело питают. Но так как человек душевно-телесен, то страсти разрушают как душу, так и тело.

Этот же святой пишет, что первые шесть страстей как бы происходят одна из другой, и «излишество предыдущей дает начало последующей». Например, от излишнего чревоугодия происходит блудная страсть. От блуда – сребролюбие, от сребролюбия – гнев, от гнева – печаль, от печали – уныние. И лечится каждая из них изгнанием предыдущей. Например, чтобы победить блудную страсть, нужно связать чревоугодие. Чтобы победить печаль, нужно подавить гнев и т.д.

Особо стоят тщеславие и гордость. Но и они взаимосвязаны. Тщеславие дает начало гордости, и бороться с гордостью нужно, победив тщеславие. Святые отцы говорят, что некоторые страсти совершаются телом, но зарождаются они все в душе, выходят из сердца человека, как говорит нам Евангелие: «Из сердца человека исходят злые помыслы, убийства, прелюбодеяния, любодеяния, кражи, лжесвидетельства, хуления – это оскверняет человека» (Мф. 15: 18–20). Самое страшное, что страсти не исчезают со смертью тела. А тело как инструмент, которым человек чаще всего совершает грех, умирает, исчезает. И невозможность удовлетворить свои страсти – вот что будет мучить и жечь человека после смерти.

И святые отцы говорят, что там страсти будут мучить человека гораздо сильнее, чем на земле, – без сна и отдыха палить как огнем. И не только телесные страсти будут мучить людей, не находя удовлетворения, как блуд или пьянство, но и душевные: гордость, тщеславие, гнев; ведь там тоже не будет возможности их удовлетворить. И главное, что бороться со страстями человек тоже не сможет; это возможно только на земле, ведь земная жизнь дается для покаяния и исправления.

Воистину чему и кому человек служил в земной жизни, с тем он будет и в вечности. Если служит своим страстям и диаволу, с ними и останется. Например, для наркомана ад – это будет бесконечная, никогда не прекращающаяся «ломка», для алкоголика – вечное похмелье и т.д. Но если человек служил Богу, был с Ним и на земле, он может надеяться, что и там будет с Ним.

Земная жизнь дается нам как подготовка к вечности, и мы здесь, на земле, определяемся с тем, что для нас главнее, что составляет смысл и радость нашей жизни – удовлетворение страстей или жизнь с Богом. Рай – это место особого присутствия Божия, вечное богоощущение, и насильно Бог туда никого не помещает.

Протоиерей Всеволод Чаплин приводит один пример – аналогию, позволяющую понять это: «На второй день Пасхи 1990 года владыка Костромской Александр служил первую со времен гонений службу в Ипатьевском монастыре. До последнего момента было неясно, состоится ли богослужение – таково было сопротивление музейных работников… Когда владыка вошел в храм, музейщики во главе с директрисой стояли в притворе с гневными лицами, некоторые со слезами на глазах: “Попы оскверняют храм искусства…” Во время крестного хода я держал чашу со святой водой. И вдруг владыка говорит мне: “Пошли в музей зайдем, в их кабинеты!”. Зашли. Владыка громко говорит: “Христос воскресе!” – и кропит музейщиков святой водой. В ответ – перекошенные от злобы лица. Наверное, так же богоборцы, перейдя черту вечности, сами откажутся войти в рай – им там будет невыносимо плохо».

Статья 2. Покаяние – основа духовной жизни

Человек – существо, которое ко всему привыкает. Привыкает и к своим грехам и страстям, хотя и чувствует ненормальность, неуютность своего положения. И при этом не имеет решимости и силы воли начать борьбу с грехами. Так, нередко супруги, некогда любившие друг друга, много лет живут в состоянии вялотекущего конфликта, мучаются и, конечно, хотели бы нормальных человеческих отношений, любви, но настолько привыкли к такой ситуации, настолько смирились с ней, что палец о палец не ударят, чтобы что-то изменить. Грехи – это то, что очень сильно мешает нам жить. Они являются причиной наших духовных, а иногда и физических болезней. Даже люди, весьма далекие от Церкви, это понимают. От гнева, уныния, чревоугодия, пьянства и других страстей мучаются не только христиане. Грехи не дают нам стать счастливыми даже здесь, на земле, что уж говорить о вечности. Как может быть счастливым человек, над которым властвуют гордость, тщеславие, гнев или блудная страсть?

Как начать борьбу со страстями? Святитель Феофан Затворник пишет: «Сначала надобно восстать против греха вообще возненавидением его, изгнать его из его главного места пребывания переломом воли, возбуждением жажды противления греху и покорением себя святой воле Божией, а потом уже восставать и против порождений сего греха, поражать остатки его в себе до возможного его в себе истощания». После того как мы твердо решили встать на борьбу с грехом, мы должны принести покаяние в нем. Ибо только в таинстве исповеди мы получаем разрешение от греха.

Остановимся на этом подробнее. Покаяние, без сомнения, является основой духовной жизни. Об этом свидетельствует Евангелие. Предтеча и Креститель Господень Иоанн начал свою проповедь словами: «Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное» (Мф. 3:2). Точно с таким же призывом выходит на общественное служение Господь наш Иисус Христос (см.: Мф. 4:17). Без покаяния невозможно приблизиться к Богу и победить свои греховные наклонности. Господь дал нам великий дар – исповедь, в которой мы разрешаемся от наших грехов, ибо священник наделен от Бога властью «вязать и решить» грехи человеческие.

Нередко можно слышать такое утверждение: «Как у вас, верующих, все легко: согрешил, потом покаялся – и Бог все простил». В Пафнутьевом Боровском монастыре был в советское время музей, и вот после осмотра посетителями монастыря и музея экскурсовод ставил пластинку с песней «Жило двенадцать разбойников» в исполнении Ф.И. Шаляпина. Федор Иванович своим бархатным басом выводил:

«Бросил своих он товарищей,
Бросил набеги творить,
Сам Кудеяр в монастырь пошел,
Богу и людям служить».

После прослушивания записи экскурсовод говорил примерно следующее: «Вот чему учит Церковь: греши, воруй, разбойничай – все равно потом можешь покаяться». Такая вот неожиданная трактовка известной песни. Так ли это? Действительно, есть люди, которые воспринимают таинство исповеди именно так. Как некую духовную моечную, душевую. Можно жить в грязи и не бояться: все равно потом все отмоется в душе. «Грязь не сало: потер – и отстало». Думаю, такая «исповедь» пользы не принесет. Человек будет подходить к таинству не во спасение, а в суд и осуждение. И формально «поисповедавшись», разрешения грехов от Бога он не получит. Не все так просто. Грех, страсть наносит душе большой вред, и даже принеся покаяние, человек несет последствия своего греха. Так у больного, переболевшего оспой, остаются на теле шрамы. Недостаточно просто исповедовать грех, нужно приложить усилия к тому, чтобы победить наклонность ко греху в своей душе. Так врач удаляет раковую опухоль и назначает курс химиотерапии, чтобы победить болезнь, не допустить рецидива. Конечно, не просто сразу оставить страсть. Но кающийся не должен лицемерить: «Покаюсь, и дальше буду грешить». Человек должен приложить все силы, чтобы встать на путь исправления, более не возвращаться ко греху. Просить у Бога помощи для борьбы со страстями: «Помоги мне, Господи, яко немощен есмь». Христианин должен сжигать за собой мосты, которые ведут обратно к греховной жизни. Покаяние по-гречески метаноия, что переводится как «изменение».

Для чего мы каемся, если Господь и так знает все наши грехи? Да, знает, но ждет от нас признания их. Приведу пример. Ребенок залез в буфет и съел все конфеты. Отец прекрасно понимает, кто это сделал, но ждет, когда сын сам придет и попросит прощения. И, конечно, в этот момент также ждет, что сын обещает постараться больше так никогда не делать. Исповедь, конечно, должна быть частной, а не общей. Я имею в виду практику, когда священник читает список грехов, а потом просто накрывает исповедника епитрахилью. Слава Богу, храмов, где так делают, осталось очень мало. «Общая исповедь» стала почти повсеместным явлением в советское время, когда осталось очень мало действующих храмов и по воскресным и праздничным дням, а также постами они были переполнены молящимися. Исповедовать всех желающих тогда было просто нереально. Проводить исповедь после вечерней службы тоже почти нигде не разрешалось. Один старый священник, прослуживший в храме более 50 лет, рассказал мне, что Великим постом батюшкам приходилось ходить по рядам исповедующихся, чтобы только успеть накрыть каждого епитрахилью. Конечно, такая «исповедь» – явление ненормальное, и пользы, очищения душе она не приносит.

Само слово «исповедь» означает, что христианин пришел поведать, исповедать, рассказать сам свои грехи. Священник в молитве перед исповедью читает: «Сия рабы Твоя словом разрешитеся благоволи». Сам человек разрешается от своих грехов посредством слова и получает от Бога прощение. Конечно, иногда бывает очень непросто, стыдно открывать свои греховные раны, но именно так мы избавляемся от наших греховных навыков – преодолевая стыд, вырывая их, как сорняк, из своей души. Без исповеди, без очищения от грехов и страстей невозможно с ними бороться. Сначала нужно их увидеть, вырвать, а потом сделать все, чтобы они не выросли вновь в нашей душе.

Невидение своих грехов – признак духовной болезни. Почему подвижники видели грехи свои бесчисленные, как песок морской? Все просто: они приближались к источнику света – к Богу и начинали замечать такие тайные места своей души, которые мы просто не замечаем. Они наблюдали свою душу в ее истинном состоянии. Довольно известный пример: допустим, в комнате грязно и не убрано, но сейчас ночь, и все скрыто полумраком. Кажется, что все более-менее нормально. Но вот забрезжил в окошко рассвет, в комнату проник первый лучик солнца, осветил ее половину. И мы начинаем замечать беспорядок. Дальше – больше, и когда солнце освещает уже всю комнату, грязь и разбросанные вещи видны повсюду. Чем ближе к Богу, тем виднее грехи.

К авве Дорофею пришел один знатный горожанин маленького города Газы, и авва спросил его: «Именитый господин, скажи мне, за кого ты считаешь себя в своем городе?». Тот ответил: «Считаю себя за великого и первого в городе». Тогда преподобный снова спросил его: «Если же ты пойдешь в Кесарию, за кого будешь считать себя там?». Человек тот ответил: «За последнего из тамошних вельмож». – «Если же ты отправишься в Антиохию, за кого ты будешь там себя считать?». – «Там буду считать себя за одного из простолюдинов». – «Если же пойдешь в Константинополь и приблизишься к царю, там за кого ты будешь считать себя?» И тот человек ответил: «Почти за нищего». Тогда авва сказал ему: «Вот так и святые: чем более приближаются к Богу, тем более видят себя грешными».

Исповедь – это не отчет о духовной жизни (что в ней хорошо, а что плохо) или беседа со священником. Это есть обличение себя, без всякого самооправдания и саможаления. Только тогда мы получим удовлетворение и облегчение и отойдем от аналоя легко, как на крыльях. Господь и так знает все обстоятельства, которые нас привели ко греху. И совершенно недопустимо рассказывать на исповеди, какие люди нас подтолкнули ко греху. Они ответят за себя сами, мы же должны отвечать только за себя. Муж, брат или сват послужили нашему падению – не имеет сейчас никакого значения; нам необходимо понять, в чем виноваты именно мы сами. Святой праведный Иоанн Кронштадтский говорит: «Кто привык каяться здесь и давать ответ за свою жизнь, тому легко будет давать ответ на страшном суде Божием».

Святые отцы называют исповедь вторым крещением – крещением слезами. Как и в крещении, нам дается дар – прощение грехов, и нам нужно ценить этот дар. Не нужно откладывать исповедь на потом. Исповедоваться надо чаще и подробно. Неизвестно, сколько нам Господь дал времени на покаяние. Каждую исповедь нужно воспринимать как последнюю, ибо никто не знает, в какой день и час Бог призовет нас к Себе.

Не нужно стыдиться исповедовать грехи, нужно стыдиться совершать их. Многие думают, что священник, особенно знакомый, осудит их, хотят на исповеди показаться лучше, чем они есть, самооправдаться. Уверяю вас, что любого батюшку, который более-менее часто исповедует, уже ничем нельзя удивить, и вы вряд ли скажете ему что-то новое и необычное. Для духовника, наоборот, великое утешение, когда он видит перед собой искренне кающегося, пусть даже в тяжких грехах. Значит, он не зря стоит у аналоя, принимая покаяние приходящих на исповедь.

В исповеди кающемуся дается не только прощение грехов, но и подается благодать и помощь Божия на борьбу с грехом. Поэтому исправление своей жизни мы начинаем с исповеди. Приведу пример из Соловецкого патерика, как блудная страсть оставила подвижника только после исповеди перед старцем. Соловецкий старец Наум рассказывал: «Раз привели ко мне женщину, желавшую поговорить со мной. Недолгой была моя беседа с посетительницей, но страстный помысел напал на меня и не давал мне покоя ни днем ни ночью, и при этом не день или два, а целых три месяца мучился я в борьбе с лютой страстью. Чего только я не делал! Не помогали и купания снеговые. Однажды после вечернего правила я вышел за ограду полежать в снегу. На беду заперли за мной ворота. Что делать? Я побежал кругом ограды ко вторым, третьим монастырским воротам – везде заперто. Побежал в кожевню, но там никто не жил. Я был в одном подряснике, и холод пронизывал меня до костей. Я едва дождался утра и чуть жив добрался до келии. Но страсть не утихала. Когда настал Филиппов пост, я пошел к духовнику, со слезами исповедал ему свое горе и принял епитимию; тогда только, благодатью Божией, обрел я желаемый покой».

Исповедь должна быть частой и по возможности у одного и того же священника. В наше время всеобщего непослушания, к сожалению, далеко не все православные имеют духовного отца. И это нехорошо. Если христианин действительно хочет вести духовную брань со страстями, он должен довериться духовнику, который будет знать состояние его души и направлять на пути ко спасению. Когда человек исповедуется у одного священника, он даже косвенно стремится исправиться – из чувства стыда перед духовником. Редкая исповедь (несколько раз в год) часто приводит к окаменению сердечному. Люди перестают замечать за собой грехи, забывают уже содеянное. Совесть уже легко примиряется с так называемыми мелкими, бытовыми грехами: «Ну что такого? Вроде все нормально. Не убиваю, не краду, не прелюбодействую». И наоборот, частая исповедь заставляет душу, совесть беспокоиться, будит ее от дремоты. С грехами нельзя мириться, уживаться. Начав бороться даже с одной какой-нибудь греховной привычкой, чувствуешь, как легче становится дышать и духовно, и физически.

Люди, которые исповедуются редко или формально, иногда вообще перестают видеть свои грехи. Любому священнику это хорошо знакомо. Приходит человек на исповедь и говорит: «Не грешен ничем» или «Грешен всем» (что вообще-то тоже самое). Это происходит, конечно, от духовной лени, нежелания вести хоть какую-то работу над своей душой. В связи с этим вспоминается одна забавная история. К провинциальному священнику на исповедь пришла пожилая женщина. И – обычное дело: «Всю жизнь честно прожила, никого не обижала, нет у меня грехов». Батюшка и так, и эдак пытается подвигнуть ее к покаянию, задает ей разные вопросы, но старушка непреклонна: «Ничем не грешна – и все». Тогда священник, все больше хмурясь, спрашивает ее: «А ты где работала, матушка?» Она отвечает: «Да в колхозе, милый». – «И что, никогда ничего чужого, лишнего в колхозе не брала?». – «Нет, не брала, да там и взять было нечего; нам ни продуктов, ни денег не давали, только палочки-трудодни ставили». Тогда батюшка совсем потерял терпение: «Не обманывай, мать, я сам в колхозе работал!». Пусть не обижаются на меня труженики села, среди них действительно есть люди кристальной честности; просто этот случай показывает, как смешно и нелепо выглядит человек, который пришел на исповедь и не видит своих грехов.

Подведем некоторый итог.

Итак, для вступления на путь войны против страстей нужно иметь твердую решимость, возненавидеть страсть всей душою и ополчиться на нее. Второе, что нужно сделать, – это покаяться в грехах, прибегнуть к таинству исповеди, но не просто исповедовать грехи, а принять решение бороться с ними и после исповеди не оглядываться назад, сжечь все мосты, связывающие нас с прошлой страстной греховной жизнью, и идти вперед, побеждая страсти.

Юлий Цезарь, переправившись из Галлии через Ла-Манш, высадился на территории нынешней Англии. Он поднял свое войско на скалы и велел посмотреть вниз. Внизу они увидели пылающие корабли. Последнее, что связывало их с стороной, откуда они приплыли, было уничтожено. Воинам оставалось одно – идти вперед и побеждать. Вставший на путь борьбы со страстью не может озираться назад.

И третье условие, с помощью которого можно одержать победу над страстями, – это осознание своей немощи. Без помощи Божией, только своими силами страсти победить невозможно. Это будет не борьба со страстями, не очищение от них, а замещение одной страсти на другую. Кстати, этот метод замещения используют некоторые недобросовестные психотерапевты. Например, человеку предлагается победить тоску, депрессию самовлюбленностью и тщеславием. Даются специальные упражнения, как полюбить себя и начать жить в свое удовольствие. В этом случае диавол даже может отойти от человека до времени, сделать вид, что побежден, но потом напасть с новой, десятикратной силой.

Борясь со страстями без смирения можно впасть в гордость, которая является худшей из страстей. На этом основано такое явление как прелесть. Святому Антонию Великому была показана земля, как бы опутанная сетью, и он воскликнул: «Кто же может избежать сих сетей?». И был ему ответ: «Смирение!».

Вопреки известному выражению «подобное лечится подобным», страсти лечатся противоположным, то есть воспитанием в душе противоположной добродетели. Об этом пишет святитель Игнатий (Брянчанинов). Каждой из восьми страстей он противопоставляет противоположную ей христианскую добродетель. Например: чревоугодие побеждается воздержанием, гнев – кротостью, тщеславие – смирением. Подробнее об этом речь пойдет в следующих статьях.

Статья 3. Борьба с помыслами

Отсечение дурных помыслов есть необходимое условие борьбы со страстями^

Святой Антоний, искушаемый видом
золотой лампы

Страсть рождается в душе человека не сразу. Святые отцы говорят, что начинается она с прилога, или приражения. По-славянски приразиться – значит столкнуться с чем-то.

Прилог возникает в сознании человека от впечатлений увиденного, по какой-либо другой причине или как образ, навязанный врагом – диаволом. Но прилог приходит помимо воли человека, без его соизволения и участия. Человек сам волен принять прилог в сердце или отринуть его. Если прилог принят, он уже обдумывается, делается своим. Отцы называют это также сочетанием или собеседованием с помыслом.

Третья стадия – это склонение к помыслу, или сосложение, когда воля настолько подпала под влияние греховной мысли, настолько сроднилась с ней, что человек уже готов перейти к действиям. Грех уже наполовину совершен в мыслях. Как говорит Господь в Евангелии: «Из сердца исходят злые помыслы, убийства, прелюбодеяния, любодеяния, кражи, лжесвидетельства, хуления» (Мф. 15:19), таким образом показывая, с чего начинается грех – «со злого помысла» о нем. И апостол Иаков пишет: «Похоть же, зачав, рождает грех, а содеянный грех рождает смерть» (Иак. 1:15).

Греховный помысел, который поселился в душе и сердце, обязательно когда-нибудь перейдет в действие. Человек, позволяющий себе нескромные взгляды, не хранящий свое зрение и слух от соблазнительных картин, имеющий в уме нечистые, блудные помыслы, не может оставаться целомудренным.

«Может ли кто взять себе огонь в пазуху, чтобы не прогорело платье его? Может ли кто ходить по горящим угольям, чтобы не обжечь ног своих?» – вопрошает премудрый Соломон (Притч. 6:27–28).

Поэтому тем, кто хочет вести духовную жизнь, следует помнить, что дурные помыслы нужно умерщвлять в зародыше, «разбивать младенцев их о камень» (см.: Пс. 136:9). А зародыш помысла есть (как уже было сказано выше) прилог – нечто нам совсем не принадлежащее, но, как какое-нибудь зловредное насекомое, стремящееся залететь в приоткрытое окно нашего сознания.

Как-то в одной книге по психологии прочел о том, что наши мысли вовсе не являются «нашей собственностью» и порождением нашего ума. То, что мы думаем, – результат множества причин и обстоятельств: воспитания, условий жизни, времени, в котором мы живем, страны, в которой мы родились, и т.д. Например, если бы мы родились в другой стране, в другое время или получили другое воспитание, мы и думали бы иначе. Таким образом, то, что мы думаем, – это не совсем наши мысли, они могут возникнуть у нас по очень многим независящим от нас причинам. (Следует еще добавить, что люди православные хорошо знают, что нехорошие, греховные мысли могут приходить еще из одного источника, и источник этот хорошо известен.) Конечно, эти замечания о мыслях касаются только не укоренившихся в сознании помыслов; если человек принял мысль и начал ее обдумывать, он уже сродняется с ней, она становится его собственной.

Психологи советуют отделять плохие мысли от хороших и оформлять с плохими «развод», то есть не пускать их в свое сознание, не считать своими, а к хорошим мыслям, наоборот, «свататься» и всячески дружить с ними, заменяя плохие, мрачные, агрессивные мысли светлыми, добрыми, позитивными. Мне эта мысль весьма понравилась, но как же я был удивлен, когда у святителя Феофана Затворника прочел очень похожий совет: «Великая ошибка, и ошибка всеобщая, – почитать все возникающее в нас кровною собственностью, за которую должно стоять, как за себя. Все греховное есть пришлое к нам, потому его всегда должно отделять от себя, иначе мы будем иметь изменника в себе самих. Кто хочет вести брань с собою, тот должен разделить себя на себя и на врага, кроющегося в нем. Отделив от себя известное порочное движение и сознав его врагом, передай потом это сознание и чувству, возроди в сердце неприязнь к нему. Это – самое спасительное средство к прогнанию греха. Всякое греховное движение держится в душе через ощущение некой приятности от него; потому, когда возбуждена неприязнь к нему, оно, лишаясь всякой опоры, само собою исчезает».

Действительно, грех и скверна не могут быть частью души, они не свойственны, не сродни человеку; мы сотворены чистыми, светлыми, очищены водами святого крещения. Вот лежит ребенок, только что крk

azbyka.ru

Грехи в православии: 5 категорий

Сердце человека – поле брани между Богом и дьяволом, и во взаимодействии двух энергий – божественной любви и дьявольской нелюбви – человек должен решиться, куда ему двигаться, будет он грешить или нет. О действии греха в жизни человека рассказывает протоиерей Валентин Уляхин.

Содержание статьи

Грехи в православии – категория таинственная. Есть такое понятие «апофатическое богословие», апофатика, то есть непознаваемое: мы можем в какой-то мере приблизиться к познанию, но исчерпать его не сможем.

Смертные грехи:

На самом деле, не существует «смертных грехов» или «не смертных». Все нераскаянные грехи ведут нас к смерти и падению. Грехи называют «смертными», потому что они ведут христиан к вечной погибели. Но у нас есть надежда на спасение, которую дал нам Христос. Своей верой и добрыми делами, стремлением уподобиться Христу мы можем спасти себя для вечной жизни, а наши раскаянные грехи перестанут быть смертными для нас, по милости Господа, они отпускаются нам в Исповеди. Важно стремиться не повторять их. Ведь Исповедь не работает по схеме: согрешил — раскаялся — можно снова согрешить.

Тем не менее, есть грехи, которые часто называют

«7 смертных грехов»

К сожалению, люди часто повторяют их. Это

  • Гнев
  • Похоть
  • Лень
  • Гордыня
  • Зависть
  • Чревоугодие
  • Сребролюбие (алчность)

Знание этого списка семи смертных грехов помогает подготовиться к Исповеди.  Не впадать в эти смертные грехи снова и снова — трудно. Но христианин должен стремиться к этому и искренне раскаиваться.

Протоиерей Валентин Уляхин

Грех не остается в мертвой точке, он эволюционирует во времени и пространстве, подвержен законам динамики бытия. Например, переход количества в качество: мешок мелких грехов может перерасти в штангу грехов, которую тащит человек. Или отрицание отрицания: когда из двух грехов приходится выбирать меньший – не пойти в храм или не помочь матери. Также и другие законы динамики постоянно действуют в греховной сфере.

Понятие греха в Священном Писании исследуется с разных сторон. Мы знаем классическое определение из первого послания Иоанна Богослова: «Всякий, делающий грех, делает и беззаконие». Грех – есть беззаконие. Сколько же было законов, заветов у человека с Богом?

Читайте также — Грех и благодать

Заветы человека с Богом: содержание и форма

За две тысячи лет до Рождества Христова Авраам получил первый завет, по-гречески – приказ: верь в Меня, соблюдай до гробовой доски монотеизм, «праведный верою жив будет». И Господь дарует обетование Аврааму, если он сохранит эту веру, то его потомство умножится как песок морской. Отсюда пролагается русло отхода от монотеизма, которое роет дьявол, вместо приближения к Богу – удаление от Него.

Этимологически слово «грех» происходит от слов сжигать, жечь, обжечься, греть больше, чем может вынести человек. Когда человек постоянно удаляется от Бога, у него сжигается совесть, она уже не говорит человеку о грехе. Любое движение от греха предусматривает постоянное движение к Богу, если мы костенеем в каком-то грехе, то мы удаляемся от Бога. Поэтому чтобы убежать от греха нужно не смотреть назад, а идти только к Богу.

Грех как беззаконие – это самопроизвольное удаление человека от Бога, дезинтеграция от любви Божией. Начиная с пророков, сердце человека представляется как поле брани между Богом и дьяволом, и во взаимодействии двух энергий – божественной любви и дьявольской нелюбви – человек должен решиться, куда ему двигаться, будет он грешить или нет. Поэтому первый завет с Авраамом: верь в Меня, не уходи от Меня, и «праведный верою жив будет». Эта фраза предполагает ударение на последнем слове – «жив будет», то есть главное, что праведник будет жив, если будет верить, то есть он не умрет от оружия греха, он победит грех.

Второй завет – через 430 лет после Авраама: завет-закон с Моисеем на Синае. Моисей получил от Бога скрижали, на которых было 613 заповедей: 248 императивов и 365 запретов – мицвот. Содержание второго завета то же, что первого: вера в Единого Бога, монотеизм. Если человек из 613 заповедей нарушал хотя бы одну – он был повинен в нарушении всего закона. Когда Моисей, получив скрижали завета, возвращался с горы Синай, он увидел, что пока он отсутствовал, люди отступили, создали золотого тельца-кумира и стали поклоняться истукану. Подобно Христу, он мог бы воскликнуть: «О, род неверный и развращенный! доколе буду с вами? доколе буду терпеть вас?»

Через 1500 лет после Моисея приходит Христос и говорит о той же вере в триединого Бога. И так же как во времена Моисея, стоило Ему только удалиться на гору Фавор, и девять учеников, оставшихся внизу, разуверились, они не смогли помочь отцу, у которого ребенок страдал бесовской одержимостью. Грех гнездится внутри сердца, ума, чувств и воли человека, и если мы разлучаемся с Богом – по разным причинам, объективным, или субъективным, – то удаление от Бога приводит к деградации веры.

Всякий закон имеет содержание и форму. Содержание – вера, и у Авраама в завете-приказе, и у Моисея в завете-законе, и у Христа. А вопрос о форме очень сложный, потому что Господь говорит о свободе. «Где дух Господень, там свобода» – пишет апостол Павел, где нет свободы, там нет духа. И Сам Господь говорит: «Познайте истину, и истина сделает вас свободными».

Апостол снова вторит Ему: «К свободе призваны вы, братия, только бы свобода ваша не была поводом к угождению плоти, но любовью служите друг другу», то есть свобода – это свобода от греха. Третий, новый, как говорит Господь – нестареющий завет, по содержанию тот же: вера в Бога, а форма – свобода от греха. Свобода – это осознанная необходимость не грешить.

Грехи в православии. Пять категорий

Грех, как хмель дерево, окручивает, опоясывает, обвивает человека, питается его соками: что бы человек ни сделал хорошего, у него всегда возникает греховный помысел: «слава Богу, что я сделал это хорошее дело, другие не сделали, а я сделал! Вот там стоит мытарь, блудник, коррупционер, злодей…, слава Богу, что я не такой». Апостол Павел в послании к Римлянам говорит именно об этом: «Не то делаю, что хочу, а что ненавижу, то делаю. Если же делаю то, чего не хочу, то соглашаюсь с законом, что он добр, а потому уже не я делаю то, но живущий во мне грех». В каждом человеке, независимо от звания, от состояния, от уклада жизни, будь то священник, епископ или мирянин, присутствует начало греха. Из множества греческих слов, используемых в Новом Завете для описания чудовищности греха, пять являются особенно важными.

Амартиа, объективная склонность ко греху. Значение слова «амартиа» – не попасть в цель, то есть склонность ко греху отвлекает нас от достижения поставленной задачи: от спасения. «Чтобы я не превозносился чрезвычайностью откровений, – говорит апостол Павел, – дано мне жало в плоть, ангел сатаны, удручать меня, чтобы я не превозносился. Трижды молил я Господа о том, чтобы удалил его от меня. Но [Господь] сказал мне: «довольно для тебя благодати Моей, ибо сила Моя совершается в немощи».

«Жало в плоть» – это именно склонность ко греху, которая в каждом человеке и до Второго пришествия грех действует в нас. «Нет человека, иже жив будет и не согрешит, но Ты един кроме греха», – грех присутствует в любом человеке до гробовой доски, амартиа аккомпанирует всю жизнь человеку, сопровождает каждое биение его сердца.

Парабасис – переступить через красную, запретную черту, нарушить заповедь.

Параптома – потерять равновесие на краю пропасти, поскользнуться. Разные люди по-разному подвержены воздействию параптомы. Как можно на ровном месте поскользнуться и разбиться вдребезги, а с нераскрывшимся парашютом приземлиться на склон оврага и остаться живым, так и в отношении греха: кто-то искусится там, где казалось, что никто не искусился бы.

Паракое – непослушание, действие наперекор воле Божией. Многие поколения дошли собственным опытом до постулата: «что имеем, не храним, потерявши плачем». Сколько было, например, детей, которые плохо относились к своим родителям, а потом родители умирали, и дети не могли без них жить, просто погибали – кара за непочитание отца и матери лишает всего.

Фтора – порча, тление. Человек воспринимает кажущееся явление за действительное, начинает жить в виртуальном мире, а не живет реальной жизнью во Христе. Христос показал, что нужно жить не фантазиями, сказками, грезами, а реально; но человек теряет ориентир реальности и начинает жить в виртуальном мире.

Греховный треугольник

Грех против Бога, против ближнего и против самого себя – в этом треугольнике все стороны равны. Грех против Бога – это гнушение содержанием завета, то есть неверие, апостасия. Если же человек не грешит против Бога, а согрешает против ближнего — он также подвергает себя наказанию.

Пример греха против ближнего – притча о милосердном самарянине: священник и левит видели погибающего и прошли мимо. Они спешили на службу, к Богу, но прошли мимо ближнего, а язычник-самарянин подошел и помог. А когда человек согрешает против себя, то он согрешает против образа Божьего в себе, против своей души, он оскверняет свои чувства, поражает свою волю и помрачает свой ум и в результате отпадает от Бога.

Систематизация грехов апостолом Павлом

Грех развивается во времени и пространстве. И добродетели, и пороки у человека, начиная от Адама, одни и те же. Развивается научный прогресс, цивилизации сменяют друг друга, а пороки и добродетели – одни и те же. Но ранжирование пороков и добродетелей в разные эпохи меняет свою остроту, свой накал.

Во втором послании к Тимофею апостол Павел пишет:

«В последние дни наступят времена тяжкие. Ибо люди будут самолюбивы, сребролюбивы, горды, надменны, злоречивы, родителям непокорны, неблагодарны, нечестивы, недружелюбны, непримирительны, клеветники, невоздержны, жестоки, не любящие добра, предатели, наглы, напыщенны, более сластолюбивы, нежели боголюбивы, имеющие вид благочестия, силы же его отрекшиеся. Таковых удаляйся».

В последние дни наступят времена тяжкие, по-славянски – лютые, по-гречески – звериные, это же слово относится к гадаринскому бесноватому, тогда грехи подвергнут опасности все добродетели, даже языческие, не только христианские. В этом списке на первом месте у апостола Павла находится самолюбие, филавтия – состояние, в котором человек дистанцируется от Бога и раздваивается между собой и Богом. То есть образ Божий в человеке раздваивается, наступает духовная шизофрения.

Какая добродетель может противостоять этому греху? Апостол Павел отвечает – целомудрие, по-гречески – софросини, то есть цельность души. В послании к Галатам апостол Павел четко систематизирует грехи:

«Дела плоти известны; они суть: прелюбодеяние, блуд, нечистота, непотребство, идолослужение, волшебство, вражда, ссоры, зависть, гнев, распри, разногласия, [соблазны,] ереси, ненависть, убийства, пьянство, бесчинство и тому подобное. Предваряю вас, как и прежде предварял, что поступающие так Царствия Божия не наследуют».

Апостол, перечисляя множество грехов, говорит, что это все дела плоти. Плоть – животный инстинкт: выжить и победить в борьбе за существование, обосноваться, утвердиться за счет других. Если человек подвержен хотя бы одному из этих грехов, то происходит самоистребление, самоубийство: «Если же друг друга угрызаете и съедаете, берегитесь, чтобы вы не были истреблены друг другом».

Четыре греха похоти плоти: прелюбодеяние, блуд, нечистота (малакия) и непотребство (содомский грех).

Два греха гордыни: идолослужнение и волшебство. Гордость по-гречески – ходячий шарлатан, претендующий на то, чего у него нет. Гордыня – претензия выдать себя таковым, кем ты не являешься. Идолослужение – когда человек ставит кумиром что или кого угодно, но только не Бога. Волшебство – знахарство, целительство.

Десять грехов против любви к ближнему: вражда, ссоры, зависть, гнев, распри, разногласия, [соблазны,] ереси, ненависть, убийства.

Два греха против умеренности: пьянство и бесчинство.

Грех как шелкопряд обволакивает всю нашу жизнь, даже если мы творим добрые дела. Но понятие греха не должно быть безотносительно, все зависит от того, в какой среде мы находимся, чтобы избавиться от греха нужно действовать его же оружием, то есть если мы проявляем релятивизм, то грех может нас просто уничтожить. Чтобы вырваться от греха, приходится иногда браться за меч; чтобы вырваться из толпы, из сообщества нечестивых, иногда приходится прорываться зубами и локтями.

Притча о немилосердном заимодавце

Главное, что нам открывает о грехе Господь, мы читаем в 18 главе Евангелия от Матфея: притча о жестоком заимодавце:

«Посему Царство Небесное подобно царю, который захотел сосчитаться с рабами своими; когда начал он считаться, приведен был к нему некто, который должен был ему десять тысяч талантов».

Что такое долг? Это грехи наши. Один человек был в неоплатном долгу – был должен десять тысяч талантов. Один талант – это шесть тысяч динариев, один динарий – это поденная плата работника, один талант – шесть тысяч человекодней, а десять тысяч талантов – шестьдесят миллионов динариев. Огромная сумма.

«А как он не имел, чем заплатить, то государь его приказал продать его, и жену его, и детей, и всё, что он имел, и заплатить; тогда раб тот пал и, кланяясь ему, говорил: государь! потерпи на мне, и всё тебе заплачу. Государь, умилосердившись над рабом тем, отпустил его и долг простил ему».

Один раб стоил сто-двести динариев, максимальная цена самого ценного раба – тысяча динариев. Должник никогда не смог бы расплатиться: даже если бы его продали со всей семьей, он бы все равно должен был в десять тысяч раз больше. Тогда царь, понимая, что тот никогда не отдаст ему все, простил ему долг.

«Раб же тот, выйдя, нашел одного из товарищей своих, который должен был ему сто динариев, и, схватив его, душил, говоря: отдай мне, что должен».

И тут человеком овладел грех гордыни: он осознал, что Господь простил ему все, почувствовал себя святым, чистым от долгов, но забыл, что вокруг него такие же люди, как он. Христос открывает нам Царство Божье, прощает все грехи, более того, мы получаем благодать, чтобы бороться с грехом, а в таинстве крещения Господь прощает все грехи, даже те, которые нельзя загладить никакими добрыми делами. Но когда Господь прощает, человек, вместо того чтобы осознать свою греховность, начинает гордиться.

Человек – грешник, чем ему гордиться, только долгами своими? Гордость здесь – от неспособности человека соразмерить, соотнести свои грехи пред Богом, пред ближним и пред самим собой. Ему кажется, что он должен Богу, а должник – ему. Товарищ его должен в шестьсот тысяч раз меньше, чем он был должен царю, а он душит его, по-гречески: повалил и наступил ногой на горло.

«Тогда товарищ его пал к ногам его, умолял его и говорил: потерпи на мне, и всё отдам тебе».

Возвратить сто динариев было реально, например, отработать треть года.

«Но тот не захотел, а пошел и посадил его в темницу, пока не отдаст долга. Товарищи его, видев происшедшее, очень огорчились и, придя, рассказали государю своему всё бывшее. Тогда государь его призывает его и говорит: злой раб! весь долг тот я простил тебе, потому что ты упросил меня; не надлежало ли и тебе помиловать товарища твоего, кáк и я помиловал тебя?»

Злой раб, лукавый – это эпитет сатаны.

«И, разгневавшись, государь его отдал его истязателям, пока не отдаст ему всего долга».

У злого человека никогда не будет столько денег, поэтому мучить его будут бесконечно.

Апостол Матфей говорит о трех смысловых линиях в отношении греха:

Первая: все человечество утопает в грехе, мы задолжали Богу невероятно много, никаких усилий человеческих не хватит, чтобы расплатиться. Бог по Своей любви и великодушию готов простить все долги, все грехи, чтобы человек начал новую жизнь, а грех не пускает, обвивает как хмель духовный ствол нашей жизни и не пускает.

Вторая: притча о злом заимодавце, о гордыне человека, который получает от Бога бесконечно много, но сам готов придираться к ошибкам и слабостям людей. Склонность к гордыне, к превозношению передается генетически, из поколения в поколение. Господь прощает все, а у нас возникает чувство исключительности, уникальности, мы считаем, что мы лучше, святее, чем другие люди.

Третья: муки грешника будут вечными.

Читайте также — Зависть — русский грех

Прощение

«Так и Отец Мой Небесный поступит с вами, если не простит каждый из вас от сердца своего брату своему согрешений его» – так завершается притча. В богословии есть парные категории: вера-апостасия, ответственность-равнодушие, любовь-ненависть, а в отношении греха, как говорит Евангелие, антогонистом является прощение. Говоря о грехе, мы не можем не говорить о прощении, ибо грех лежит в основе спасения: человеком вошел в мир грех, смерть, и Христос пришел для того, чтобы спасти нас от греха, от проклятия смерти. Есть закон, номос и есть антиномия, есть благодать и непрощение. Для того чтобы простить, нужно получить благодать от Бога.

Этимология слова простить – просто. Если человек простой, ему легко простить, если он софистицированный – всегда найдет лазейку для гордыни. Все Евангелие говорит о том, что человек грешен, но в мир вошло спасение – фантастического прощение, которое дарует Бог Своим Сыном падшему миру.

Прощать можно бесконечно. «Тогда Петр приступил к Нему и сказал: Господи! сколько раз прощать брату моему, согрешающему против меня? до семи ли раз? Иисус говорит ему: не говорю тебе: до семи раз, но до седмижды семидесяти раз».

Прощение – это неравнодушие. Матфей пишет: «Если же согрешит против тебя брат твой, пойди и обличи его между тобою и им одним; если послушает тебя, то приобрел ты брата твоего; если же не послушает, возьми с собою еще одного или двух, дабы устами двух или трех свидетелей подтвердилось всякое слово; если же не послушает их, скажи церкви; а если и церкви не послушает, то да будет он тебе, как язычник и мытарь». Прощение предусматривает твёрдость, неравнодушие, ответственность. Если человек согрешает, то надо пойти и обличить его, постараться, чтобы он не совершил греха.

Прощение – это подвиг, оно достигается со слезами, с мукой сердечной. Простить человека и покрыть любовью его грех – по-человечески очень тяжело. Во времена Христа люди возмущались, как Он позволяет грешникам прикасаться к Себе. Господь дарует тотальное прощение всем людям, и не понимает, почему люди не радуются обращению грешников.

Апостол Петр в первом соборном послании пишет: «Он грехи наши Сам вознес телом Своим на древо, дабы мы, избавившись от грехов, жили для правды». Прощение предусматривает язву, распятие Христа, Его голгофские муки. Поэтому прощение – это мученичество, сораспятие с Господом.

Подготовила Мария Строганова

Грехи. Читайте другие материалы о борьбе с грехами на Правмире:

Грехи. Смотрите православные фильмы о борьбе с грехами на канале Правмира:

www.pravmir.ru

Смертный грех — Википедия

Сме́ртный грех в христианстве — тяжёлый грех, влекущий за собою потерю спасения души в случае отсутствия покаяния. Этот термин широко используется в католической теологии, где развито вероучение, различающее тяжёлые и обыденные грехи[1][2]. Похожим образом термин используется также в некоторых некатолических церквях, включая православие[3][4][5][6]. Но там отсутствует такое определение смертного греха, которое содержится в конкретной католической доктрине. В православии принята система из восьми смертных грехов, в католичестве — из семи (список см. в статье Главные грехи).

Официальное учение католической церкви в отношении смертного греха (и его отличий от грехов обыденных) закреплено догматически, то есть является обязательным элементом веры для католиков. Оно провозглашается Тридентским собором[7]. В современную эпоху оно повторяется в Апостольском обращении папы Иоанна Павла II «Примирение и покаяние (англ.)русск.» (лат. Reconciliatio et Paenitentia), где определение смертного греха вслед за определением Тридентского собора формулируется следующим образом: «смертный грех — это тот, который касается серьёзной материи [существенных вопросов[7]] и который, помимо этого, был совершен с полным сознанием и с полным согласием»[8].

Такое определение смертного греха содержится в современном Катехизисе Католической церкви с объяснением, что «серьёзность материи» определена десятью заповедями согласно ответу Иисуса Христа богатому юноше в Евангелии (Мк. 10:17—19), где на вопрос, что делать для того, чтобы иметь жизнь вечную, Иисус ответил перечислением основных заповедей Моисея: «не прелюбодействуй, не убивай, не кради, не лжесвидетельствуй, не обижай, почитай отца твоего и мать»[9].

Проблема смертного греха затрагивается также в энциклике Иоанна Павла II «Сияние Истины (англ.)русск.» (лат. Veritatis splendor), посвящённой вопросам морального учения Римско-Католической церкви[7]. Тридентский собор запретил католикам принимать причастие в таинстве Евхаристии, если они осознают, что совершили смертный грех, не получив прежде отпущение греха в таинстве покаяния[10]. Это требование сохраняется в современной практике католической церкви[11].

В православной традиции смертным считается непростительный грех, который искажает замысел Божий о человеке. В Новом Завете Иисус Христос указывал смертным (непростительным) грехом «хулу на Духа Святого»: «Сегѡ̀ ра́ди глаго́лю ва́мъ, всѧ́къ грѣ́хъ и҆ хꙋла̀ ѿпꙋ́ститсѧ человѣ́кѡмъ: а҆ ꙗ҆́же на дх҃а хꙋла̀, не ѿпꙋ́ститсѧ человѣ́кѡмъ. И҆ и҆́же а҆́ще рече́тъ сло́во на сн҃а чл҃вѣ́ческаго, ѿпꙋ́ститсѧ є҆мꙋ̀: а҆ и҆́же рече́тъ на дх҃а ст҃а́го, не ѿпꙋ́ститсѧ є҆мꙋ̀, ни въ сі́й вѣ́къ, ни въ бꙋ́дꙋщїй» (Мф. 12:31-32). Под этим грехом следует понимать совершено сознательное противление «истине», возникновение чувства вражды и ненависти к Богу.

Смертным грехом так же можно рассматривать любую греховную страсть, поработившую волю человека, отдаляющую человека от Бога, которая лишает благодати и губит душу (если человек не имеет покаяния)[3]. Так, святитель Игнатий Брянчанинов говорит о смертных грехах: «Если кто умрет в смертном грехе, не успев покаяться в нем, его душа идет во ад. Ей нет никакой надежды на спасение».

Игнатий Брянчанинов указывает, что святые отцы «уподобляют смертный грех тяжелому камню». В соответствии с этой аналогией: если человек с камнем на шее окажется в воде, то утонет. Точно так же тонет человек «в пропастях ада» под тяжестью греха. В отличие от смертного греха, несмертные грехи затрагивают всех людей, включая святых, но не губят душу. Однако оставлять их без внимания нельзя, поскольку это может привести к совершению серьёзных грехов. Кроме того, по указанной аналогии песчинки мелких грехов могут скопиться в таком большом числе, что по весу не будут уступать тяжелому камню смертного греха[12].

Епископ Феофан Затворник указывает, что «грех является смертным, если кто преступает ясную заповедь Божию, с греховным желанием и услаждением, с сознанием самого себя и греховности дела»[4]. В нравственном богословии XIX века смертный грех определяется: «Смертным грехом нужно почитать всякий тяжкий грех, который, овладевая душою человека, делается в нём господствующим, подавляет в нём духовную жизнь, ожесточает его сердце нераскаянностью, делая его неспособным к принятию благодати Божией. Такие грехи называются смертными как потому, что свидетельствуют об омертвении в нас любви к Богу и ближним и вообще духовной жизни, так и потому, что, лишая нас Царствия Божия, подвергают вечной погибели и смерти»[3][13].

В катехизисе «Православное исповедание Кафолической и Апостольской Церкви Восточной» киевского митрополита Петра Могилы XVII века смертные грехи разделены на три вида[3][5].

К первому виду смертных грехов относятся страсти, которые служат источником для множества других грехов, как, например, объявление несправедливой войны, а также греховные страсти или пороки: чревоугодие, блуд, корыстолюбие, гнев, гордыня, зависть, леность.

Ко второму виду смертных грехов относятся грехи, называемые грехами против Духа Святого, под чем понимается различное упорство против Бога. В число таких грехов входят: отчаяние в спасении, излишняя надежда на доброту Бога при упорном нежелании вести добродетельную жизнь, откладывание покаяния, богоборство, жизнь в злобе, зависть к духовным совершенствам других.

К третьему виду смертных грехов относятся грехи, традиционно называющиеся «вопиющими к небу об отмщении за них», куда входят такие грехи как: умышленное убийство, содомский грех, притеснение нищих, вдов и сирот, лишение платы работников, оскорбление родителей.

  1. ↑ Катехизис католической церкви, 1854—1863
  2. ↑ Sin // Catholic Encyclopedia
  3. 1 2 3 4 Виды греха Архивная копия от 20 января 2014 на Wayback Machine // онлайн версия Г. И. Шиманский. Нравственное богословие. — Киев: Изд-во Имени Святителя Льва Папы Римского, 2010.
  4. 1 2 еп. Феофан Затворник (Говоров). Начертание христианского нравоучения. — М., 1896. — С. 165.
  5. 1 2 Петр Могила. Православное исповедание Кафолической и Апостольской Церкви Восточной. — Ч. 3, вопросы 18—42.
  6. Святитель Игнатий (Брянчанинов). Смертный грех. / Слово о смерти, составленное Игнатием, бывшим епископом Кавказским и Черноморским, ныне пребывающим на покое в Николаевском Бабаевском общежительном монастыре, Костромской епархии. — CПб., 1862.
  7. 1 2 3 Энциклика Иоанна Павла II Veritatis splendor (русский перевод Архивная копия от 30 июля 2013 на Wayback Machine)
  8. ↑ Апостольское обращение Иоанна Павла II «Примирение и покаяние» (Reconciliatio et poenitentia), 17
  9. ↑ Катехизис католической церкви, 1857—1858
  10. ↑ Денцингер (англ.)русск.—Шёнмецер, Собрание Символов, определений и деклараций по вопросам веры и морали, 1647, 1661
  11. ↑ Катехизис католической церкви, 1457
  12. Иоанн Брянчанинов. Соч. — СПб., 1905. — Т. 4. — С. 374—375. // Изложено в статье Грех Православной энциклопедии
  13. Покровский, А.. Нравственное Богословие. — Самара, 1891. — С. 90—91.

ru.wikipedia.org

О грехе и покаянии / Православие.Ru

Что такое грех?

– Что такое грех? Ведь большая часть христианской жизни проходит в борьбе с грехом, понятие греха является одним из центральных. Какое можно дать ему определение?

– Самое точное и емкое определение греха дано в Новом Завете: «грех есть беззаконие» (1Ин.3:4). Св. апостол Иоанн Богослов называет грехом всякое нарушение Божественного закона. Если мы не соблюдаем установленные Богом законы бытия, законы духовного мира, то этим повреждаем себе и другим. Также и пренебрежение законами физического мира, если они уже изучены и познаны, является грехом. Вспомните аварию на Чернобыльской атомной станции. Конечно, люди, допустившие грубое пренебрежение технологическими требованиями, основанными на законах физического мира, совершили грех, от которого пострадали десятки тысяч людей. Можем обратиться и к другим примерам: нарушая законы экологии мы вредим не только своему здоровью, но и здоровью других. Как видим, определение греха, данное в Священном Писании, универсально: не только отвержение данных Богом духовно-нравственных законов, но и природно-естественных, причиняет людям вред.

– Почему законы, установленные для блага человека, не очевидны? А если очевидны, то почему он все равно постоянно хочет их нарушить?

– Природа человека повредилась после грехопадения. На эту расположенность к греху много указаний в святой Библии. Господь сказал Каину: «у дверей грех лежит; он влечет тебя к себе, но ты господствуй над ним» (Быт.4:6-7). По святоотеческому толкованию, слова «у дверей» означают – у дверей сердца. Приведу еще место из Священного Писания. Св. апостол Павел от лица всего человечества говорит о раздвоенности нашей природы: «по внутреннему человеку нахожу удовольствие в законе Божием; но в членах моих вижу иной закон, противоборствующий закону ума моего и делающий меня пленником закона греховного, находящегося в членах моих» (Рим.7:22-23).

Законы Божьи очевидны для тех, кто с юности сохранил чистоту сердца. У человека же, зараженного греховными навыками, очи души помутились. А некоторые, полюбив грех, довели себя до нравственной слепоты. Они даже самое грубое попрание заповедей не считают грехом.

– Есть выражение «смертные грехи» – что это такое? Бывают грехи менее или более тяжкими? Чем эта тяжесть определяется?

– Как болезни бывают обычные и смертельные, так и грехи бывают менее или более тяжкие, то есть смертные. К ним относятся: сознательное отпадение от веры, ненависть и злоба к людям («не любящий брата пребывает в смерти»; 1 Ин 3:14), убийства, насилия, блуд. Св. апостол Павел имеет ввиду именно смертные грехи, когда перечисляет тех, которые лишаются вечной жизни: «ни блудники, ни идолослужители, ни прелюбодеи, ни малакии, ни мужеложники, ни воры, ни лихоимцы, ни пьяницы, ни злоречивые, ни хищники – Царства Божия не наследуют» (1 Кор. 6: 9–10). Смертные грехи истребляют в человеке любовь к Богу и делают человека мертвым для восприятия Божественной благодати. Тяжелый грех настолько травмирует душу, что ей потом очень сложно вернуться в нормальное свое состояние.

– Так грех это вина или болезнь?

– И то и другое. С точки зрения нашего долга перед своим Творцом, грех есть проступок, преступление. А с точки зрения, состояния души — болезнь, так как совершающий грех отпадает от Источника Жизни. Душа его больна. Она не способна к полноценной духовной жизни.

Как нарушение естественных законов опасно для нашего тела, которое является частью физического мира, так и любой тяжелый грех травмирует душу. Просто вред от одних грехов очевиден, а от других нет. Возьмем для примера такой грех, как блуд. Когда люди ведут не узаконенную браком половую жизнь, они извращают Божественный замысел о благодатном жизненном союзе, сводя его к чувственно-физиологическому началу и отбрасывая духовные и социальные цели брака. Опытные наставники знают, что блуд, подобно кислоте, разъедает нравственную ткань души. Как телесные болезни подрывают здоровье тела, даже если удастся с помощью врачей миновать смерти, так и грехи подрывают здоровье души.

– У католиков есть учение о семи смертных грехах. Оно значимо и для православных?

– Учение о смертных грехах сформировалось не у католиков, а в патристике.

Когда говорят «семь смертных грехов», то имеют ввиду страсти: гордыня, зависть, чревоугодие, блуд, гнев, алчность, уныние. Число семь выражает определенную степень полноты. В творениях большинства святых отцов-аскетов говорится о восьми губительных страстях. Преп. Иоанн Кассиан Римлянин, называя их пороками, перечисляет их в такой последовательности: чревоугодие, блуд, сребролюбие, гнев, печаль, уныние, тщеславие и гордость. Некоторые, говоря о семи смертных грехах, объединяют уныние и печаль. Смертными они называются потому, что могут (если полностью овладеют человеком) нарушить духовную жизнь, лишить спасения и привести к вечной смерти.

Cамая опасная страсть – гордость. Она может изгнать из человека любую добродетель и привести человека даже к открытому богоборчеству. Полнокровным в духовном отношении христианином может стать только тот, кто избавился от матери всех страстей – себялюбия. Эгоизм абсолютно не совместим с духом христианства.

–Почему мы, когда молимся, просим у Бога помочь нам видеть свои грехи? Видение этих грехов доставляет нам страдание, порождает угрызения совести. Какой в этом смысл?

– Мы ведь молимся не только о том, чтобы видеть свои грехи, но одновременно и просим у Бога укрепить нашу решимость оставить эти греховные привычки и навыки. Истинное покаяние должно всегда соединяться с надеждой, то есть: если мы доверяем Богу, то даже совершенное видение наших грехов не вызовет нашей в душе того страдания и уныния, о котором Вы говорите. Если после осознания своих грехов, человек впадает в уныние, это значит он страдает маловерием, это значит, что он имеет узкое и искаженное понятие о Боге. Он не познал Его безграничного милосердия и любви.

Искренняя исповедь возрождает душу Божественною благодатью, которая подается в этом таинстве. И как замечает епископ Игнатий (Брянчанинов): «Утешение от Бога уничтожает печаль сердечную в ее корне – в мрачных помыслах безнадежия». «Это утешение приносит человеку благие и смиренные помыслы покорности Богу, помыслы, полные живой веры и кроткой сладостной надежды».

– Если страдание – это наказание за грех, почему страдают невиновные?

– С того времени, как произошло грехопадение и повредилась человеческая природа, страдания вошли в жизнь человечества. Страдают и грешные, и праведные. Первые страдают за свои грехи и беззакония, последние для того, чтобы соединиться с Господом. Для последователей Спасителя скорби служат к полному очищению, подобно тому, как золото очищается от примесей в огне. Скорби и болезни – это лекарство от греховных страстей. Об этом часто писали святые отцы: «Поражается плоть, чтобы исцелилась душа».

– Каков механизм такого очищения? Почему человек очищается, когда ему плохо?

– Скорби, прежде всего, сокрушают главный источник греха — гордыню и самонадеянность. Только в душе смиренного человека может родиться и крепнуть вера. Неверующий человек не в состоянии постичь смысл слов св. апостола Павла: «я благодушествую в немощах, в обидах, в нуждах, в гонениях, в притеснениях за Христа, ибо, когда я немощен, тогда силен» (2Кор.12:10). Ему эти слова покажутся парадоксальными. Они не знают, что с благодарением переносящий скорби получает от Господа благодать, которая ведет его к состоянию блаженства.

– Но есть люди, которые страдают много, но лучше не становятся. Почему их страдания не очищают?

– Страдания только тогда спасительны, когда человек переносит их по-христиански. Люди, живущие без Бога, часто напротив, озлобляются.

– Кроме того, есть люди, которые, как кажется, вообще не страдают, а грешат много. Получается, что Бог не хочет их очищать? Почему нет страданий, у тех, которым они нужнее всего?

– Бог всех любит и хочет всем спасения. Но он ведает все сокрытое в душе каждого. Наперед знает, как воспримет человек посылаемые ему страдания: одни перестанут грешить и начнут исправляться, а другие озлобятся. Такие люди к имеющимся грехам прибавят еще более страшные: ропот и хулу на Бога. В аду муки соответствуют тяжести преступлениям. Поэтому если таким грешникам послать испытания, то будущая участь их будет еще мучительней. Господь даже грешников любит и не хочет, чтобы они умножались их наказания.

– Почему Бог вообще позволяет грешить человеку? Разве он не всемогущ?

– Господь создал человека по Своему образу и подобию, а одним из свойств образа Божия является свобода воли. Этим Бог особо почтил человека, выделил его из круга других творений. Свобода воли неизбежно предполагает свободу выбора, которая уже по определению заключает возможность совершение греха. Если бы человек был создан как механическая игрушка с заложенной в него программой поступать только правильно, тогда не было бы и никакой заслуги у него.

Борьба с грехом: с чего тут начинать?

– Считается, что можно быть порядочным и высоконравственным человеком и без Церкви. Существует же светская этика… Разве, чтобы не грешить, нужна Церковь?

– Вспомним наше определение греха: грех есть преступление Божественных заповедей. Но чтобы исполнять эти заповеди, одной воспитанности и соблюдения этических норм недостаточно. Для этого нужна благодать. Благодать – это исходящая от Бога духовная сила, очищающая и оживотворяющая душу человека. Среди людей далеких от духовной жизни, были и есть люди, строго соблюдающие нравственные нормы, принятые в обществе, но это не значит, что они безгрешны, часто они бывают заражены, например, такими опасными грехами, как гордость и честолюбие.

– А без Божественной помощи человек не может справиться только с гордостью или вообще с любым грехом?

– Мы не должны греховные навыки человека рассматривать изолированно, все греховные страсти в человеке переплетаются и срастаются. Можно сказать, что это невидимые кандалы, которыми опутана душа, и каждое звено связано с другим. Многовековой опыт убеждает, что без помощи Бога вести духовную жизнь невозможно. А без этого человек не может быть нравственно совершенным.

– Борьба с грехом: с чего тут начинать? Какой должен быть подход?

– Преподобный Никодим Святогорец советует начинать борьбу с главной страсти: «Войди вниманием в сердце свое – пишет он – и исследуй тщательно, какими помыслами… и пристрастиями оно особенно занято и какая страсть наиболее господствует над ним» Против этой страсти, прежде всего и нужно поднимать оружие, ее-то и стоит стараться побороть: «С одним только исключением, что когда подымется между тем другая какая страсть случайно, то ею следует тебе тотчас заняться и ее прогнать», – пишет старец.

– Как понять, какая страсть главная? Можно пояснить на примере?

– Любой человек, который имеет цель избавиться от греховных навыков, опытно хорошо чувствует, что мешает ему больше всего. Один имеет сильное желание к постоянному удовлетворению сильно развитого в нем честолюбия, другой находится в плену чувственных удовольствий и так далее.

– В первую нужно бороться с самой закоренелой страстью или с той, которая влечет к самым тяжким грехам?

– Со смертными грехами человек должен, не откладывая, начать самую решительную и беспощадную борьбу. Иначе можно лишиться вечной жизни, ибо никто не знает дня своей кончины. Преподобный Исаак Сирин говорит, что для победы над страстью нужен подвиг: «Когда из любви к Богу желаешь совершить какое дело, пределом желания сего поставь смерть; и таким образом на самом деле сподобишься взойти на степень мученичества в борьбе с каждою страстию и не понесешь никакого вреда от того, что встретится с тобою внутри оного предела, если претерпишь до конца и не расслабеешь» (Слова подвижнические. Слово 38). Для искоренения греховных навыков от человека требуется жертвенность и упорный духовный труд. Тогда приходит от Господа всесильная помощь и исцеление души.

– Вся жизнь человека пронизана грехом, кажется, человек живя в миру не может не грешить. Как же быть? Отречься от мира? Получается что раз мы не монахи-аскеты, значит, мы и не спасемся? Как христианину жить в таком мире, когда грех со всех сторон окружает нас?

– По слову св. апостола Иоанна Богослова «весь мир лежит во зле» (1Ин.5:19). В наш век зло непомерно умножилось, однако человек не находится в роковой зависимости от пороков своего общества. Образ Божий в нем и совесть, как небесный голос в душе, дают достаточно моральной свободы явить праведность в любую эпоху.

Тяжело, но не безысходно! Святые отцы пишут, что спасение возможно и в миру, и в монастыре. Вспомним, как святому Антонию Великому после 70-ти лет подвижничества было сказано свыше, что он не достиг духовной меры сапожника из Александрии, а святому Макарию Великому, что тот «не достиг еще такого совершенства в добродетельной жизни, как две женщины, проживающие в ближайшем городе». Я знаю счастливые семьи с воспитанными детьми. Они сохранили себя в чистоте, и сами на добром основании, в свою очередь, построили благополучные семьи. Слово Божие научает нас удерживаться от уныния и отчаяния. В любую эпоху человек рождается со свободной волей и не находится в роковой зависимости от пороков своего общества. Образ Божий в нем и совесть, как небесный голос в душе, дают достаточно свободы удерживаться от распространившегося вокруг греха. «Всё делайте без ропота и сомнения, чтобы вам быть неукоризненными и чистыми, чадами Божиими непорочными среди строптивого и развращенного рода, в котором вы сияете, как светила в мире, содержа слово жизни» (Флп 2:14-16).

Старец Паисий Святогорец утверждает, что если глава семейства любит Бога, то духовно он может весьма преуспеть: «Такой человек наделяет своих детей добродетелями, и получает от Бога двойную мзду». Спастись может каждый, потому что для Бога нет ничего невозможного. Вы помните историю про благоразумного разбойника? В последний момент жизни он совершил три подвига, которые его сделали человеком достойного Царства Небесного. Подвиг веры: фарисеи, законники знали наизусть все пророчества о Мессии, видели чудеса которые творил Господь, но они не поверили в Него. А разбойник, вися на кресте, рядом с поруганным, униженным, избичеванным Христом поверил, что это Бог!

Второй подвиг – подвиг любви. Когда у человека сильная нестерпимая боль, он сосредоточен только на ней. В этот момент его мало интересуют дела других людей. Такого человека все раздражает, злит. А разбойник, вися на кресте (мы можем представить, какие ужасные это были муки), нашел в себе внутренние силы для сострадания к Спасителю. Когда второй разбойник начал хулить Христа, он заступился, проявил жалость и не к себе, а к другому человеку: «мы осуждены справедливо, потому что достойное по делам нашим приняли, а Он ничего худого не сделал» (Лк.23:41). И третий подвиг, который совершил благоразумный разбойник – это подвиг надежды. Он зная, что ему осталось несколько часов жизни имел такую великую надежду, что дерзновенно просил Бога: «помяни меня, Господи, когда приидешь в Царствие Твое!» (Лк.23:42). Мы и в менее сложных ситуациях часто отчаиваемся, сомневаемся: «спасемся или не спасемся»… Вот эти три подвига: вера, надежда и любовь исцелили и возродили его душу. Они позволили ему сбросить тяжесть своего страшного греховного прошлого. Но как, каким чудом этот разбойник в таком болезненном состоянии оказался способным к таким подвигам? Это для нас огромная тайна, но для Бога нет ничего не возможного.

Беседовал Дмитрий Ребров

pravoslavie.ru

Список смертных грехов | Православиум

Рубрика: Добродетели и грехи, Основы веры

Что значит смертный грех

Список смертных грехов – это наиболее тяжкие грехи, которые отдаляют человека от Господа. Они порабощают волю человека, лишают его благодати, любви к Богу и, если грешник не покаялся, приводят душу к погибели. Смертные грехи можно сравнить с камнем на шее, который не даёт человеку подняться к Богу и тянет его к земле, мешает выпрямиться в полный рост. Травма, нанесённая душе смертным грехом, становится серьёзным препятствием для восстановления общения человека  с Богом.

Что вообще считается грехом? Согласно “Догматическому богословию” протоиерея Олега Давыденкова, грех – это действие, слово, помышление, сердечное расположение, представляющее собой нарушение установленного Богом нравственного закона.  Грех наносит вред душе человека, представляют собой нарушение Божьих Заповедей и отступление от праведной жизни, от Бога. Грех не является сотворённой Богом особой природой, силой. Это следствие искажения задуманного Творцом существования человеческой природы.

Особо тяжкие грехи в христианстве называются смертными, потому что их следствием является духовная смерть души. Она умирает для Бога и Вечной Жизни. Также определение «смертные» отсылает нас к ветхозаветному закону, по которому наиболее тяжкие грехи считались преступлениями и карались смертной казнью.

Запретный плод и змей-искуситель — символ грехопадения

Смертные грехи в Православии

В Православной Церкви разделение грехов на смертные и несмертные достаточно условно, так как любой грех отдаляет человека от Бога. Как песчинки могут скопиться в камень, так и мелкие грехи, если их оставить без внимания, могут привести к серьёзным и даже необратимым последствиям.

Список смертных грехов представляет собой перечень не конкретных поступков, а основных категорий, на которые можно разделить всё множество преступлений против Божьей воли. Католическая церковь практикует несколько иной подход: в вероучении западного христианства присутствует чёткое и регламентированное деление грехов по степени тяжести.

Список смертных грехов

Сколько смертных грехов в Православии? Ознакомившись с трудами Святых Отцов, мы можем выяснить, что наиболее распространённое количество смертных грехов – 7.

1)      Гордость (гордыня, самолюбие, высокомерие, тщеславие, упрямство)

2)      Зависть (досада от чужого благополучия, злорадство при чужих несчастьях)

3)      Чревоугодие (обжорство, пьянство)

4)      Блуд (похоть, супружеская измена, близость до брака, содомия, рукоблудие)

5)      Гнев (ненависть, оскорбления, обиды, жестокость, рукоприкладство)

6)      Алчность (жадность, скупость, сребролюбие)

7)      Уныние (утрата надежды на Бога, тоска, печаль, отчаяние)

Условность понятия «смертный грех»

Следует помнить об условности списка смертных грехов в Православии. Любой грех несёт угрозу и требует покаяния. И любой грех может быть прощён Богом. Смертным является тот грех, который остался нераскаянным. Господь примет и простит кающегося грешника.

Преподобный Паисий Святогорец говорил, что дьявол не обладает никакой силой и властью над человеком верующим, ходящим в Церковь, исповедующимся, причащающимся. В таинствах Исповеди и Причастия Бог даёт человеку силы для борьбы со страстями. Господь Всемилостивый, и Его милосердие безгранично. У Него нет задачи непременно наказать человека за малейшее отступление от буквы Закона.

Приведём слова преподобного Ефрема Сирина:

“Дверь Божия всегда отверста ударяющему в нее; милосердие радуется обращающемуся, благость простирает к нему руки свои”.

Какой грех самый страшный

Невозможность прощения связана лишь с такой степенью повреждённости души грехом, когда она уже неспособна воспринимать Божественную благодать и быть рядом с Богом. В Православии есть 2 греха, которые считаются однозначно смертными: самоубийство и хула на Духа Святого. Это и есть самые страшные грехи в христианстве.

Самоубийство лишает человека возможности покаяться. Это можно сделать лишь в земной жизни, за гробом же мы не в состоянии что-либо изменить в себе. Смягчающим обстоятельством может быть психическая болезнь или повреждение ума самоубийцы. В таком случае его близким можно надеяться на милость Господа. 

Хула на Святого Духа – это умышленное и упорное противление человека истине, это осознанная ненависть к Богу. Под этим страшным грехом понимаются не только кощунственные и богохульные речи, но и соответствующий образ мышления, жизни, упрямое нежелание увидеть проявления Бытия Бога.

Христос говорил:

“кто будет хулить Духа Святого, тому не будет прощения вовек, но подлежит он вечному осуждению” (Мк. 3:28-29).

Такой человек сам не желает быть с Богом, поэтому Господь оставляет его. Все же остальные грехи могут быть прощены, если грешник искренне оплакивает свои грехи.

Святитель Феофан Затворник говорил:

“Милость Божья отступает только тогда, когда кто пал и не встаёт”.

Приведём также цитату святителя Григория Нисского:

“До бесконечности возросший грех превосходит величием своим Божия милость, соделавшаяся превысшею и самой небесной высоты”. Итак, грех не должен вводить нас в отчаяние, нужно встать и снова идти к Богу, уповая на Его безмерное милосердие. 

pravoslavium.ru

список по порядку и борьба с каждым из них

Смертные грехи в православии — тяжелые преступления перед лицом Господа. Искупление достигается только при помощи искреннего покаяния. Человек, совершающий небогоугодные деяния, ограждает собственной душе путь в райские обители.

Постоянно повторяющиеся смертные грехи приводят личность к гибели и низвержению в адские чертоги. Преступные деяния находят первые отголоски в древних текстах богословов.

Характеристика смертных грехов

В духовном, как и материальном, мире существуют законы, нарушение которых влечет небольшие разрушения или колоссальные катастрофы. Большая часть нравственных принципов заключена в главных заповедях христианской религии. Они имеют силу уберегать верующего от беды.

Если человек обращает внимание на предупреждающие знаки в материальном мире, он действует разумно, обеспечивая себе безопасный путь к истинному дому. Преступник же, упиваясь смертными страстями, обрекает себя на продолжительную болезнь с тяжелыми последствиями.

По словам святых отцов Церкви, за каждой особенной страстью стоит определенное исчадие преисподней (бес). Этот нечистый делает душу зависимой к определенному виду греха, делая ее пленником.

Страсти — это извращение чистой природы человеческих качеств. Грех являются искажением всего лучшего, что есть в изначальном состоянии. Он может произрастать один из другого: из обжорства происходит похоть, а из нее жажда денег и гнев.

Победа над ними заключается в связывании каждой страсти по отдельности.

Православие утверждает, что непобежденные грехи никуда не исчезают после смерти. Они продолжают терзать душу после того, как она закономерно покинула тело. В Преисподней, по словам священнослужителей, грехи мучают намного сильнее, не давая отдыха и времени на сон. Там они будут постоянно терзать тонкое тело, и не смогут удовлетвориться.

Однако Раем считается особое место присутствия Святого Знания, и Бог не стремится насильно избавить человека от страстей. Он всегда ждет того, кто сумел побороть влечение к преступлениям против тела и духа.

Важно! Единственным православным грехом, который не прощается Создателем, является хуление Святого Духа. Отступнику никто не окажет поддержки, потому что он от нее самолично отказывается.

Перечень грехов для исповеди

Богословская наука, отвечающая на вопросы о грехах, называется аскетикой. Она дает определение преступных страстей и способы избавления от них, а также рассказывает, как обрести любовь к Богу и ближнему.

Аскетика похожа на социальную психологию, так как первая учит побеждать смертные грехи, а вторая помогает справляться с дурными наклонностями в обществе и побеждать апатию. Цели наук фактически не отличаются. Главная задача всей христианской религии — умение полюбить Бога и ближнего своего, а отречение от страстей — средство достижения истины.

Верующий не добьется ее, если будет подвержен греху. Совершающий преступление видит только свое Я и собственную страсть.

Православная Церковь определяет восемь основным видов страстей, ниже приведен их список:

  1. Чревоугодие, или обжорство — неумеренное потребление пищи, унижающее человеческое достоинство. В католической традиции сюда относят и распутство.
  2. Блудное любодеяние, которое привносит в душу похотливые ощущения, нечистые помыслы и удовлетворение от них.
  3. Сребролюбие, или своекорыстие — страсть наживы, ведущая человека к притуплению ума и веры.
  4. Гнев — страсть, которая направляется против кажущейся несправедливости. В христианстве этот грех есть сильное побуждение против своего ближнего.
  5. Печаль (тоска) — страсть, отсекающая всякие надежды на обретение Бога, а также неблагодарность за предыдущие и настоящие дары.
  6. Уныние — психологическое состояние, при котором человек расслабляется и начинает жалеть самого себя. Тоска является смертным грехом в православии оттого, что это депрессивное состояние сопровождается ленью.
  7. Тщеславие — страстное стремление к обретению известности среди людей.
  8. Гордость — грех, функция которого в принижении ближнего и дерзостном выставлении себя в центр всего мира.
На заметку! Термин «страсть» в церковнославянском языке переводится «страдание». Греховные деяния мучают людей сильнее, чем тяжелые болезни. Преступный человек вскоре становится рабом дьявольских страстей.

Как бороться с грехами

Словосочетание «семь смертных грехов» в православии не демонстрирует определенное количество преступлений, а только численно указывает на условное подразделение их в семь фундаментальных групп.

Однако церковь иногда говорит и о восьми грехах. Если рассматривать этот вопрос подробнее, список может быть увеличен до десяти-двадцати.

Важно! Ежедневная борьба с грехами — важнейшее дело каждого православного человека, а не только монаха. Солдаты принимают присягу, чтобы защищать отечество, христиане же дают обещание отречься от дьявольских деяний (преступлений).

После совершения первородного греха, то есть ослушания Воли Господа, человечество обрекло себя на продолжительное пребывание в узах труднопреодолимых страстей. Рассмотрим их по порядку.

Исповедь в грехах

Гордыня

Это первый грех и самый страшных грех в православии, который был известен еще до сотворения человечества. Он презирает ближнего, омрачает ум и делает собственное «Я» самым главным. Гордость завышает самооценку и искажает рациональное видение окружения. Для победы над грехом Сатаны необходимо научиться любить Создателя и каждую тварь. Сперва на это потребуется приложение больших сил, но постепенное очищение сердца смягчит ум в отношении всего окружения.

Чревоугодие

Потребность в питье и еде — естественна, любая пища является даром Небес. Принимая ее, мы подкрепляем силы и получаем удовольствие. Грань, отделяющая меру от переизбытка, находится внутри души верующего. Каждому необходимо уметь жить как в бедности, так и в изобилии, не беря сверх положенного.

Важно! Грех не в самой пище, а в несправедливом и жадном к ней отношении.

Чревоугодие подразделяют на два вида. К первому относят стремление наполнить желудок колоссальным количеством еды, второй — желание усладить языковые рецепторы вкуснейшими блюдами, не зная меры. Пресыщенные животы не позволяют их хозяевам размышлять о возвышенном и одухотворенном.

Обжорство снижает качество молитвы и приводит к осквернению тела и духа.

Бес чревоугодия побеждается только молитвою и соблюдением поста, который служит колоссальным воспитательным орудием. Блаженным становится тот, кто сумеет развить в себе навык духовного и телесного воздержания, а также неукоснительное следование церковным заветам.

О  духовной жизни:

Любодеяние

Священное Писание называют сексуальные связи вне брака тяжелым грехом. Господь благословил только супружескую близость, где муж и жена становятся одной плотью. Действие, благословленное в браке, будет преступлением, если выходит за моральные рамки.

Любодеяние позволяет телам соединиться, но в беззаконии и несправедливости. Каждая такая плотская связь оставляет глубокие раны на сердце верующего.

Важно! Только божественный брак создает правильную душевную близость, духовное единение, настоящую любовь и доверительное отношение.

Беспорядочный блуд этого не дает и разрушает моральный фундамент. Прелюбодействующие люди крадут у самих себя, пытаясь обрести радости нечестным путем.

Чтобы избавиться от страсти, необходимо свести источники соблазна к минимуму, не привязываться к раздражающим внимание объектам.

Сребролюбие

Это есть неописуемая любовь к финансам и материальным приобретениям. Общество сегодня создало культ потребления. Такой образ мыслей отводит личность от духовного самосовершенствования.

Богатство не является пороком, но жадное отношение к собственности порождает страсть сребролюбия.

Чтобы избавиться от греховности, человеку необходимо смягчать собственное сердце и помнить, что ближним твоим бывает тяжелее. Господь, Властелин Вселенной, никогда не оставит в беде милосердного и щедрого верующего.

Счастье не зависит от финансового богатства, а достигается через смягчение собственного сердца.

Гнев

Эта страсть является причиною большинства конфликтов, убивая любовь, дружбу и человеческие симпатии. В гневе перед личностью предстает искаженное изображение того, на кого мы сердимся.

Проявление страсти, которая чаще возникает от самолюбия и зависти, травмирует душу и влечет огромные неприятности.

Избавиться от нее можно с помощью чтения Священных Писаний. Работа и юмор также отвлекают от воздействия гневного образа мыслей.

Печаль

У нее множество синонимов: меланхолия, депрессия, тоска, горе. Она способна довести до самоубийства, если эмоции берут верх над здравым рассудком.

Продолжительная печаль начинает обладать душою и вести к разрушению. Этот грех усугубляет понимание настоящего, делая его тяжелее, чем оно есть на самом деле.

Чтобы побороть неприятную депрессию, человек должен обратиться за помощью к Всевышнему и обрести вкус к жизни.

Уныние

Эта страсть связана с телесной расслабленностью и ленью. Она отвлекает от дневной работы и молитвы. В унынии всякое дело кажется неинтересным и возникает желание его бросить. Каждому следует понимать: нельзя добиться успеха в делах, если подвергаться скуке.

Для борьбы подходит воспитание собственной воли, которая переломит всякую леность. Каждое важное дело, особенно в честь окружения, требует обстоятельного принуждения от личности.

Тщеславие

Страсть является стремлением к суетной славе, не дающей каких-либо преимуществ и богатств. Любой почет недолговечен в материальном мире, поэтому стремление к нему отвлекает от действительно верного размышления.

Тщеславие бывает:

  • скрытым, обитает в сердцах обычных людей;
  • выставленным напоказ, стимулирует на приобретение высочайших должностей.

Чтобы поделить стремление к пустой славе, следует учиться противоположному — смирению. Необходимо спокойно выслушивать критику других и соглашаться с очевидными мыслями.

Избавление через покаяние

Грехи очень мешают вести спокойную жизнь , однако человек не спешит от них избавляться, так как скован силой привычки.

Верующий понимает все неудобство своего положения, но не порождает желания исправить сложившиеся обстоятельства.

  • Чтобы начать процесс очищения от греховности необходимо восстать против самой страсти, возненавидеть и изгнать ее силою воли. Человек обязан возбудить борьбу и отдать собственную душу в распоряжение Всемогущего Бога.
  • Начавший сопротивление находит спасение в покаянии — единственном пути победы над всякой страстью. Без этого нет возможности одержать верх над греховными стремлениями.
  • Священник имеет законную власть избавлять от психологических преступных пристрастий, если человек искренне ему исповедался.
  • Христианин, пошедший по пути очищения, обязан уничтожить свое греховное прошлое и никогда к нему не возвращаться.
  • Господь знает о наших страстях, дает свободу ими насладиться и испить горькую чашу. Бог ждет от человека искреннего признания в совершенных проступках, тогда душа становится ближе к райской обители.
  • Путь избавления нередко сопровождается стыдом и трудностью. Верующий обязан вырывать греховные наклонности, словно сорняки.
  • Духовно больные люди не видят своих смертельных страстей, поэтому остаются в неведении. Рассмотреть собственные нравственные слабости можно, только приблизившись к источнику истинного света, то есть Богу.
  • Исповедь — критическое обличение собственной личности, без самооправдания и жалости. В материальном мире православному нужно уметь каяться в проступках.
  • Человек не способен победить грех в одиночку, он обязан уповать на Бога. В противном случае произойдет замещение одной страсти на другую, и процесс застопорится.

О покаянии:

Важно! Одного покаяния недостаточно в том случае, если личность продолжает творить зло и все еще испытывает наклонности к грехопадению. Человек, не отдавшийся Богу полностью или лицемерящий, только снимает боль от собственных страстей, но очищения не достигает.

Борьба с греховными помыслами тяжела и продолжительна, но нашедший умиротворение в служении Господу перестает быть рабом страстей. Духовная работа принуждает верующего превозмогать и очищаться от суетного, которое только разрушает и не дает ничего взамен.

Посмотрите видео о восьми смертных грехах

molitva-info.ru


Смотрите также