8(915) 044 46 25
8(916) 179 91 28
c 9.00-20.00
Магическая помощь всем нуждающимся!

 

 

Гадание личный прием 1500 рублей! Полная диагностика вашей ситуации!

Гадание на будущее! Диагностика прошлого! Коррекция судьбы!

  100% результат! Гарантия!

 Черный приворот который нельзя снять! Сексуальная привязка! Ритуалы на замужество! Верность! Навсегда!

 

Cнятие любой порчи , проклятия!

 

Ритуалы на благосостояния!




[email protected]


Психологическая поддержка на всем протяжении работы

Память сергий радонежский


Преподобный Се́ргий Радонежский, игумен

Краткое житие преподобного Сергия Радонежского

Ди­вен Бог во свя­тых Сво­их! Про­слав­ляя Сво­их из­бран­ни­ков, Он через них же устро­я­ет и на­ше спа­се­ние.

В труд­ные для Церк­ви вре­ме­на, ко­гда бла­го­по­треб­на бы­ла осо­бен­ная по­мощь Бо­жия к укреп­ле­нию ве­ры пра­во­слав­ной в серд­цах люд­ских или ко­гда нече­стие люд­ское гро­зи­ло по­да­вить со­бою бла­го­че­стие и ве­ру, в та­кие труд­ные вре­ме­на Бог на­ро­чи­то по­сы­лал осо­бых из­бран­ни­ков Сво­их, ко­то­рые, бу­дучи пре­ис­пол­не­ны бла­го­да­ти Бо­жи­ей, сво­ей див­ной жиз­нью, сво­им сми­ре­ни­ем при­вле­ка­ли к се­бе серд­ца лю­дей и де­ла­лись на­став­ни­ка­ми и ру­ко­во­ди­те­ля­ми в ду­хов­ной жиз­ни для всех.

Од­ним из та­ких ве­ли­ких из­бран­ни­ков Бо­жи­их был пре­по­доб­ный Сер­гий, да­ро­ван­ный Бо­гом зем­ле Рус­ской имен­но в та­кое тяж­кое вре­мя, ко­гда та­та­ры за­по­ло­ни­ли по­чти все пре­де­лы ее, ко­гда меж­до­усо­бия кня­зей до­хо­ди­ли до кро­ва­вых по­бо­ищ, ко­гда эти усо­би­цы, бес­пра­вие, та­тар­ское на­си­лие и гру­бость то­гдаш­них нра­вов гро­зи­ли рус­ско­му на­ро­ду со­вер­шен­ной ги­бе­лью. Пол­то­рас­та с лиш­ком лет то­ми­лась мно­го­стра­даль­ная Русь под тя­же­лым игом та­тар­ским. И вот на­ко­нец при­з­рел Гос­подь Бог моль­бы Ру­си Пра­во­слав­ной – при­бли­жал­ся час осво­бож­де­ния, в ко­то­ром Сер­гий явил­ся ис­тин­ным пе­чаль­ни­ком род­ной зем­ли.

Но чтобы сбро­сить вар­вар­ское иго и вве­сти ино­род­цев в огра­ду Хри­сти­ан­ской Церк­ви, для это­го нуж­но бы­ло при­под­нять и укре­пить нрав­ствен­ные си­лы, при­ни­жен­ные ве­ко­вым по­ра­бо­ще­ни­ем и уны­ни­ем. Это­му нрав­ствен­но­му вос­пи­та­нию на­ро­да и по­свя­тил свою жизнь пре­по­доб­ный Сер­гий. Са­мым силь­ным сред­ством, до­ступ­ным и по­нят­ным то­му ве­ку, был жи­вой при­мер, на­гляд­ное осу­ществ­ле­ние нрав­ствен­но­го пра­ви­ла. Он на­чал с са­мо­го се­бя и про­дол­жи­тель­ным уеди­не­ни­ем, ис­пол­нен­ным тру­дов и ли­ше­ний сре­ди дре­му­че­го ле­са, при­го­то­вил­ся быть ру­ко­во­ди­те­лем дру­гих пу­стын­но­жи­те­лей. Жиз­не­опи­са­тель, сам жив­ший в брат­стве, вос­пи­тан­ном Сер­ги­ем, жи­вы­ми чер­та­ми опи­сы­ва­ет, как оно вос­пи­ты­ва­лось, с ка­кой по­сте­пен­но­стью и лю­бо­вью к че­ло­ве­ку, с ка­ким тер­пе­ни­ем и зна­ни­ем ду­ши че­ло­ве­че­ской. На стра­ни­цах древ­не­го жи­тия по­вест­ву­ет­ся о том, как Сер­гий, на­чав пра­вить со­би­рав­шей­ся к нему бра­ти­ей, был для нее по­ва­ром, пе­ка­рем, мель­ни­ком, дро­во­ко­лом, порт­ным, плот­ни­ком, ка­ким угод­но труд­ни­ком, слу­жил ей, как раб куп­лен­ный, по вы­ра­же­нию жи­тия, ни на один час не скла­ды­вал рук для от­ды­ха; как по­том, став на­сто­я­те­лем оби­те­ли и про­дол­жая ту же чер­ную хо­зяй­ствен­ную ра­бо­ту, он при­ни­мал ис­кав­ших у него по­стри­же­ния, не спус­кал глаз с каж­до­го но­вич­ка, воз­во­дя его со сте­пе­ни на сте­пень ино­че­ско­го ис­ку­са, ука­зы­вал де­ло вся­ко­му по си­лам, но­чью до­зо­ром хо­дил ми­мо кел­лий, лег­ким сту­ком в дверь или ок­но на­по­ми­нал празд­но­сло­вя­щим, что у мо­на­ха есть луч­шие спо­со­бы про­во­дить до­су­жее вре­мя, а по­ут­ру осто­рож­ны­ми на­ме­ка­ми, не об­ли­чая пря­мо, не за­став­ляя крас­неть, «ти­хой и крот­кой ре­чью» вы­зы­вал в них рас­ка­я­ние без до­са­ды. В этом по­вест­во­ва­нии вид­но прак­ти­че­скую шко­лу бла­го­нра­вия, в ко­то­рой сверх ре­ли­ги­оз­но-ино­че­ско­го вос­пи­та­ния глав­ны­ми жи­тей­ски­ми на­у­ка­ми бы­ли уме­нье от­да­вать все­го се­бя на об­щее де­ло, на­вык к уси­лен­но­му тру­ду и при­выч­ка к стро­го­му по­ряд­ку в за­ня­ти­ях, по­мыс­лах и чув­ствах. На­став­ник вел еже­днев­ную тер­пе­ли­вую ра­бо­ту над каж­дым от­дель­ным бра­том, над от­дель­ны­ми осо­бен­но­стя­ми каж­до­го бра­та, при­спо­соб­ляя их к це­лям все­го брат­ства. На­блю­де­ние и лю­бовь к лю­дям да­ли уме­ние ти­хо и крот­ко на­стра­и­вать ду­шу че­ло­ве­ка и из­вле­кать из нее, как из хо­ро­ше­го ин­стру­мен­та, луч­шие ее чув­ства.

Так вос­пи­ты­ва­лось друж­ное брат­ство, про­из­во­див­шее, по совре­мен­ным сви­де­тель­ствам, глу­бо­кое на­зи­да­тель­ное впе­чат­ле­ние на ми­рян. Мир при­хо­дил к мо­на­сты­рю, пыт­ли­вым взгля­дом смот­рел на чин жиз­ни, и то, что он ви­дел, быт и об­ста­нов­ка пу­стын­но­го брат­ства, по­уча­ли его са­мым про­стым пра­ви­лам, ко­то­ры­ми креп­ко люд­ское хри­сти­ан­ское об­ще­жи­тие. В мо­на­сты­ре все бы­ло бед­но и скуд­но или, как вы­ра­зил­ся разо­ча­ро­ван­но один му­жи­чок, при­шед­ший в оби­тель пре­по­доб­но­го Сер­гия по­ви­дать про­слав­лен­но­го ве­ли­че­ствен­но­го игу­ме­на, «все ху­дост­но, все ни­щет­но, все си­ро­тин­ско». Слу­ча­лось, все бра­тия по це­лым дням си­де­ли чуть не без кус­ка хле­ба. Но все бы­ли друж­ны меж­ду со­бой и при­вет­ли­вы к при­шель­цам, во всем сле­ды по­ряд­ка и раз­мыш­ле­ния, каж­дый де­лал свое де­ло, каж­дый ра­бо­тал с мо­лит­вой, и все мо­ли­лись по­сле ра­бо­ты. Во всех чу­ял­ся скры­тый огонь, ко­то­рый без искр и вспы­шек об­на­ру­жи­вал­ся жи­ви­тель­ной теп­ло­той, об­да­вав­шей вся­ко­го, кто всту­пал в эту ат­мо­сфе­ру тру­да, мыс­ли и мо­лит­вы. Мир ви­дел все это и ухо­дил обод­рен­ный и осве­жен­ный. Пять­де­сят лет де­лал свое ти­хое де­ло пре­по­доб­ный Сер­гий в Ра­до­неж­ской пу­сты­ни; це­лые пол­ве­ка при­хо­див­шие к нему лю­ди вме­сте с во­дой из его ис­точ­ни­ка чер­па­ли в его пу­сты­ни уте­ше­ние и обод­ре­ние и, во­ро­тясь в свой круг, по кап­лям де­ли­лись им с дру­ги­ми. И эти кап­ли нрав­ствен­но­го вли­я­ния, по­доб­но за­квас­ке, вы­зы­ва­ю­щей жи­ви­тель­ное бро­же­ние, за­па­дая в мас­сы, неза­мет­но из­ме­ня­ли на­прав­ле­ние умов, пе­ре­стра­и­ва­ли весь нрав­ствен­ный строй ду­ши рус­ско­го че­ло­ве­ка XIV ве­ка.

Пре­по­доб­ный Сер­гий при­ме­ром сво­ей свя­той жиз­ни, са­мой воз­мож­но­стью та­кой жиз­ни дал по­чув­ство­вать за­скор­бев­ше­му на­ро­ду, что в нем еще не все доб­рое по­гас­ло и за­мер­ло, по­мог ему за­гля­нуть в свой соб­ствен­ный внут­рен­ний мрак и раз­гля­деть там еще тлев­шие ис­кры то­го же ог­ня, ко­то­рым го­рел сам он. И на­род, при­вык­ший дро­жать при од­ном име­ни та­та­ри­на, со­брал­ся на­ко­нец с ду­хом, встал на по­ра­бо­ти­те­лей и не толь­ко на­шел в се­бе му­же­ство встать, но и по­шел ис­кать та­тар­ские пол­чи­ща в от­кры­той сте­пи и там по­ва­лил­ся на вра­гов несо­кру­ши­мой сте­ной, по­хо­ро­нив их под сво­и­ми мно­го­ты­сяч­ны­ми ко­стя­ми.

Чув­ство нрав­ствен­ной бод­ро­сти, ду­хов­ной кре­по­сти, ко­то­рое пре­по­доб­ный Сер­гий вдох­нул в рус­ское об­ще­ство, еще жи­вее и пол­нее вос­при­ни­ма­лось рус­ским мо­на­ше­ством. В жиз­ни рус­ских мо­на­сты­рей со вре­ме­ни Сер­гия на­чал­ся за­ме­ча­тель­ный пе­ре­лом: за­мет­но ожи­ви­лось стрем­ле­ние к ино­че­ству. Древ­не­рус­ское мо­на­ше­ство бы­ло точ­ным по­ка­за­те­лем все­го мир­ско­го об­ще­ства: стрем­ле­ние по­ки­нуть мир уси­ли­ва­лось не от то­го, что в ми­ру скоп­ля­лись бед­ствия, а по ме­ре то­го, как в нем воз­вы­ша­лись нрав­ствен­ные си­лы. Пре­по­доб­ный Сер­гий со сво­ей оби­те­лью и сво­и­ми уче­ни­ка­ми был об­раз­цом и на­чи­на­те­лем в этом ожив­ле­нии мо­на­стыр­ской жиз­ни, «на­чаль­ни­ком и учи­те­лем всем мо­на­сты­рям, иже в Ру­си», как на­зы­ва­ет его ле­то­пи­сец. Он упо­до­бил и про­дол­жа­ет упо­доб­лять сво­ей ду­хов­ной при­ро­де и всех близ­ко со­при­ка­са­ю­щих­ся с ним лю­дей. Он на­пи­тал сво­им креп­ким ду­хом це­лые сон­мы, це­лые по­ко­ле­ния мо­на­ше­ству­ю­щих. До 70-ти мо­на­сты­рей бы­ло ос­но­ва­но его уче­ни­ка­ми и уче­ни­ка­ми его уче­ни­ков; его ду­хов­ное потом­ство бы­ло од­ной из глав­ных ду­хов­ных сил, со­дей­ство­вав­ших ду­хов­но­му пре­тво­ре­нию раз­ных по­лу­язы­че­ских пле­мен, рас­ки­ну­тых по про­стран­ству Се­вер­ной и Сред­ней Рос­сии, в од­но це­лое ве­ли­ко­рус­ское пле­мя, объ­еди­нен­ное, оду­шев­лен­ное, скреп­лен­ное ду­хом Пра­во­сла­вия. И на­ши ле­то­пис­цы име­ли пол­ное ос­но­ва­ние име­но­вать пре­по­доб­но­го Сер­гия игу­ме­ном всея Ру­си, и Свя­тая Цер­ковь до­стой­но и пра­вед­но ве­ли­ча­ет его воз­бран­ным во­е­во­дою Рус­ской зем­ли!

Ро­ди­ной пре­по­доб­но­го Сер­гия бы­ла зем­ля Ро­стов­ская, по­это­му «он вы­шел из нас, был плоть от пло­ти на­шей и кость от ко­стей на­ших, а под­нял­ся на та­кую вы­со­ту, о ко­то­рой мы и не ча­я­ли, чтобы она ко­му-ни­будь из на­ших бы­ла до­ступ­на». А пре­по­доб­ный про­шел об­щим пу­тем скор­бей и по­дви­га крест­но­го преж­де, чем явил­ся тем див­ным бла­го­дат­ным му­жем, ка­ким мы ви­дим его в по­след­ние го­ды жиз­ни. Сбы­лось див­ное обе­то­ва­ние Гос­по­да: Аще кто лю­бит Мя, сло­во Мое со­блю­дет; и Отец Мой воз­лю­бит его, и Аз воз­люб­лю его, и к нему при­и­дем и оби­тель у него со­тво­рим (Ин.14,21-23). Пре­по­доб­ный Сер­гий опыт­но по­знал тай­ну Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­цы, по­то­му что жиз­нью сво­ей со­еди­нил­ся с Бо­гом, при­об­щил­ся к са­мой жиз­ни Бо­же­ствен­ной Тро­и­цы, то есть до­стиг воз­мож­ной на зем­ле ме­ры обо­же­ния, став при­част­ни­ком Бо­же­ско­го есте­ства (2Пет.1,4). И в ду­ше его «со­тво­ри­ла оби­тель» Свя­тая Тро­и­ца; он сам сде­лал­ся «оби­те­лью Свя­той Тро­и­цы», и всех, с кем об­щал­ся пре­по­доб­ный, он воз­во­дил и при­об­щал к ней. Спра­вед­ли­во за­ме­ча­ет его уче­ник и опи­са­тель жи­тия его, что Сер­гий был «яко един от древ­них ве­ли­ких от­цев». За свою креп­кую ве­ру он удо­сто­ил­ся ли­це­зреть кам­ня ве­ры – Пет­ра; за свою дев­ствен­ную чи­сто­ту – дев­ствен­ни­ка и дру­га Хри­сто­ва Иоан­на, а за свое ве­ли­чай­шее сми­ре­ние – сми­рен­ней­шую из земно­род­ных Вла­ды­чи­цу ми­ра, Пре­свя­тую Бо­го­ро­ди­цу. В сми­рен­ном серд­це по­движ­ни­ка ти­хо си­ял неиз­ре­чен­ный свет бла­го­да­ти Бо­жи­ей, со­гре­вая все его ду­хов­ное су­ще­ство. Ему пре­и­зобиль­но со­об­ще­ны бы­ли все да­ры Бо­жии: и дар чу­до­тво­ре­ний, и дар про­ро­че­ства, и дар уте­ше­ния и на­зи­да­ния, со­ве­та и ра­зу­ма ду­хов­но­го. Для его ду­хов­но­го взо­ра как бы не су­ще­ство­ва­ло ни пре­град ве­ще­ствен­ных, ни рас­сто­я­ния, ни са­мо­го вре­ме­ни: он ви­дел да­ле­че от­сто­я­щее яко близ су­щее, зрел бу­ду­щее как бы на­сто­я­щее. За свя­тость жи­тия сво­е­го он был по­чти от всех лю­бим и по­чи­та­ем и ува­жа­ем бо­лее, чем сколь­ко поз­во­ли­ло это его то­гдаш­нее сми­рен­ное со­сто­я­ние. Мно­гое мно­же­ство при­хо­ди­ло к нему из раз­ных стран и го­ро­дов, и в чис­ле при­хо­див­ших бы­ли и ино­ки, и кня­зья, и вель­мо­жи, и про­стые лю­ди, «на се­ле жи­ву­щие».

Как ко­рабль, обре­ме­нен­ный мно­же­ством со­кро­вищ, ти­хо при­бли­жа­ет­ся к доб­ро­му при­ста­ни­щу, так бо­го­нос­ный Сер­гий при­бли­жал­ся к ис­хо­ду из сей вре­мен­ной жиз­ни. Вид смер­ти не стра­шил его, по­то­му что он го­то­вил­ся к ней по­дви­га­ми всей сво­ей жиз­ни. Ему бы­ло уже за 70 лет. Непре­стан­ные тру­ды из­ну­ри­ли его стар­че­ские си­лы, но он ни­ко­гда не опус­кал ни од­ной служ­бы Бо­жи­ей и «чем боль­ше со­ста­ре­вал­ся воз­рас­том, тем боль­ше об­нов­лял­ся усер­ди­ем», по­да­вая со­бою юным по­учи­тель­ный при­мер.

За пол­го­да до кон­чи­ны ве­ли­кий по­движ­ник удо­сто­ил­ся от­кро­ве­ния о вре­ме­ни сво­е­го от­ше­ствия к Бо­гу. Он со­звал к се­бе бра­тию и в при­сут­ствии всех пе­ре­дал управ­ле­ние оби­те­лью прис­но­му уче­ни­ку сво­е­му пре­по­доб­но­му Ни­ко­ну (па­мять 17/30 но­яб­ря), а сам на­чал без­молв­ство­вать. На­сту­пил сен­тябрь 1391 го­да, и пре­по­доб­ный ста­рец тяж­ко за­бо­лел... Еще раз со­брал он во­круг се­бя всех уче­ни­ков сво­их и еще раз про­стер к ним свое по­след­нее по­уче­ние.

Сколь­ко про­сто­ты и си­лы в этом пред­смерт­ном по­уче­нии уми­ра­ю­ще­го от­ца ино­ков! Сколь­ко люб­ви к тем, ко­то­рых остав­ля­ет! Он же­лал и за­по­ве­дал, чтобы его ду­хов­ные де­ти шли тем же пу­тем к Цар­ству Небес­но­му, ка­ким ше­ство­вал он сам в про­дол­же­ние всей сво­ей жиз­ни. Преж­де все­го он учил их пре­бы­вать в пра­во­сла­вии: «ос­но­ва­ни­ем вся­ко­го доб­ро­го де­ла, вся­ко­го доб­ро­го на­ме­ре­ния, по уче­нию сло­ва Бо­жия, долж­на быть ве­ра; без ве­ры уго­дить Бо­гу невоз­мож­но. Но ве­ра пра­во­слав­ная, ос­но­ван­ная на уче­нии апо­сто­лов и от­цов, чуж­дая вы­со­ко­мудр­ство­ва­ния, ко­то­рое ча­сто ве­дет к ма­ло­ве­рию и неве­рию и сби­ва­ет с пу­ти спа­се­ния». Да­лее пре­по­доб­ный за­ве­щал бра­тии хра­нить еди­но­мыс­лие, блю­сти чи­сто­ту ду­шев­ную и те­лес­ную и лю­бовь нели­це­мер­ную, со­ве­то­вал уда­лять­ся от злых по­хо­тей, пред­пи­сы­вал уме­рен­ность в пи­ще и пи­тии, сми­ре­ние, стран­но­лю­бие и все­це­лое ис­ка­ние гор­не­го, небес­но­го, с пре­зре­ни­ем су­е­ты жи­тей­ской. Он мно­гое на­пом­нил им из то­го, что го­во­рил преж­де, и на­ко­нец за­по­ве­дал не по­гре­бать его в церк­ви, а по­ло­жить на об­щем клад­би­ще, вме­сте с про­чи­ми усоп­ши­ми от­ца­ми и бра­ти­я­ми.

Без­молв­но сто­я­ли с по­ник­ши­ми гла­ва­ми скор­бя­щие ча­да Сер­ги­е­вы и с бо­лью сер­деч­ной вни­ма­ли по­след­ним на­став­ле­ни­ям лю­би­мо­го стар­ца. Осо­бен­но груст­но им бы­ло слы­шать по­след­нюю во­лю сво­е­го сми­рен­но­го игу­ме­на от­но­си­тель­но ме­ста его по­след­не­го по­коя. Один вид мо­ги­лы его в хра­ме Бо­жи­ем сре­ди со­бо­ра мо­ля­щих­ся бра­тий мог бы слу­жить для них неко­то­рым уте­ше­ни­ем. Но ста­рец не же­лал это­го, а уче­ни­ки не хо­те­ли огор­чать его сми­ре­ние сво­им про­ти­во­ре­чи­ем, и вся­кое сло­во неволь­но за­ми­ра­ло на их устах. «Не скор­би­те, ча­да мои, – с лю­бо­вью уте­шал их ста­рец, – я от­хо­жу к Бо­гу, ме­ня при­зы­ва­ю­ще­му, и вас по­ру­чаю Все­мо­гу­ще­му Гос­по­ду и Пре­чи­стой Его Ма­те­ри: Она бу­дет вам при­бе­жи­щем и сте­ной от стрел вра­жи­их!».

Пе­ред са­мым ис­хо­дом ду­ши сво­ей ста­рец по­же­лал в по­след­ний раз при­об­щить­ся Пре­чи­сто­го Те­ла и Кро­ви Хри­сто­вых. Весь ис­пол­нен­ный бла­го­дат­но­го уте­ше­ния, он воз­вел го­ре свои сле­зя­щи­е­ся от ра­до­сти очи и еще раз, при по­мо­щи уче­ни­ков, про­стер к Бо­гу свои пре­по­доб­ные ру­ки... «В ру­це Твои пре­даю дух мой, Гос­по­ди!» – ти­хо про­из­нес свя­той ста­рец и в ды­ха­нии сей мо­лит­вы ото­шел чи­стой сво­ей ду­шой ко Гос­по­ду, Ко­то­ро­го от юно­сти воз­лю­бил.

Это бы­ло 25 сен­тяб­ря 1392 го­да. Лишь толь­ко пре­по­доб­ный Сер­гий ис­пу­стил по­след­ний вздох, неска­зан­ное бла­го­уха­ние раз­ли­лось по его кел­лии. Ли­цо усоп­ше­го пра­вед­ни­ка си­я­ло небес­ным бла­жен­ством, и смерть не по­сме­ла на­ло­жить свою мрач­ную пе­чать на све­то­леп­ный лик но­во­пре­став­лен­но­го стар­ца Бо­жия.

Немед­лен­но ста­рей­шие из бра­тии от­пра­ви­лись в Моск­ву со скорб­ной ве­стью к мит­ро­по­ли­ту Ки­при­а­ну. Они со­об­щи­ли ему как за­ве­ща­ние стар­ца о ме­сте по­гре­бе­ния, так и усерд­ное же­ла­ние всей бра­тии по­ло­жить его в церк­ви Пре­свя­той Тро­и­цы, им са­мим со­здан­ной, и про­си­ли его ар­хи­пас­тыр­ско­го о том рас­по­ря­же­ния. И свя­ти­тель не за­труд­нил­ся бла­го­сло­вить их на по­гре­бе­ние сми­рен­но­го игу­ме­на в церк­ви, хо­тя сам он не же­лал то­го. Весть о его пре­став­ле­нии при­влек­ла в оби­тель мно­же­ство на­ро­да не толь­ко из окрест­ных се­ле­ний, но и из бли­жай­ших го­ро­дов. Каж­до­му хо­те­лось при­бли­зить­ся и при­кос­нуть­ся ес­ли не к са­мо­му те­лу бо­го­нос­но­го стар­ца, то, по край­ней ме­ре, ко гро­бу его. Тут бы­ли и кня­зья, и бо­яре, по­чтен­ные стар­цы-игу­ме­ны, и чест­ные иереи сто­ли­цы, и мно­же­ство ино­ков, кто со све­ча­ми, кто с ка­ди­ла­ми и свя­ты­ми ико­на­ми, про­во­жая свя­тые остан­ки бла­жен­но­го стар­ца к ме­сту по­след­не­го их упо­ко­е­ния. И по­хо­ро­ни­ли его у пра­во­го кли­ро­са в церк­ви Пре­свя­той Тро­и­цы.

Тро­га­тель­ны­ми чер­та­ми изо­бра­жа­ет скорбь оси­ро&

azbyka.ru

В день памяти преподобного Сергия, игумена Радонежского и всея России чудотворца

Бра­тия и сест­ры! Празд­не­ства в честь свя­тых упо­доб­ля­ют­ся бли­ста­нию звезд. Как звез­ды рас­по­ло­же­ны на небес­ном сво­де в из­вест­ном по­ряд­ке, на из­вест­ном рас­сто­я­нии друг от дру­га и осве­ща­ют зем­лю, так и свя­тые угод­ни­ки Бо­жии све­тят ми­ру сво­ей бо­го­дух­но­вен­ной по­движ­ни­че­ской жиз­нью, на­уча­ют нас ис­ти­нам Хри­сто­вой ве­ры и люб­ви. Хо­тя остан­ки мно­гих свя­тых на­хо­дят­ся под спу­дом, но си­ла бла­го­да­ти, яв­лен­ная в них, так же веч­на и дей­ствен­на, как и тех свя­тых, чьи мо­щи бы­ли об­ре­те­ны.

В 1422 го­ду Гос­подь про­сла­вил Сво­е­го ве­ли­ко­го угод­ни­ка — пре­по­доб­но­го Сер­гия Ра­до­неж­ско­го об­ре­те­ни­ем его нетлен­ных чу­до­твор­ных и мно­го­це­леб­ных мо­щей. С это­го вре­ме­ни мно­гие бо­го­сло­вы и цер­ков­ные про­по­вед­ни­ки ста­ра­лись в ме­ру сво­их сил и да­ро­ва­ний воз­но­сить хва­лу его жиз­ни и слав­ным хри­сти­ан­ским по­дви­гам. Од­на­ко они со­зна­ва­ли, что ни­кто из них не мо­жет до­стой­но вос­хва­лить его. Но “ес­ли мы умол­чим, — го­во­рил мит­ро­по­лит Мос­ков­ский Пла­тон, — то са­мое ме­сто сие, на­по­ен­ное пόтом тру­дов его и про­слав­лен­ное его ве­ли­ки­ми чу­де­са­ми и бла­го­де­я­ни­я­ми, са­мое это ме­сто все­гда оста­нет­ся гром­ким то­го про­по­вед­ни­ком. Каж­дый хри­сти­а­нин, поль­зу­ясь при­ме­ром свя­то­го его жи­тия и по­лу­чая уте­ше­ние в хо­да­тай­стве его мо­литв, каж­дый хри­сти­а­нин при­вле­ка­ет­ся си­лою бла­го­да­ти, лю­бо­вью к нему и усер­ди­ем”. И ни­ко­гда в Церк­ви Бо­жи­ей не умолк­нут хва­лы пре­по­доб­но­му Сер­гию, ибо в па­мять веч­ную бу­дет пра­вед­ник (Пс.111:6).

Свя­тость есть ос­но­ва­ние ис­тин­но­го бо­го­муд­рия и бо­го­мыс­лия. В жиз­ни свя­тых об­ре­та­ют­ся кла­де­зи бо­го­ве­де­ния. И на­ше рус­ское пра­во­слав­ное бо­го­сло­вие со­вер­ша­ет­ся во­ди­тель­ством свя­тых угод­ни­ков-бо­го­вид­цев, в чис­ле ко­то­рых бли­же все­го сто­ит к нам ве­ли­кий Игу­мен зем­ли Рус­ской пре­по­доб­ный Сер­гий Ра­до­неж­ский. Свое бо­го­сло­вие за­клю­чил он не в кни­гах, но явил всей сво­ей жиз­нью. Он учит нас бо­го­ве­де­нию не сло­ва­ми, но мол­ча­ли­во — де­ла­ми сво­и­ми.

Жизнь свя­то­го ав­вы Сер­гия долж­на слу­жить на­зи­да­ни­ем для каж­до­го по­сле­до­ва­те­ля Хри­ста Спа­си­те­ля. Спа­се­ние, как по­ка­зал нам пре­по­доб­ный, долж­но быть глав­ной це­лью зем­ной жиз­ни че­ло­ве­ка, ко­то­рая слу­жит при­го­тов­ле­ни­ем к веч­но­сти. “Смот­ри­те на небо, — учит епи­скоп Фе­о­фан За­твор­ник, — и вся­кий шаг ва­шей жиз­ни так со­раз­ме­ряй­те, чтобы он был сту­па­ни­ем ту­да”. Для до­сти­же­ния сво­е­го спа­се­ния по­сле­до­ва­тель Хри­ста дол­жен по­сто­ян­но тру­дить­ся, чтобы ис­ко­ре­нить все гре­хов­ное и страст­ное в сво­ем че­ло­ве­че­ском есте­стве и усво­ить хри­сти­ан­ские доб­ро­де­те­ли. Но для со­вер­шен­ство­ва­ния в ду­хов­ной жиз­ни необ­хо­ди­мо со­дей­ствие бо­же­ствен­ной бла­го­да­ти, ко­то­рая ис­пра­ши­ва­ет­ся усерд­ной мо­лит­вой ко Гос­по­ду.

Од­на­жды свя­той Ан­то­ний Ве­ли­кий об­ра­тил­ся с моль­бой к Бо­гу: “Гос­по­ди, по­ка­жи мне путь спа­се­ния!” И ко­гда он вы­шел из сво­ей пе­ще­ры, то уви­дел ко­го-то по­хо­же­го на се­бя, ко­то­рый си­дел и ра­бо­тал, по­том встал и на­чал мо­лить­ся, по­сле опять сел и на­чал вить ве­рев­ку, по­ра­бо­тав, опять встал на мо­лит­ву. Это был ан­гел Гос­по­день, по­слан­ный для на­став­ле­ния и укреп­ле­ния свя­то­го Ан­то­ния. Ан­гел Бо­жий ска­зал ему вслух: “И ты де­лай так и спа­сешь­ся”. Это озна­ча­ло, что труд, под­креп­ля­е­мый мо­лит­вой к Бо­гу, и мо­лит­ва, со­про­вож­да­е­мая бла­гим тру­дом, при­ве­дут к спа­се­нию ду­ши.

Жизнь хри­сти­а­ни­на все­гда и во всех об­сто­я­тель­ствах долж­на быть по­свя­ще­на Бо­гу. Свое спа­се­ние че­ло­век мо­жет со­вер­шать во вся­ком по­ло­же­нии. Ни­ка­кое ме­сто, ни­ка­кое вре­мя не от­де­ля­ет нас от вез­де­су­ще­го Бо­га. Пре­по­доб­ный Сер­гий спа­сал­ся и в се­мье, ко­гда уха­жи­вал за ро­ди­те­ля­ми, спа­сал­ся и в пу­стын­ном оди­но­че­стве, ко­гда при­шел на Ма­ко­вец, спа­сал­ся и став во гла­ве мо­на­стыр­ской бра­тии, ко­гда при­нял над ней на­чаль­ство. “Ме­сто не спа­сет че­ло­ве­ка и не по­гу­бит, — го­во­рит пре­по­доб­ный Ни­фонт, — од­ни де­ла по­губ­ля­ют и спа­са­ют. Кто не со­блю­да­ет за­по­ве­дей Гос­под­них, то­му не по­мо­жет ни свя­той сан, ни свя­тое ме­сто”. Хри­сти­а­нин дол­жен спа­сать­ся в тех усло­ви­ях, в ко­то­рые он по­став­лен про­мыс­лом Бо­жи­им, чтобы все­це­ло на­пра­вить путь сво­ей жиз­ни к до­сти­же­нию Небес­но­го Оте­че­ства. “Москва од­на, — пи­шет епи­скоп Фе­о­фан За­твор­ник, — а до­рог к ней мно­го, и вся­кая в нее при­во­дит. Но ес­ли кто, на­прав­ля­ясь по од­ной до­ро­ге, бро­сит свою и пе­рей­дет на дру­гие, то он ни­ко­гда не дой­дет до Моск­вы. Так и в ду­хов­ной жиз­ни есть град пре­свет­лый, ку­да все стре­мят­ся, и до­ро­ги в него раз­ные, и всем в него дой­ти мож­но, но стань пе­ре­ме­нять до­ро­ги — очень недив­но, что ни­ко­гда не до­бе­решь­ся до то­го гра­да”. Ис­тин­ный по­сле­до­ва­тель Хри­ста дол­жен непо­ко­ле­би­мо ве­рить, что все слу­чаи жиз­ни устро­я­ют­ся про­мыс­лом Бо­жи­им, вся­кое де­ло нуж­но ста­рать­ся де­лать так, как ес­ли бы оно бы­ло по­ру­че­но ему от Бо­га. Вся­кий шаг, вся­кое сло­во, да­же дви­же­ние и взгляд на­до со­от­но­сить с во­лей Бо­жи­ей. Жи­тей­ские де­ла не мо­гут яв­лять­ся пре­пят­стви­ем в де­ле спа­се­ния в том слу­чае, ес­ли че­ло­век бу­дет по­сто­ян­но бо­роть­ся с гре­хов­ным об­ра­зом жиз­ни. Так, од­но­му из пу­стын­ных от­цов, до­стиг­ше­му ду­хов­ной вы­со­ты, Гос­подь ска­зал, что в го­ро­де Алек­сан­дрии есть хри­сти­а­нин, по спе­ци­аль­но­сти врач, ко­то­рый, имея по­сто­ян­ное об­ще­ние с людь­ми, то­же до­стиг вы­со­ко­го ду­хов­но­го со­вер­шен­ства и еже­днев­но с ан­ге­ла­ми воз­но­сит хва­лы Бо­гу.

И се­мей­ная жизнь, и об­ще­ствен­ная, ес­ли она бу­дет со­гла­со­ва­на с за­по­ве­дя­ми Хри­сто­вы­ми, яв­ля­ет­ся спа­си­тель­ной и бо­го­угод­ной. Ес­ли устро­ить жизнь так, чтобы в ней гос­под­ство­ва­ли за­по­ве­ди Бо­жии, а не грех, то это уже бу­дет не мир­ская, а свя­тая жизнь, Бо­гом бла­го­сло­вен­ная. “Кто жи­вет в се­мье, — учат свя­тые от­цы, — то­му и спа­се­ние от се­мей­ных доб­ро­де­те­лей. Толь­ко ис­пол­няй­те всё как во­лю Бо­жию, на вас воз­ло­жен­ную”. И мно­го бы­ло угод­ни­ков Бо­жи­их, ко­то­рые сре­ди жи­тей­ской су­е­ты до­сти­га­ли спа­се­ния.

Бра­тия и сест­ры! Бу­дем нести на­ше зем­ное слу­же­ние, на­ши зем­ные обя­зан­но­сти как воз­ло­жен­ные на нас Бо­гом, ис­пол­няя их доб­ро­со­вест­но, с усер­ди­ем, при­го­тов­ля­ясь дать от­чет об ис­пол­не­нии их Бо­гу. Де­ла зем­ные бу­дем со­вер­шать с це­лью бо­го­уго­жде­ния, и зем­ные де­ла сде­ла­ют­ся небес­ны­ми. То­гда мы бу­дем ис­тин­ны­ми по­сле­до­ва­те­ля­ми Гос­по­да Иису­са Хри­ста, до­стой­ны­ми уче­ни­ка­ми ав­вы Сер­гия, ко­то­рый все­гда бу­дет нам пу­те­вод­ной звез­дой в оби­те­ли От­ца на­ше­го Небес­но­го. Аминь.


Игу­мен Ге­ор­гий (Тер­тыш­ни­ков)

 

Текст при­во­дит­ся по из­да­нию: Игу­мен Ге­ор­гий (Тер­тыш­ни­ков). В день па­мя­ти пре­по­доб­но­го Сер­гия, игу­ме­на Ра­до­неж­ско­го и всея Рос­сии чу­до­твор­ца // В па­мять веч­ную бу­дет пра­вед­ник. Крат­кое жи­тие пре­по­доб­но­го Сер­гия. Про­по­ве­ди на дни его па­мя­ти. Свя­то-Тро­иц­кая Сер­ги­е­ва Лав­ра, 2002. С. 90-93

azbyka.ru

День Сергия Радонежского 2019: когда отмечают, традиции и народные приметы

Во вторник, 8 октября, православные отмечают День памяти преподобного Сергия Радонежского. Подробнее об этом празднике — в материале Федерального агентства новостей.

Игумен Сергий Радонежский, всея России чудотворец, живший в годы монголо-татарского ига, преставился Богу 8 октября 1392 года (25 сентября — по старому стилю). С XV века Русская православная церковь почитает этого основателя нескольких монастырей, в том числе Троице-Сергиевой лавры под Москвой, в лике преподобных — это особый разряд святых, угодивших Богу монашеским подвигом. А еще Сергий Радонежский считается величайшим подвижником Русской земли и покровителем учащихся.

Житие Сергия Радонежского

О жизни Сергия Радонежского первым написал его ученик Епифаний Премудрый, впоследствии тоже причисленный к лику святых. В этом «Житии» рассказывается о чудесах, произошедших с Сергием Радонежским, и не говорится, когда преподобный появился на свет. Дата его рождения указана в житии, составленном архиепископом Никоном, — 3 мая 1319 год. Но в трудах других исследователей называются иные даты рождения Сергия Радонежского, а потому доподлинно не известно, в каком возрасте он преставился. По одной версии — в 70 лет, по другой — в 78.

Родился Сергий Радонежский в селе Варницы под Ростовом «от родителей благородных и благоверных» Кирилла и Марии. Он с самого рождения был особенным ребенком — еще будучи в утробе матери, трижды закричал во время литургии, отказывался брать материнскую грудь в постные дни и не принимал молока от кормилицы…

При крещении мальчику дали имя Варфоломей. Когда мальчику было семь лет, его вместе с братьями Стефаном и Петром отдали учиться грамоте. Братья обучались успешно, а у Варфоломея дело не шло, за что его наказывал учитель и ругали учителя. И тогда отрок принялся «со слезами молиться Богу», пишет Епифаний Премудрый. А однажды юный Варфоломей встретил на поле возле дуба таинственного старца, которому рассказал о своих проблемах с учебой, и после совместной молитвы и вкушения святой просфоры учение ему стало даваться легко, и он стал знать грамоту лучше братьев и всех сверстников. Это событие изобразил художник Михаил Нестеров на своей картине «Видение отроку Варфоломею».

Не достигнув и 12 лет, Варфоломей стал соблюдать строгий пост и молиться по ночам. Примерно тогда же его родители обеднели и семье пришлось переехать в город Радонеж. Варфоломей мечтал принять монашеский подвиг, родители не возражали, но просили дождаться их смерти. Когда это произошло, Варфоломей отдал свою долю наследства младшему брату и вместе со старшим ушел на пустынное жительство. После долгих поисков браться «наконец пришли в одно место пустынное, в чаще леса, где была и вода», пишет Епифаний. Они соорудили там келью, а затем построили небольшую церковь, которую освятили во имя Святой Троицы.

Стефан недолго жил в пустыни с братом и ушел в монастырь, где жизнь была не столь трудна и сурова. Оставшись один, Варфоломей призвал игумена Митрофана и принял от него монашеский постриг с именем Сергий. Через какое-то время вокруг него стала селиться монашеская братия. Считается, что Троице-Сергиева лавра была основана в 1342 году. Сергий стал вторым ее игуменом (первым был Митрофан) и пресвитером. Он запретил монахам просить подаяние и постановил, чтобы иноки жили своим трудом, подавая им в этом пример.

Помимо Троице-Сергиевой лавры преподобный основал еще несколько монастырей. «Тихими и кроткими словами» Сергий примирял враждующих между собой князей, уговаривая их подчиниться князю московскому Дмитрию Иоанновичу. Благодаря этому удалось победить в Куликовской битве, за что князь получил прозвище Дмитрий Донской. Накануне сражения он приходил к старцу Сергию, которому очень верил, и спрашивал, стоит ли ему воевать против татарской орды, которую созвал Мамай.

«Следует тебе, господин, заботиться о порученном тебе Богом славном христианском стаде. Иди против безбожных, и, если Бог поможет тебе, ты победишь и невредимым в свое отечество с великой честью вернешься», — ответил князю Сергий Радонежский.

А когда выступившие в поход русские воины увидели многочисленное и свирепое татарское войско и остановились, размышляя, как же быть, явился гонец с посланием от святого, в котором говорилось:

«Без всякого сомнения, господин, смело выступай против свирепости их, нисколько не устрашаясь, — обязательно поможет тебе Бог».

За шесть месяцев Сергий радонежский предвидел свою кончину и уведомил об этом монахов.

«Внимайте себе, братие. Прежде имейте страх Божий, чистоту душевную и любовь нелицемерную», — наставлял перед смертью святой.

Преподобный Сергий скончался в 1392 году, через 30 лет были обретены его мощи, которые сейчас находятся в Троицком соборе Свято-Троицкой Сергиевой лавры. В 1919 году большевики вскрыли мощи преподобного и до 1946 держали их в музее, после чего вновь вернули церкви.

По молитвам Сергий Радонежского произошло немало чудес. Но как отмечал патриарх Кирилл в одном из интервью, «смысл чудес не в самом факте нарушения законов природы, но в подтверждении близости человека к Богу, которому все возможно».

«Главное чудо преподобного Сергия — он сам», — подчеркивал предстоятель РПЦ.

Народные традиции и приметы

В народе день преставления Сергия Радонежского прозвали капустником. В этот день было принято всей семьей квасить капусту в деревянных бочках, которые заранее окуривали чабрецом и натирали чесноком, а на дно клали несколько ароматных веточек можжевельника. Эти нехитрые секреты придавали квашеной капусте необыкновенный вкус и аромат.

Кроме того, на Руси на Сергия Радонежского было принято готовить блюда из курицы и яиц, потому что преподобного считали хранителем этой домашней птицы.

Обязательно в этот день утром посещали церковные службы, чтобы почтить память святого. У его икон молились о счастье, удаче во всех делах, в работе и учебе. Просили и здравии — как телесном, так и духовном.

А по погоде 8 октября судили, когда начнется зима: если в этот день выпадал первый снег, то установление зимы ждали 21 или 22 ноября.

riafan.ru

Сергий Радонежский 1314 - 1392: биография кратко, годы жизни, деятельность — История России

Сергий Радонежский (ок. 1314-1392) почитается Русской православной церковью в лике святых как преподобный и считается величайшим подвижником земли Русской. Он основал Троице-Сергиеву лавру под Москвой, которая раньше называлась Троицкий монастырь. Сергий Радонежский проповедовал идеи исихазма. Понимал он эти идеи по-своему. В частности, он отверг мысль, что только иноки войдут в царство Божее. «Спасуться все добрые», - учил Сергий. Он стал, пожалуй, первым русским духовным мыслителем, который не только подражал византийской мысли, но и творчески развивал ее. Память о Сергии Радонежском особенно почитаема в России. Именно этот монах-подвижник благословил Дмитрия Московского и его двоюродного брата Владимира Серпуховского на бой с татарами. Его устами, русская церковь впервые призвала к борьбе с Ордой.

О жизни преподобного Сергия мы знаем от Епифания Премудрого – мастера «плетения словес».  «Житие Сергия Радонежского» было написано им на склоне лет в 1417-1418 гг. в Троице-Сергиевом монастыре. По его свидетельству, в 1322 г. у ростовского боярина Кирилла и его жены Марии родился сын Варфоломей. Некогда эта семья была богата, но затем обеднела и, спасаясь от преследований слуг Ивана Калиты, около 1328 г. вынуждена была переселиться в Радонеж – город, принадлежавший младшему сыну великого князя Андрею Ивановичу. В семилетнем возрасте Варфоломея стали обучать грамоте в церковной школе, учение давалось ему с трудом. Он рос тихим и задумчивым мальчиком, у которого постепенно возникло решение уйти от мира и посвятить свою жизнь богу. Его родители и сами приняли постриг в Хотьковском монастыре. Там же обет монашества принял его старший брат Стефан. Варфоломей, завещав имущество младшему брату Петру, отправился в Хотьково и стал монашествовать под именем Сергия.

Братья решили покинуть монастырь и поставили в лесу, в десяти верстах от него келью. Вместе срубили церковь и освятили ее в честь Св. Троицы. Около 1335 г. Стефан не выдержал тягот и ушел в Московский Богоявленский монастырь, оставив Сергия одного. Для Сергия начался период тяжелых испытаний. Его уединение длилось около двух лет, а затем к нему стали стекаться иноки. Построили двенадцать келий, обнесли оградой. Так в 1337 г. зародился монастырь Троице-Сергиевский монастырь, а Сергий стал его игуменом.

Он руководил монастырем, но это руководство не имело ничего общего с властью в обычном, светском смысле этого слова. Как говорится в «Житии», Сергий был для всех «точно купленный раб». Он рубил кельи, таскал бревна, выполнял трудные работы, исполняя до конца обет монашеской бедности и служения ближнему. Однажды у него закончилась еда, и он, проголодав три дня, отправился к монаху своей обители некоему Даниилу. Тот собирался пристроить сени к своей келье и ждал плотников из села. И вот игумен предложил Даниилу выполнить эту работу. Даниил испугался, что Сергий с него много попросит, но тот согласился работать за гнилые хлеба, которые есть уже было нельзя. Сергий работал целый день, а вечером Даниил «изнесе ему решето хлебов гнилых».

Также, согласно сведениям Жития он «пользовался всяким случаем завести обитель, где находил то нужным». По словам одного современника, Сергий «тихими и кроткими словами» мог действовать на самые загрубелые и ожесточённые сердца; очень часто примирял враждующих между собой князей. В 1365 г. Дмитрий Донской послал его в Нижний Новгород мирить ссорившихся князей. По пути, мимоходом, Сергий нашел время устроить пустошь в глуши Гороховецкого уезда на болоте при реке Клязьме и воздвигнуть храм Святой Троицы. Он поселил там «старцев пустынных отшельников, а питались они лыками и сено по болоту косили». Кроме Троице-Сергиева монастыря, Сергий основал Благовещенский монастырь на Киржаче, Старо-Голутвин близ Коломны, Высоцкий монастырь, Георгиевский на Клязьме. Во все эти обители он поставил настоятелями своих учеников. Более 40 обителей было основано его учениками, например, Саввой (Саввино-Сторожевский близ Звенигорода), Ферапонтом (Ферапонтов), Кириллом (Кирилло-Белозерский), Сильвестром (Воскресенский Обнорский). Согласно житию, Сергий Радонежский совершил множество чудес. Люди приходили к нему из разных городов для исцеления, а иногда даже для того, чтобы просто увидеть его. Как утверждает житие, однажды он воскресил мальчика, который умер на руках отца, когда он нёс ребёнка к святому для исцеления.

Достигнув глубокой старости, Сергий, за полгода прозрев свою кончину, призвал к себе братию и благословил на игуменство опытного в духовной жизни и послушании ученика, преподобного Никона. Умер Сергий 25 сентября 1392 г. и вскоре был канонизирован. Произошло это еще при жизни людей, знавших его. Случай, более никогда не повторявшийся.

Через 30 лет, 5 июля 1422 г., были обретены нетленными его мощи, о чём свидетельствовал Пахомий Логофет. Поэтому этот день является одним из дней памяти святого.11 апреля 1919 г., во время кампании по вскрытию мощей, мощи Сергия Радонежского подвергались вскрытию в присутствии специальной комиссии с участием представителей церкви. Останки Сергия были найдены в виде костей, волос и фрагментов грубого монашеского одеяния, в котором он был похоронен. О предстоящем вскрытии мощей стало известно Павлу Флоренскому, и при его участии (чтобы защитить мощи от возможности полного уничтожения) глава преподобного Сергия была тайно отделена от тела и заменена головой погребённого в лавре князя Трубецкого. До возвращения мощей Церкви глава преподобного Сергия хранилась отдельно. В 1920-1946 гг. мощи находились в музее, помещавшемся в здании лавры. 20 апреля 1946 г. мощи Сергия были возвращены Церкви. В настоящее время мощи преподобного Сергия находятся в Троицком соборе Троице-Сергиевой лавры.

Сергий Радонежский воплотил идею общежитийного монастыря на Руси. Ранее монахи, уходя в монастырь, продолжали владеть имуществом. Встречались бедные и богатые монахи. Естественно, бедные скоро становились служками у более обеспеченных собратьев. Это, по мнению Сергия, противоречило самой идее монастырского братства, равенства, устремленности к Богу. Поэтому в своем Троицком монастыре, основанном недалеко от Москвы у Радонежа, Сергий Радонежский запретил монахам иметь частное имущество. Свое богатство они должны были отдавать монастырю, который становился как бы коллективным владельцем. Имущество, в частности земля, нужны были обители, только для того, чтобы инокам, посвятившим себя молитве, было чем питаться. Как мы видим, Сергий Радонежский руководствовался самыми высокими помыслами и боролся с монашеским богатством. Ученики Сергия стали основателями многих монастырей подобного типа. Однако в дальнейшем общежитийные монастыри стали крупнейшими земельными собственниками, обладавшими, кстати, и большим движимым богатством — деньгами, драгоценными вещами, полученными как вклады на помин души. Троице-Сергиев монастырь при Василии II Темном получил невиданную привилегию: его крестьяне не имели права перехода в Юрьев день — так, в масштабе одной монастырской вотчины впервые появилось на Руси крепостное право.

histrf.ru

День памяти Сергия Радонежского. Справка

Он выступал и как мудрый политик, стремящийся к усмирению раздоров и сплочению русских земель.

Достигнув глубокой старости, Преподобный, за полгода прозрев свою кончину, призвал к себе братию и благословил на игуменство опытного в духовной жизни и послушании ученика, преподобного Никона. В безмолвном уединении Преподобный мирно преставился к Богу 25 сентября 1392 года.

Накануне великий угодник Божий в последний раз призвал братию и обратился к ним со словами завещания. Он заповедал братии прежде всего строго хранить чистоту православной веры. Преподобный завещал также блюсти единомыслие, чистоту душевную и телесную, любовь нелицемерную, удаляться от злых желаний, воздерживаться в пище и питии, иметь усердие к смирению и страннолюбию: "Внимайте себе, братие. Прежде имейте страх Божий, чистоту душевную и любовь нелицемерную..."

Спустя 30 лет по Преставлении преподобного Сергия, незадолго перед началом строительства нового храма во имя Живоначальной Троицы в Троице-Сергиевом монастыре, преподобный Сергий явился одному благочестивому мужчине, жившему близ обители, и повелел возвестить игумену Никону и братии: "Зачем оставляете меня столько времени во гробе, землей покровенного, в воде, утесняющей тело мое?"

5 июля 1422 года преподобный Никон, приступая к созданию каменного храма, при копании рвов обрел и изнес из земли мощи духовного отца своего. При открытии гроба разлилось благоухание необыкновенное. И не только тело чудотворца оказалось нетленным, но и одежды его были невредимы, хотя с обеих сторон гроба стояла вода.

Мощи на время поставлены были в деревянной Троицкой церкви (на том месте находится теперь церковь Сошествия Святого Духа). Каменный храм, как место покоя преподобного Сергия, созидался и украшался с благоговейной любовью и с усердными молитвами. Над украшением святилища потрудились преподобные иконописцы Даниил и Андрей Рублев. При освящении в 1426 году каменного Троицкого собора святые мощи были перенесены туда. Здесь они покоятся и по сей день.

В 1452 году Сергий Радонежский был причислен к лику святых.

Церковь отмечает память его в день кончины 25 сентября (8 октября), а также 5 (18) июля, в день обретения мощей.

 

ria.ru

День памяти преподобного Сергия Радонежского

Память преподобного Сергия Радонежского отмечается несколько раз в году: 5 / 18 июля — воспоминание обретения его честных мощей (1422), 25 сентября / 8 октября – его преставление (1392).
Имя преподобного Сергия Радонежского напоминает, до какой высоты способна подняться наша земля‚ просвещенная Словом Христовым. Человек‚ не оставивший после себя ни одной книги‚ стоит у начала всей русской культуры Московского периода‚ открывает дверь‚ ведущую из глухой подмосковной тайги прямо в глубину Божьей премудрости‚ во все тайны человека и мира. И деятельность его тем более видится нам чудесной‚ потому что мы не можем разделить в ней плоды небесной помощи и его собственных трудов. Сергий всю жизнь старался уйти от мира‚ не принимать на себя решения судеб окружавших его людей‚ не вмешиваться самочинно в происходящие вокруг события. Однако все бытовые и исторические подробности эпохи так тесно сплетены в его житии‚ что, кажется, нет такой стороны русской жизни второй половины XIV века‚ которую бы он не освятил‚ где бы не осталось следов его бережного благословения. Если же вспомнить‚ каково было это время‚ то выяснится‚ что преподобный Сергий стоит не только в начале русского Просвещения‚ но и знаменует собой русское Возрождение в самом высоком его смысле.

Преподобный Сергий: преобразование монашества

До преподобного Сергия севернорусское монашество знало, главным образом, особножительные монастыри. Там всякий инок имел свою келью, одевался и питался так, как позволял ему личный достаток. Общинное начало в подобных монастырях получило ослабленный, «смазанный» вид. Нередко такая обитель становилась пристанищем для благочестивых аристократов, доживавших тут век или же коротавших ссылку, порой купаясь в роскоши и ведя привычную жизнь, весьма далекую от монашеского идеала. Со времен Сергия в иноческой среде начались разительные изменения. Повсюду стали появляться общежительные, или, иначе, киновиальные, монастыри. Там имущество, вплоть до книг и мелких бытовых вещей, становилось общим, а трапеза — совместной. Общинное начало обрело мощный толчок для развития. Кроме того, киновиальный монастырь мог вести сложное, прогрессивное хозяйство: ему охотно жертвовали землю и другие угодья, а доход с них шел на храмовое строительство, благотворительность и нужды духовного просвещения. Общежительный монастырь сплошь и рядом оказывался центром книгописания и церковной живописи. Между тем никто из монахов не мог присваивать себе все материальные блага, происходившие от такого уклада.

Кроме того, деятельность преподобного Сергия и святителя Алексия, митрополита Московского, открыла врата для целой эпохи масштабной иноческой колонизации русских окраин. Ученики Сергия и ученики его учеников отправлялись в лесные дебри, на арктические берега, в места глухие и безлюдные, ставили там новые и новые обители, и уже к этим обителям прирастали посады, крепости и целые городки. Движение иноков, ищущих место для уединенной молитвы, для самоотверженного посвящения себя Богу было очень значительным. Оно представляет собой страницу не столько даже русской, сколько мировой истории христианства.

Деятельность Преподобного Сергия: укрепление русской государственности

Преподобный Сергий сыграл значительную роль в становлении русской государственности и «собирании земель» Москвой. Так, известны его «миротворческие походы», когда преподобный Сергий отправлялся в дальние места, чтобы смирить гордыню сварящих меж собой князей и склонить их к миролюбию. Самый известный из них был совершен пешком из Троице-Сергиева монастыря в Нижний Новгород.

В 1374 году Сергий крестил Юрия, сына великого князя московского Дмитрия Ивановича. Это произошло в Переяславле-Залесском, во время большого съезда русских князей, договорившихся о военно-политической коалиции под эгидой Москвы, т. е. сделавших очень большой шаг в сторону объединения Руси. Преподобный своим участием в съезде освятил это великое дело.

Перед Куликовской битвой игумен обители на горе Маковец дал благословение великому князю Дмитрию Ивановичу и православному воинству, идущему сражаться с ордынцами. В источниках по-разному рассказывается об этом. По одним, государь московский лично посетил со свитой преподобного Сергия. По другим, Сергий прислал русской рати грамоту с благословением. Но, так или иначе, он сыграл роль духовного наставника, стоящего у самых истоков освобождения Руси от ордынского ига.

Основание Троице-Сергиева монастыря

Преподобный Сергий вместе с братом Стефаном основали маленькую лесную обитель на горе Маковец, в отдалении от людных мест. Там жилось трудно. Ни человеческого лица увидеть, ни побеседовать с кем-либо. Вдвоем они срубили себе бревенчатую келью и деревянную церковь, что потребовало немалого труда. Чем могли питаться братья? Тем, что сами же и добудут в лесу. Голод мучил их постоянно. Стефан не выдержал такой жизни. Житие преподобного Сергия говорит: «Стефан, построив и освятив церковь, еще некоторое время прожил в пустыне с братом и увидел, что пустынная жизнь трудна, прискорбна, сурова: во всем нужда, во всем лишения, неоткуда взять ни еды, ни питья, ни чего-либо другого нужного для жизни. К тому месту не было ни дорог, ни привоза ниоткуда, вокруг этой пустыни поблизости не было ни сел, ни домов, ни людей, живущих в них; не вела туда никакая тропа людская, и не было ни прохожих, ни посетителей, но вокруг со всех сторон стоял лес — безлюдная чаща и глушь. Глядя на нее и тяготясь своей жизнью, Стефан оставил пустыню и родного брата, преподобного пустыннолюбца и пустынножителя, и ушел оттуда в Москву». А Сергий прожил там всю жизнь и закончил дни свои. Притом довольно долго в его обиталище был только один насельник — он сам… В ту пору монастырь еще не знал ни обширных палат, ни каменных храмов, ни материального достатка. Сергиева эпоха в судьбе обители парадоксальна: игумен и его духовные чада уже прославились по всей Руси, но продолжают жить в скудости.

Бог давал очевидные знаки благоволения к Сергию. Хищные звери — стаи волков, медведи — приходили к его келейке, но ни один не тронул его. Господь дал иноку силу прогонять молитвой целые полчища бесов, атаковавших его в уединении.

Позднее, когда обитель разрослась, преподобный Сергий основал еще несколько монастырей. О числе их спорят. Но, во всяком случае, несомненно, плодом его духовных трудов стали Киржачская Благовещенская обитель, Высоцкая обитель в Серпухове и Успенская на Дубенке. С его именем также связывают создание знаменитого Старо-Голутвина монастыря под Коломной.

Ученики Преподобного Сергия

Из среды троицкой братии выходили светочи русского монашества, становившиеся настоятелями крупных монастырей и архиереями. Так, учениками преподобного были святитель Феодор Симоновский, будущий архиепископ Ростовский; святой Андроник — основатель знаменитого Спасо-Андроникова монастыря под Москвой; преподобный Савва Сторожевский, игуменствовавший недолгое время в Троице-Сергиеве монастыре, а затем основавший Саввино-Сторожевскую обитель близ Звенигорода; преподобный Павел Обнорский, прославившийся крайним аскетизмом, и множество других светильников «иноческого делания».

Поколение просветителей: воспитанники Преподобного Сергия

Уже после кончины преподобного Сергия основанная им обитель стала крупным центром духовного просвещения и высокой культуры. Этот поворот начал происходить в игуменство преемника Сергия — преподобного Никона Радонежского. При нем был построен, расписан фресками и украшен иконами первый каменный храм. До того иноки обходились деревянными церквями. При Никоне и после него в монастыре сложилась традиция собственного книгописания. Монахами собрана была чрезвычайно крупная, по меркам русского Средневековья, библиотека. По заказам настоятелей работали выдающиеся зодчие и церковные живописцы. Самые известные из них — иноки Даниил Черный и Андрей Рублев. Знаменитейшее творение последнего — икона «Святая Троица» — создавалось для Свято-Троицкого собора Сергиевой обители.

В XV–XVII столетиях Троице-Сергиева обитель славилась как средоточие учености, или, как тогда говорили, «книжности». Самых начитанных монашествующих оттуда привлекали к работе на Московском печатном дворе. Например, первый печатный вариант Устава «Око церковное» по велению патриарха Гермогена был подготовлен в 1610 году троице-сергиевским иноком Логгином Шишелевым по прозвищу Корова.

Но о каких-либо школах в обители ничего не известно. Собственно, до середины XVII века, до первых Романовых, вообще нет свидетельств о сколько-нибудь значительных училищах на территории Московского царства.

«Образовательный центром» Троице-Сергиев монастырь сделался лишь в середине XVIII века. В 1742 году тут появилась семинария. А 1 октября 1814 года, на праздник Покрова Богородицы, здесь состоялось открытие Московской духовной академии, перенесенной из Москвы, где она именовалась Славяно-греко-латинской академией. С этого момента Троице-Сергиева обитель — действительно один из главных оплотов и духовного образования, и духовного просвещения всероссийского уровня.

Святой Сергий Радонежский — образец истинного монаха

Всему русскому народу преподобный Сергий любезен чистотой души и прямотой поступков. Всю жизнь он был таким монахом, каким и надо быть. Вел аскетическую жизнь, питался мало, молился много, сну отдавал ничтожное время, не чуждался простого тяжелого труда, бывало, плотничал, хотя происходил из боярского семейства, носил сермяжную небеленую одежду с заплатками.Но в аскезе никогда не доходил до вычурного самоистязания. Житие преподобного Сергия рассказывает о нем: «Он усердно служил братии, как купленный раб: колол для всех дрова… толок и молол жерновами зерно, пек хлеб, варил еду и заготавливал другие съестные припасы для братии, кроил и шил обувь и одежду и, зачерпнув воду в бывшем неподалеку источнике, носил ее в двух ведрах на своих плечах в гору и ставил у келии каждого брата». Казалось бы, как просто… А много ли настоятелей нашего времени пожелают и смогут уподобиться в этом Сергию?

Власти и иных благ земных никогда не искал Сергий. Не он бегал за властью, а она за ним. В своей обители он уступил игуменство священнику Митрофану, и лишь потом, умоленный братией, все же принял игуменский сан. Однажды восстала против него братия. Так Сергий ушел, слово худого ей не сказав: кого хотите себе главою, тот и будет, без свары отступлюсь… Предлагали ему архиерейство, да он отказался.

Бескорыстный человек, и в то же время добрый и разумный, Сергий вызывает какое-то безотчетное доверие. Он как будто всей Руси родной, всей Руси свой. Идут к нему за советом и благословением всякие люди — от нищего до князя, и он всех принимает, никем не брезгует, ни перед кем не чинится и не высокомерничает. Святость его высока, но помимо нее есть еще какое-то народное чувство… дружества, братства. Словно у работников к честному и справедливому старшому в громадной артели — размером на всю страну. Сергий среди нас первый, его Бог ведет, но к каждому, кто к нему тянется, Сергий относится как к брату.

По материалам: журнала "Фома" и сайта www.foma.ru

teotokos.ru

Православные христиане отмечают день памяти преподобного Сергия Радонежского

8 октября православные христиане отмечают день памяти великого русского святого — преподобного Сергия Радонежского. Он был не первым русским святым, но его имя — один из главных символов православной Руси. Преподобного называют всея России чудотворцем и игуменом земли Русской — духовным учителем всего русского народа.

 

Фото: Свято-Троицкая Сергиева Лавра

Преподобный Сергий построил первый на Руси монастырь в честь Святой Троицы, впоследствии получивший название Троице-Сергиевой лавры. Никто до него на Руси так глубоко не понимал важнейший христианский догмат о том, что Бог — это Троица: Отец, Сын и Святой Дух.

Преподобный родился и жил в трудное, ключевое для Руси время. Страна более столетия находилась под татаро-монгольским игом. Русские люди платили дань татарским ханам, а князья должны были ездить в Золотую Орду за подтверждением титула великого князя (ярлыком на княжение). Однако со временем Орда начала приходить в упадок, а Русь, напротив, объединяться против врагов.

Будущий святой родился в семье ростовских бояр по имени Кирилл и Мария. О дате и месте его рождения историки спорят и поныне, выдвигая разные версии. Самая популярная гласит, что будущий преподобный родился в селе Варницы (ныне Ростовской области) 3 мая 1314 года. Однако позднее семья переехала ближе к Москве, в селение Радонеж. Потому преподобный получил имя Сергий Радонежский.

Как написано в житии преподобного, которое составил его ученик Епифаний Премудрый, еще до рождения сына Мария получила знамение от Бога, что носит не простое дитя: когда она стояла в церкви на службе, младенец в ее чреве закричал во время чтения Евангелия и позже — когда пели Херувимскую песнь. Когда Мария родила ребенка, при крещении его назвали Варфоломеем.

Когда Варфоломей и его брат Стефан подросли, их отдали учиться. В те времена, после долгих лет татаро-монгольского ига, грамотность находилась в упадке, учителя и школы были редкостью, однако родители позаботились об образовании сыновей. Варфоломей усердно занимался, но ему не давалась грамота. Учителя наказывали его, родители очень огорчались, а сам мальчик все время молился, чтобы Бог просветил его разум. 

Однажды Варфоломей по поручению отца разыскивал потерявшихся жеребят и увидел под деревом монаха-старца, творившего молитву. Они помолились вместе, а потом старец дал мальчику кусочек просфоры. Родители Варфоломея, Кирилл и Мария, пригласили старца разделить с ними трапезу и переночевать в их доме. Когда вечером вся семья вместе с гостем встали на молитву, старец велел Варфоломею читать псалтирь. Мальчик, который до этого никак не мог освоить буквы, легко справился с чтением. И тогда все поняли, что в виде старца им явился ангел, сотворивший чудо. Благодаря этому чуду преподобного Сергия почитают как покровителя всех учащихся и молятся ему об успехах в учебе.

Варфоломей с детства мечтал стать монахом, а его брат Стефан стремился к семейной жизни. Он женился, однако вскоре жена его умерла. Варфоломей, которому в это время исполнилось 23 года, уговорил брата поселиться вместе с ним в глухом лесу, построить храм и жилую келью и в тишине молиться Богу. Жизнь отшельников в лесу была очень трудной. Было тяжело добывать себе пропитание и топливо для очага, в лесной чаще жили медведи и волки. К тому же отшельников искушали бесы, насылая на них страшные видения. Стефан не выдержал тягот и отправился в Москву, в Богоявленский монастырь, в котором со временем стал настоятелем.

Варфоломей остался один. Однажды к нему пришел странствующий монах и совершил пострижение молодого отшельника в монашество под именем Сергий.

Фото: Свято-Троицкая Сергиева Лавра

Со временем слава о святом отшельнике и построенной им церкви во имя Святой Троицы распространилась по округе, и рядом с ним стали селиться другие монахи. Их община превратилась в Троицкий монастырь.

Даже будучи игуменом, преподобный Сергий трудился наравне с другими монахами, строил кельи, пек хлеб. Он не позволял братии просить подаяния в деревнях или у знатных бояр. Но со временем у обители появились благодетели, которые обеспечили монахов всем необходимым. Однажды Преподобному явилась сама Пресвятая Богородица и пообещала, что благодаря Ее покровительству монастырь ни в чем не будет нуждаться.

Вскоре слава Преподобного стала так велика, что к нему начали приезжать за советом знатные бояре и князья. Митрополит Алексий Московский хотел назначить святого своим преемником, но тот не согласился.

Однажды к преподобному Сергию приехал великий князь Дмитрий Донской. До князя дошли вести о том, что хан Мамай собирает войска и хочет напасть на русские княжества. Он, глубоко почитая Преподобного, решил просить у него благословения выступить с войском и нанести упреждающий удар. 

Преподобный сказал ему так: «Следует тебе, господин, заботиться о порученном тебе Богом славном христианском стаде. Иди против безбожных, и, если Бог поможет тебе, ты победишь и невредимым в свое отечество с великой честью вернешься». 

В помощь княжескому войску святой послал двух своих монахов — Александра Пересвета и Андрея Ослябю, которые до принятия монашества были воинами. Они оба погибли в Куликовской битве и были прославлены Церковью как святые. Сама же Куликовская битва стала переломным моментом в русской истории. После нее Русь начала крепнуть и давать отпор неприятелям.

За полгода до своей кончины св. Сергий сложил с себя сан настоятеля и назначил себе преемника — преподобного Никона Радонежского. Шесть месяцев святой пребывал в безмолвной молитве.

В сентябре 1392 года он заболел. Предвидя свою близкую кончину, преподобный Сергий собрал всех монахов и благословил их жить в мире. 25 сентября по юлианскому календарю святой отошел ко Господу. Он завещал похоронить себя как простого монаха, на кладбище. Но по просьбе троицкой братии и по распоряжению московского митрополита его погребли в храме. Во время похорон преподобного совершилось много чудесных исцелений.

После кончины преподобного его ученик Епифаний Премудрый составил подробное житие, в котором описал все труды и духовные подвиги преподобного Сергия, а также чудеса, которые совершались по его молитвам на протяжении всей его жизни и у мощей святого после его праведной кончины.


Преподобный Сергий — вопросы и ответы

— Насколько документально подтверждены факты из жития преподобного Сергия?

— Из всех упоминаемых в различных вариантах житий исследователи единогласно принимают лишь дату смерти святого — 8 октября (25 сентября ст. ст.) 1392 года. Больше точных дат в жизнеописании преподобного Сергия нет. Вызывают споры и даты рождения (называются 1314, 1319 и 1322 годы), и время монашеского пострига, и другие.

Основной источник сведений о жизни святого — житие, написанное его учеником, монахом Епифанием Премудрым (XIV век), не позднее 1422 года. Κ сожалению, «Житие Сергия» не дошло до нас в первоначальном виде: чуть позднее, в середине XV века было составлено второе житие авторства ученого серба Пахомия Логофета. Более поздние жития святого появлялись вплоть до XIX века, но все они так или иначе основывались на сведениях, указанных в первых двух источниках.

Например, место рождения преподобного Сергия — деревня Варницы под Ростовом Великим — известна лишь благодаря церковному преданию.

— В каком возрасте преподобный Сергий принял монашество?

— Из-за отсутствия точных дат оценки историков расходятся и в этом вопросе. По различным версиям, святому в тот момент было либо 20 лет, либо 23 года.

— Почему преподобный Сергий решил посвятить первый храм основанной им обители Святой Троице?

— Об этом сведений не сохранилось. Однако исследователи отмечают, что на современной территории России после разделения церквей в 1054 году и до времени преподобного Сергия не было ни одного храма в честь Святой Троицы.

— Преподобный Сергий основал Троицкий монастырь. Он был его первым настоятелем?

— Он не был ни первым, ни даже вторым настоятелем монастыря. Он стал лишь третьим игуменом Троицкой обители. Первым настоятелем стал игумен Митрофан, а после его смерти в 1344 году игуменом был избран инок, имя которого исторически источники не сохранили. К тому времени духовный авторитет св. Сергия был велик, и братия монастыря просила его принять управление обителью, однако святой отказался принимать на себя бремя игуменства до тех пор, пока ему не исполнится 33 года. 

Сан игумена Сергий принял ориентировочно после 1354 года.

— Был ли преподобный Сергий архимандритом Троицкого монастыря?

— Теоретически да. В Русской Церкви титул «архимандрит» впервые упоминается в XII в. применительно к игумену. В Киевскую эпоху в Русской церкви этот титул мог иметь только игумен одного важнейшего монастыря епархии, впоследствии архимандритами могли уже титуловаться настоятели и других значительных монастырей.

Троицкая обитель еще при жизни преподобного Сергия играла важную роль в жизни Русской церкви и могла бы считаться «архимандрией». В монастыре еще при жизни св. Сергия был по крайней мере один архимандрит: «Троицкий патерик» свидетельствует, что в 1357 году к Троицкой монашеской общине присоединился некий архимандрит Симон — впоследствии прославленный в лике святых преподобный Симон архимандрит, Смоленский (память 23 мая). Но он не был настоятелем.

В житиях преподобный Сергий именуется исключительно игуменом Троицкого монастыря.

— Известно, что св. Сергий покидал свою обитель. Зачем?

— Первый раз — около 1350-х годов: братия сложно восприняла введение общежительного устава плюс старший брат Сергия Стефан заявил свои права на игуменство.

В 1365 году Сергий отправился в Нижний Новгород мирить местных князей, братьев Бориса Константиновича и Димитрия Константиновича. 

Наконец, в 1382 году, во время нашествия Тохтамыша, преподобный Сергий оставляет монастырь и, очевидно, вместе с братией уходит в Тверь под защиту тверского князя Михаила Александровича. 

Вполне возможно, были и другие путешествия св. Сергия, о которых не сохранилось упоминаний.

— Князь Дмитрий Московский (Донской) почитал преподобного Сергия. Означало ли это, что московский правитель во всем слушался святого?

— Отношения между князем и преподобным Сергием знали и случаи расхождения между ними. Так, например, в 1378 году, когда скончался московский митрополит Алексий, а сам преподобный Сергий отказался перед этим принять митрополичий сан, перед князем встал вопрос о кандидатуре для замещения московской кафедры.

Тогда св. Сергий предложил великому князю Дмитрию избрать на митрополичью кафедру суздальского епископа Дионисия, однако сам Дмитрий имел виды на московского спасского архимандрита Михаила (Митяя). В результате политические соображения возобладали над послушанием святому подвижнику, и князь Дмитрий настоял на том, чтобы собор епископов избрал митрополитом Михаила.

Это привело к серьезному церковному конфликту и охлаждению отношений между московским князем и преподобным Сергием. Однако уже через 2 года, в канун Куликовской битвы, князь Дмитрий засвидетельствует непререкаемый духовный авторитет Сергия, явившись к нему за благословением.

— Как благословил преподобный Сергия князя Дмитрия на битву?

— Епифаний Премудрый приводит слова святого Сергия, сказанные князю: «Следует тебе, господин, заботиться о порученном тебе Богом славном христианском стаде. Иди против безбожных, и, если Бог поможет тебе, ты победишь и невредимым в свое отечество с великой честью вернешься». 

В этих словах, как отмечают исследователи, не содержалось ни пророчества о победе, ни уверенности в возвращении самого князя с поля боя: «если Бог поможет тебе», — сказал Преподобный.

Правда, чуть позже св. Сергий отправит вдогонку русскому войску гонца с новым посланием для князя: «Без всякого сомнения, господин, смело выступай против свирепости их, нисколько не устрашаясь, — обязательно поможет тебе Бог».

Лишь более поздние варианты жития видоизменили слова Сергия и превратили их в пророческое предсказание победы.

— Сколько было святых учеников у преподобного Сергия?

— В Соборе Радонежских святых — празднике, который отмечается 19 июля (6 июля ст. ст.), перечислены 44 святых подвижника, бывших учениками св. Сергия.

Помимо них, в число прославляемых в этот день святых входят также прославленные сродники и собеседники Преподобного, а также святые монахи Троице-Сергиевой лавры — всего более 70-ти святых.

— Сколько монастырей основал преподобный Сергий, а сколько его ученики?

— Сам Сергий основал, помимо Троицкого, еще четыре монастыря: Благовещенский на Киржаче, Старо-Голутвин близ Коломны, Высоцкий монастырь и Георгиевский монастырь на Клязьме. Е. Голубинский считал, что прп. Сергий также основал московский Симонов монастырь и Успенский Дубенский «на острову» монастырь на р. Дубенке, на северо-запад от Троицкого монастыря, в память о победе на Куликовом поле.

Учениками св. Сергия, по мнению русского историка Василия Ключевского, было основано 27 монастырей. Однако Ключевский учитывал только выходцев непосредственно из Свято-Троицкой обители Сергия, собственно учеников святого. Если принять во внимание обители, основанные собеседниками Преподобного, то их число возрастет до сорока. Из них, в свою очередь, выйдут основатели еще примерно пятидесяти монастырей.

— Что связывает преподобного Сергия Радонежского и Литву?

— Прямой связи, разумеется, не было: преподобный Сергий не бывал в литовских землях. Но приблизительно в 1376 году Вселенский патриарх Филофей прислал преподобному Сергию в качестве благословения монашеский параман, схиму и крест с частицами мощей византийских святых и трех литовских мучеников Антония, Иоанна и Евстафия, принявших мученическую кончину в 1340-х годах и прославленных в 1374 году в Константинополе.

Фото: Свято-Троицкая Сергиева Лавра

— Когда преподобный Сергий был прославлен в лике святых?

— Точной даты этого церковного деяния не сохранилось. До так называемых Макарьевских соборов (1547 и 1549 гг.) в Русской церкви не было единых канонических правил и процедур канонизации новых святых, и, возможно, почитание преподобного Сергия сложилось само собой.

Церковный историк Евгений Голубинский считал, что общецерковное прославление Сергия Радонежского вместе с преподобным Кириллом Белозерским и святителем Алексием было одним из первых деяний митрополита Ионы после возведения его на кафедру в 1448 году. Называют также и более позднюю дату — 1452 год.

— Почитают ли Сергия Радонежского в Католической церкви?

— До середины XX века отношение католиков к святым Восточной церкви было однозначное: после разделения Церквей в 1054 году не могло быть речи о признании святости подвижников православия.

Тем не менее, в 1940 году папа Пий XII благословил русским католикам почитать преподобного Сергия Радонежского в числе нескольких древнерусских святых.

В 1969 году по распоряжению папы Павла VI имя преподобного Сергия впервые включено в общецерковный мартиролог Католической церкви. День его памяти у римо-католиков — 25 сентября по григорианскому календарю.

Известно также, что кардинал Йозеф Алоиз Ратцингер после избрания его римским папой рассматривал в качестве одного из возможных папских имен имя Сергий в честь преподобного Сергия Радонежского. Ему помешали это сделать соображения церковно-политического характера — в первую очередь, возможное недовольство таким выбором со стороны католиков Восточной Европы.

Рублев.com

pravlife.org

Преподобный Сергий Радонежский - Православный журнал "Фома"

+ скачать и распечатать карту-схему Троице-Сергиевой лавры
Тысячи людей со всего света приезжают в Троице-Сергиеву лавру - в монастырь, который семь веков назад основал преподобный Сергий Радонежский. Что мы знаем об истории этой великой святыни России? Какую роль она сыграла в судьбе нашего Отечества?
8 октября празднуется память преподобного Сергия Радонежского
"Как только человек выбивается из общего потока — у него сразу начинаются проблемы, и нужна огромная решительность, чтобы продолжать делать то, что делаешь. Решительность, не подкрепленная никакими внешними гарантиями, а только глубоким внутренним убеждением,...Тысячи паломников со всего мира устремляются в это место, в одну из двух обителей в России, имеющих статус лавры. Что знаем мы об истории этой великой святыни нашей страны? Какую роль сыграла она в судьбе нашего Отечества? История обители от Сергия...
18 июля и 8 октября - день памяти святого Сергия Радонежского
Что же такого сделал этот святой, если он уже при жизни был почитаем, а позднейшие поколения присвоили ему высокое звание «игумена всея Руси»? Отличен ли монашеский путь Сергия от подвига ранних иноков, и если да, то в чем именно его уникальность? И, наконец,...
История в картинках
Преподобный Сергий (в миру — Варфоломей) родился в 1314 году под Ростовом. Его родителями были благочестивые бояре Кирилл и Мария, которые воспитывали мальчика в христианской вере. Дни памяти — 18 июля и 8 октября.
Фоторепортаж Юлии Маковейчук
В храме преподобного Сергия в Солнцево 18 июля - престольный праздник. Месяц назад настоятелем храма стал отец Александр Волков, долгое время служивший в Татьянинском храме при МГУ. В богослужении приняли участие прихожане и клирики храма святой Татьяны.
Фотографии Владимира Ештокина
Троице-Сергиева лавра, её скиты и окрестности, люди, которые туда приходят, и те, кто там остается.
Дорогами земными в отечество небесное
Многие помнят картину М. Нестерова «Видение отроку Варфоломея» из школьного учебника! Запечатленный в ней образ будущего преподобного стал почти хрестоматийным. А какой преподобный Сергий у нашего современника, петербургского художника Александра Простева?
Фоторассказ 2014 года о людях, которых собрал Преподобный
Год назад около 30 тысяч паломников во главе с Патриархом Кириллом совершили многокилометровый крестный ход...
Рассказ о великом русском святом, предназначенный для чтения вместе с детьми
Живите чисто, как нам Бог заповедал. Храните мир между собой и все прощайте друг другу, как дети одного Отца. Я же за всех вас буду молиться, и всем, кто будет просить меня с верой, приду на помощь...

foma.ru

К вопросу о дате рождения преподобного Сергия Радонежского / Православие.Ru

В историографии и агиографии присутствуют разные версии даты рождения преподобного Сергия, основанные на по-разному интерпретируемых косвенных данных, имеющихся на сей счет в источниках. Актуальность опыта выяснения наиболее вероятной даты обусловлена приближением юбилейных торжеств, посвященных 700-летию рождения «игумена Русской земли».

Преподобный Сергий Радонежский Житие преподобного Сергия в своих главных событиях известно всякому сознательному православному русскому человеку. Основным и почти единственным источником этих сведений является для своей эпохи исключительно обстоятельное агиографическое повествование, написанное насельником основанного им Троице-Сергиева монастыря и учеником преподобного Епифанием Премудрым. По словам самого автора «Жития», впервые он приступил к его составлению «по лете убо единем или по двою по преставлении старцеве»[1]. Но это были лишь предварительные записи о подвигах и поучениях святого, которые делались, что называется, для себя самого, а не для обнародования: «По себе пишу, а запаса ради и памяти ради и ползы ради»[2]. В течение 20 лет Епифаний вносил такие записи в «свитки, в них же беху написаны некыя главизны еже о житии старцеве памяти ради»[3]. И лишь на закате своей жизни, убедившись, что никто другой не взял на себя труд составления жития великого старца, агиограф приступил к написанию подобного сочинения, опираясь при этом как на собственные ранее сделанные записи, так и на воспоминания престарелых монастырских насельников — «древних старцев» — о преподобном. Как пишет Епифаний в предисловии к своему сочинению, к написанию «жития» он приступил через 26 лет после преставления святого — «отнеле же преставися 26 лет преиде»[4]. Если исходить из почти общепризнанной даты кончины преподобного Сергия — 1392 г. от Р. Х., «Житие» начато было около 1418 г., и очевидно, вскоре завершено. В 1422 г. были обретены мощи святого, а по прошествии еще трех десятилетий состоялось его прославление.

«Житие», написанное Епифанием, как известно, дошло до нас не в оригинальном виде. Примерно через два десятилетия после обретения мощей преподобного Сергия оно было переработано знаменитым агиографом Пахомием Логофетом, афонским монахом сербского происхождения, который прибыл на Русь около 1440 г. и вступил в число братии Троицкого монастыря. Пахомий, литературная задача которого связана была с предстоявшей канонизацией великого подвижника, сократил труд Епифания, добавил к нему рассказы о чудесах, свершившихся после обретения мощей святого, и стилистически переработал сочинение своего предшественника в направлении большей торжественности, создаваемой искусством «плетения словес», и соответствия выработанному в поздней Византии агиографическому канону. «Житие преподобного Сергия» к тому же существует в нескольких редакциях, различающихся не только в малозначащих деталях, но и документально, в частности в датировке тех или иных событий. В этих редакциях в разной мере сказалась правка первоначального Епифаниева оригинала, произведенная Пахомием.

При столь сложной истории текста «Жития» присутствие в нем разночтений фактически неизбежно. Самое существенное из них относится к дате рождения преподобного Сергия. В отличие от некоторых других событий из жития святого, соприкосновенных с его участием в политической истории Руси, которые отражены и в иных документах, так что, если так можно выразиться, поддаются проверке при сличении разных свидетельств, по подобию перекрестного допроса свидетелей в судебном процессе, о времени рождения святого Сергия мы знаем лишь из его «Жития», составленного Епифанием и переработанного Пахомием.

Но относительно этой даты мы как раз и сталкиваемся в «Житии» с противоречивыми данными. Автор «Житии» (Епифаний или Пахомий), не указывая эту дату по летосчислению от сотворения мира, привязывает ее к гирлянде других дат, которые, казалось бы, должны разрешить вопрос: «в лета благочестиваго преславнаго державнаго царя Андроника, самодержца греческаго, иже в Цариграде царьствовавшего, при архиепископе Коньстянтина града Калисте, патриарсе вселеньском; в земли же Русстей в княжение великое Тферьское при великом князи Димитрии Михайловиче, при архиепископе пресвященнем Петре, митрополите всея Руси, егда рать Ахмулова»[5].

Практически все указанные здесь даты, с одной стороны, хорошо известны, но с другой, за одним исключением, — они обозначают не прямую дату рождения, а лишь ее хронологические рамки, но что хуже того, эти даты несовместимы, так что быть корректными все сразу они не могут. Император Андроник II Палеолог правил с 1282 по 1328 г., а Андроник III с 1328 по 1341 г., Каллист I Святогорец занимал Патриарший престол дважды: с 1350 по 1354 и затем еще с 1355 по 1362 г. Тверской князь Дмитрий Михайлович Грозные Очи получил из Орды от хана Узбека ярлык на великое княжение Владимирское в 1322 г., а в 1325 г. был убит в Орде. Святитель Петр возглавлял Русскую Церковь с 1308 по 1326 г. Наконец, под ратью Ахмыловой подразумевается, очевидно, бедствие, обрушившееся на Русь в 1322 г., когда ордынский посол Ахмыл, цитирую близкий к летописной записи пересказ ее С. М. Соловьева, «наделал много зла низовым городам, Ярославль взял и повел много пленников в Орду»[6].

Как уже было сказано, совместить все эти даты невозможно. Но одна из них выпадает очевидным образом как явно не относящаяся к делу. Это указание агиографа на рождение преподобного Сергия при Патриархе Каллисте. Предположение о рождении святого в 1350 г. или в более позднее время безусловно противоречит всем имеющимся у нас сведениям о времени его жизни. Из двух императоров с именем Андроник временем своего правления с остальными датами согласуется правление Андроника II, продолжавшееся c 1282 по 1328 г. При сопоставлении оставшихся хронологических рамок: 1282–1328, 1322–1325, 1308-1326 выявляется, что, если доверять в этом тексту жития, святой родился в великое княжение Дмитрия Тверского — от 1322 до 1325, а с учетом упоминания «рати Ахмыловой» еще определеннее, в 1322 г.

Твердость этого вывода, однако, имеет ограниченный кредит ввиду того, что хотя бы одна ошибка в сообщаемых агиографом сведениях, о Патриархе Каллисте, есть бесспорно, а значит, не исключены и другие ошибки. И все же если бы мы располагали только этими данными о времени рождения преподобного Сергия, нам, безусловно, следовало бы исходить из 1322 г. как наиболее вероятной даты. Но в прямой конкуренции с ней находятся другие хронологические данные, почерпаемые из «Жития» Епифания Премудрого и Пахомия Логофета. Прежде всего речь идет о житийном указании на время его преставления и продолжительность его земной жизни: «Воздвиже на небо руце, молитву сотворив, чистую свою и священную душу с молитвою Господеви предаст, в лето 6900-е месяца септеврия 25; жив же преподобный лет 70 и 8»[7]. И затем в другом месте — во включенном в «Житие» «Слове похвальном», надписанном именем первого автора «Жития» — «сотворено бысть учеником его, священноиноком Епифанием»[8]: «Успе же старец о Господе в старости глубоце, добре пожив, в преподобии, в правде и целомудрии, в смиренномудрии, во всякой чистоте и святыни… преставися от жития сего лет седмидесяти и осми. Чернечествова же лет 55 со всяким прилежанием и воздержанием»[9]. 6900 г. от сотворения мира — это 1392 г. от Р. Х. Итак, преподобный Сергий скончался 25 сентября 1392 г., прожив 78 лет. Следовательно, родился он в 1314 г. или в конце 1313 г., а монашеский постриг принял в 1337 г.

Таким образом, опираясь на данные одного и того же источника, приходится выбирать между двумя датами: 1314 или 1322 г. Какой из них отдать предпочтение? Относительно второй даты, 1322 г., мы уже отметили, что в комплекс косвенных указаний на нее, из которых она и вычисляется, вкралась бесспорная ошибка, связанная с именем Патриарха Каллиста, позволяющая предполагать возможность и иных ошибок. Кому собственно из двух авторов «Жития» принадлежат приводимые там даты, или лучше сказать, имена правителей и первосвятителей, бывших при рождении святого?

Несомненно, что, по преимуществу Пахомию, во всяком случае они прошли чрез его редакторскую правку, а некоторые детали с большой определенностью заставляют предположить и его авторство. Это относится к упоминанию имен Императора и Патриарха, и еще к употреблении по отношению к святителю Петру не только митрополичьего титула, но также и титула архиепископа, причем на первом месте. Подобная титулатура относительно редка в оригинальных русских текстах, где употребление архиепископского титула по отношению к некоторым епархиальным архиереям делало не совсем удобным и естественным прилагать его и к митрополитам — к тому же сан русских митрополитов был ниже архиепископского в том значении, которое придавалось ему в Византии, однако употребление этого титула по отношению к предстоятелям Церквей, не обладавших полной автокефалией или стоявших ниже по диптиху, чем Патриархаты, весьма характерно как раз для византийской титулатуры. Несомненно, что для выходца с Балкан и афонского монаха Пахомия особенности византийской титулатуры были привычнее, чем для Епифания, и ради особого уважения к Русской Церкви он наделяет ее Предстоятеля высоким титулом Архиепископа. Пахомий, также, вероятно, и внес в текст «Жития» указания на правление Андроника и Патриаршество Каллиста, допустив в последнем случае очевидный промах. Слова «в земле же Русстей в княжение великое Тферское при великом князе Димитрии Михайловиче», содержащие в себе, с одной стороны, некую отстраненность — для русского Епифания, пищущего о русском Сергии, было бы менее естественно обозначать страну, в которой родился святой, чем для иностранца Пахомия. К тому же в титуле великого князя, как он приводится в тексте «Жития», есть некая неуклюжесть: вместо «когда великое княжение принадлежало Тверскому князю Дмитрию», само Тверское княжение обозначается как великое, хотя, когда в ту эпоху попеременно Московские и Тверские князья владели великим княжением, оно именовалось Владимирским или Русским, но не Московским или Тверским. Подобная некорректность в княжеской титулатуре также более вероятна у серба Пахомия, чем у, естественно, лучше осведомленного в русской княжеской номенклатуре Епифания. Приведенная здесь критика хронологической привязки рождения преподобного Сергия позволяет с известной вероятностью предположить, что принадлежит она по преимуществу или исключительно редактору «Жития» Пахомию, а не автору его первоначального текста. И все же это только предположение.

Что же касается упоминания «рати Ахмуловой», то, признаем, более вероятно, что оно вышло из-под пера самого Епифания, чем его позднейшего редактора и соавтора. Но здесь возможна ошибка памяти, которую мог допустить Епифаний, подобная менее извинительному с точки зрения исторической осведомленности промаху Пахомия относительно Патриарха Каллиста. Можно предположить, что из бесед с преподобным учителем Епифаний не раз слышал о «рати Ахмыловой», относящейся к воспоминаниям его детства, и включил упоминание о ней в то место «Жития», где говорится о рождении святого. А вот ошибка в обозначении возраста преподобного на целых восемь лет у агиографа, общавшегося с благоговейно чтимым им старцем как раз в годы его старости, была бы менее извинительна, и главное, менее вероятна. Приведенные здесь аргументы в пользу 1314 г., признаем, носят гипотетический и спекулятивный характер, но известную основательность они все же имеют.

Но есть еще одно косвенное, однако, как кажется, веское соображение в обоснование этой даты, почерпаемое из текста «Жития». В том месте, которое относится к отрочеству святого, когда он предавался суровому постничеству, обеспокоившему его мать, преподобная Мария говорит сыну, который с ранних лет вел борьбу с грехом: «И двою на десять не имаше лет, грехы поминаеши»[10]. В ту пору семья преподобных проживала еще под Ростовом, а ее переселение в Радонеж относится ко времени, когда великий князь Иван Данилович Калита, овладев Ростовским княжением, направил туда своего наместника Василия Колчева и с ним некоего Мину, и как рассказывает «Житие», эти вельможи, «егда внидоста в град Ростов, тогда возложиста велику нужю на град да и на вся живуща в нем, и гонение много умножися. И не мало их от ростовец москвичем имениа своа с нуждею отдаваху, а сами противу того раны на телеси своем с укоризною вземлюще и тщима рукама отхождаху… И таковыя ради нужа раб Божий Кирилл воздвижеся из веси оноя предреченная Ростовскыя… и преселися от Ростова в Радонеж»[11].

Между тем, эта опала на ростовцев, вынудившая отца святого Сергия преподобного Кирилла переселиться в Радонеж, относится к началу великого княжения Ивана Калиты, а ярлык на великое княжение Московский князь получил после убийства Дмитрия Грозные Очи в 1328 г., и наиболее вероятно, описанное в «Житии» разорение Ростова приходится на 1331 г. Таким образом, преподобному Сергию, если он родился в 1314 г., было 17, а если в 1322 г. — 9 лет, но его разговор с матерью о посте и грехах имел место до переселения в Радонеж. Естественно ли мальчику, которому 9 лет или меньше того, говорить: тебе нет еще и 12. Но поскольку нам неизвестно, сколько времени прошло от этого разговора святого отрока со своей матерью до выселения из Ростовской земли, мы можем предположить, что такой разговор состоялся в 1325 или 1326 г., когда преподобному шел 12-й год. И такому нашему предположению никакие другие сведения не противоречат.

Но есть в «Житии» преподобного Сергия одно место с хронологическими данными, которые ставят под вопрос датировку рождения святого 1314 г. Это повествование о том, как освящена была в честь Святой Троицы церковь, выстроенная на Маковце преподобным Сергием и его старшим братом Стефаном: «И тогда священна бысть церкви во имя святыа Троицы от преосвященнаго архиепископа Феогноста, митрополита Киевскаго и всея Руси, при великом князе Симеоне Ивановиче; мню убо, еже рещи в начяло княжениа его»[12]. Святитель Феогност занимал митрополичий престол с 1328 по 1353 г., а Симеон Гордый держал великое княжение с 1340 по 1353 г. Получается, что если даже храм в честь Пресвятой Троицы был освящен в первый год правления Симеона, преподобному было тогда, при предположении о его рождении в 1314 г., 26 лет. Между тем, о его монашеском постриге агиограф рассказывает после сообщения об освящении Троицкого храма, и точно указывает при этом его возраст — 23 года: «Игумен…постриже и в аггельский образ, месяца октовриа в 7 день, на память святых мучеников Сергиа и Вакха… Бе же святый тогда возрастом 23 лета, егда прият иноческий образ»[13]. Если держаться за эти данные — постриг в 23 года и его совершение после освящения Троицкого храма при князе Симеоне, то святой Сергий не мог родиться ранее 1317 г. Но в таком случае ошибочно либо указание на его преставление в 1392 г., либо сообщение о том, что скончался он в возрасте 78 лет.

Нами уже приводилась аргументация в пользу исключительно высокой достоверности сообщения агиографа о 78-летней продолжительности жизни святого, и следовательно, о 1314 годе его рождения. Настаивая на сделанных ранее выводах, мы вынуждены поставить под вопрос достоверность всех или некоторых сведений, относящихся либо к освящению Троицкой церкви, либо к возрасту постриженика. Скажем сразу, что поскольку указание на 23-летний возраст святого при его постриге совпадает с приведенными в «Похвальном слове» сообщением о его 78-летней жизни и о пребывнии в иноческом чине в течение 55 лет, то у нас нет разумных оснований ставить под вопрос 23-летний возраст пострига святого угодника. Остается однако возможность поставить под вопрос одно из двух обстоятельств: либо что освящение церкви на Маковце произошло при князе Симеоне, либо, что оно имело место до пострига. О последней возможности скажем, что подобному предположению противоречит лишь последовательность в изложении событий, но не прямым образом обозначенная в «Житии» последовательность самих событий. Иными словами, из того обстоятельства, что агиограф вначале рассказывает об освящении храма, а потом о постриге, еще не следует, что постриг не мог состояться до освящения. Не менее вероятным представляется нам, однако, и другое предположение. Процитируем еще раз то место «Жития», где упоминается великий князь Симеон: «И тогда священна бысть церкви во имя святыа Троицы от преосвященнаго архиепископа Феогноста, митрополита Киевскаго и всея Руси, при великом князе Симеоне Ивановиче; мню убо, еже рещи в начяло княжениа его»[14]. Участником события был митрополит Феогност, поэтому упоминание его имени здесь вызывает полное доверие; что же касается имени князя Симеона Гордого, то оно упомянуто не потому, что он имел прямое отношение к освящению храма, а только ради принятого литературного этикета. И если агиограф пишет о времени освящения церкви с некоторым сомнением: «при… князе Симеоне, мню убо, еже рещи в начяло княжениа его», то ведь допускаемая им неточность («мню», а не знаю твердо), могла обозначать как ошибку в сторону более ранней датировки — мню, что в начале княжения Симеона, а может быть, и не в начале, так и в сторону более поздней — «мню», что при Симеоне, а возможно, что и до него, еще при его отце Иване Калите, то есть, скажем уже мы от себя, не в 1340 г., а тремя годами раньше, когда родившемуся в 1314 г. Сергию исполнилось 23 года.

Упоминание о князе Симеоне имеет более определенный и потому вполне достоверный характер там, где агиограф пишет о посвящении брата преподобного Сергия Стефана в пресвитеры, затем о назначннии его игуменом московского Богоявленского монастыря и поставлении его своим духовником: «Уведав же князь великый Симеон яже о Стефане и добром житии его, и повеле Феогносту митрополиту поставити его в прозвитеры, в священный сан, таче потом игуменьство ему приказати в том монстыри, и приа его в отечестьво себе в духовничестьво»[15]. Обо всем этом написано в «Житии» до сообщения о постриге преподобного Сергия, но очевидно, что не все эти назначения предшествовали пострижению святого во времени. Агиограф, заканчивая рассказ о Стефане, возвращается к повествованию о святом старце, так что весь он, включая, возможно, и повествование об освящении Троицкого храма, представляет собой экскурс, относящийся к событиям, происходившим после тех, на которых остановился автор, прежде чем перейти к рассказу о постриге святого.

Понятно, что приведенные нами соображения не устраняют всех трудностей, связанных с выявлением времени рождения преподобного Сергия, но, как нам представляется, гипотеза о 1314 г. вызывает меньше затруднений, чем предположение о 1322 г. Само собой разумеется, что обсуждаемая проблема и ранее была предметом анализа историков. Не входя в обсуждение их аргументов, укажем лишь на позицию самых авторитетных из них. Версии о 1314 г. придерживаются святитель Филарет Московский, церковные историки П. С. Казанский, Е. Е. Голубинский. Иной версии — митрополит Макарий (Булгаков), В. О. Ключевский, из современных историков — Б. М. Клоос. Но эта иная версия — не только 1322, но также и 1319 или 1320 г. Откуда взята еще и эта дата?

Cамым экономным образом представления соответствующей аргументации будет пространная цитата из самого авторитетного из сторонников именно этой даты — митрополита Макария: «Во-вторых сказано, что святой Сергий скончался 78-ми лет от роду в лето 6900 (1392)… или, как по другим спискам, в лето 6905 (1397) сентября 25… Это заставляет заключить, что он родился или в 1314, или в 1319 г. … В-третьих замечено, что святой Сергий принял монашеское пострижение, будучи двадцати трех лет, и принял уже после того, как освящена была построенная им церковь Святой Троицы при митрополите Феогносте, в начале великого княжения Симеона Иоанновича… Но княжение Симеона Иоанновича началось к концу 1340 г. …

Следовательно, если святой Сергий в 1341 или 1342 г. имел 23 года, то он родился в 1318 или 1319 г., но отнюдь не в 1314 г. По всем этим данным полагаем время рождения святого Сергия приблизительно около 1320 г., между 1318 — 1322 г. Отсюда само собою следует, что если святой Сергий прожил 78 лет, то он скончался около 1397 г. или в этом самом году, как и свидетельствуют некоторые списки жития его, а не в 1391–1392г., как гласят другие списки и некоторые жития… Принять последнее показание значит допустить одно из двух: или то, что святой Сергий родился в 1314 г., а не около 1320г., иди то, что он скончался только 72 лет, а не 78-ми»[16].

Итак, встречая самое решительное затруднение для датировки рождения святого 1314 годом в освящении Троицкого храма при князе Симеоне, митрополит Макарий ставит под вопрос традиционно признаваемую и присутствующую в большинстве редакций «Жития» дату смерти преподобного, относя ее к 1397 г. Таким образом, у него это уже вопрос не о дате рождения, а о дате преставления святого, пересмотр относительно общепринятой версии которого опирается при этом на текстологически сомнительные основания: редакции текста, признаваемые специалистами менее авторитетными, и еще на позднюю Никонову Летопись. К тому же, предположение о смерти святого в 1397 г. не согласуется с приблизительно известным временем кончины автора его жития Епифания, которое историки древнерусской агиографии и литературы относят к промежутку между 1418 и 1422 г.[17] Между тем, по собственным словам Епифания, к написанию «Жития» он приступил через 26 лет после кончины своего учителя: «Отнеле же преставися 26 лет преиде»[18]. Простейшие выкладки показывают — через 26 лет после 1397 г. шел уже 1423 год. Даже если Епифаний написал о 26 годах не когда приступил к составлению целостного текста «Жития», а при завершения своего труда, то все равно это бы относилось ко времени, на один год более позднему, чем самая поздняя из предполагаемых дат его кончины — 1422 г. Напротив, если исходить из фактически общепринятой даты преставления святого Сергия — 1392 г., то 26 лет спустя шел 1418 г., и эта дата приходится как раз на последние годы жизни Епифания, не выступая за их предел.

Перенося кончину преподобного Сергия с 1392 на 1397 г., маститый церковный историк все равно не устраняет одно из самых трудных возражений против 1314 г., — упоминания об «Ахмыловой рати», которая обрушилась на русское Понизовье не в 1319, а в 1322 г. Не вполне полагаясь на свою версию, искушенный ученый благоразумно допускает и ту дату, которая нам представляется наиболее вероятной, — 1314 год от Рождества Христова.

pravoslavie.ru

Памятники Сергию Радонежскому — Википедия

Памятники преподобному Сергию Радонежскому — скульптурные изображения, предназначенные для увековечения памяти преподобного Сергия Радонежского.

Горельеф работы
А. В. Логановского, 1847—1849 годы Бронзовая копия горельефа работы А. В. Логановского

Хотя скульптура сравнительно нехарактерна для сложившихся в России традиций почитания святых, скульптурные изображения Сергия Радонежского существуют.

Одно из них — горельеф, изображающий посещение Дмитрием Донским Сергия Радонежского перед походом против татар, исполненный скульптором Логановским. Этот горельеф в своё время украшал московский Храм Христа Спасителя, был демонтирован перед тем, как храм взорвали, и сохранился до наших дней. На восстановленном храме установлена бронзовая копия этого горельефа (см. иллюстрации).

Ещё одно скульптурное изображение Сергия Радонежского входит в состав многофигурной композиции на памятнике «1000-летие России» в Великом Новгороде, открытом в 1862 году (см. выше).

Только что описанные изображения были созданы в XIX веке. Их нельзя назвать памятниками Сергию Радонежскому в полном смысле: одно из них напоминает о Куликовской битве и том благословении, которое получил Дмитрий Донской от преподобного Сергия, другое — обо всей истории России, а не об одном лишь Сергии Радонежском.

Скульптурные изображения, посвященные именно преподобному Сергию, появились позже, уже в наши дни, в местах, тесно связанных с его жизнью: один находится в селе Радонеж, другой — в Сергиевом Посаде «у стен основанной им святой обители»[1].

Памятник в селе Радонеж расположен рядом с Преображенской церковью и был установлен 29 мая 1988 года (авторы: скульптор В. М. Клыков и архитектор Р. И. Семерджиев)[1]. Представляет собой трёхметровую фигуру старца с рельефным изображением в её средней части мальчика и символизирует чудесную встречу, изменившую жизнь отрока Варфоломея, будущего преподобного Сергия.

Памятник в Сергиевом Посаде, изготовленный из бронзы, был освящен 18 марта 2000 года Святейшим Патриархом Алексием II, его авторы — «московский скульптор Валентин Чухаркин и посадский архитектор Виктор Журавлёв, выигравшие творческий конкурс»[1].

Помимо этих двух памятников имеются и другие, в том числе и в Сергиевом Посаде.

25 июня 2014 года в Сергиевом Посаде на смотровой площадке по Сергиевской улице состоялось открытие памятного знака Преподобному Сергию Радонежскому[2][3].

Автор — художник-монументалист Мария Тихонова. «Чудо о птицах» — монументальная композиция, изображающая чудесное видение Сергию Радонежскому множества прекрасных птиц[2].

И вот узрел он видение чудесное: появился на небе свет яркий, который всю ночную тьму разогнал; и ночь эта озарена была светом, дневной свет превосходившим в яркости. Услышал он вторично голос, говорящий: «Сергий! Ты молишься за своих детей, и Господь моление твое принял. Смотри же внимательно и увидишь множество иноков, во имя святой и живоначальной Троицы собравшихся в твое стадо, которое ты наставляешь». Святой взглянул и увидел множество птиц очень красивых, прилетевших не только в монастырь, но и в окрестности монастыря. И голос был слышен, говорящий: «Как много ты видел птиц этих, так умножится стадо учеников твоих и после тебя не истощится, если они захотят по твоим стопам идти».

Кроме того, в том же 2014 году был открыт бронзовый памятник родителям Сергия Радонежского, на котором Кирилл и Мария Радонежские изображены вместе со своими детьми[3].

На сегодняшний день в Москве установлено два памятника преподобному Сергию, причем оба находятся на территории учебно-воспитательных учреждений.

Один из них, мраморный, находится на территории Московского казачьего кадетского корпуса им. М. А. Шолохова, рядом с ним «проводятся традиционные молебны и еженедельные акафисты»[5]. Памятник был открыт в мае 2008 года[6].

Другой памятник был установлен и освящён 5 ноября 2013 года, находится на территории детского дома № 59[7].

В Москве планировали открыть ещё один памятник Сергию Радонежскому — на Андроньевской площади столицы (а ранее — на Николоямской улице)[8], однако о дальнейшей судьбе этих планов сведений нет.

Существующие[править | править код]

Помимо уже упомянутых, Сергию Радонежскому установлены памятники в «Коломне, Ростове-на-Дону, Элисте, Самаре, многих других городах и селах России»[9].

18 июля 2011 года был освящен памятник в честь преподобного Сергия Радонежского на территории церкви Рождества Пресвятой Богородицы в селе Образцово Щелковского района Московской области. Памятник изготовлен из бетона и бронзы[10].

«В 2012 году памятник Сергию Радонежскому установлен в Кисловодске»[9].

«10 мая 2014 года в Черкесске состоялась церемония открытия памятника преподобному Сергию Радонежскому у стен Сергиевской православной гимназии». Его освятил архиепископ Пятигорский и Черкесский Феофилакт[11].

Церемония открытия памятника преподобному Сергию Радонежскому в Симферополе состоялась 6 июня 2014 года[12].

«23 июня 2014 года Патриарший экзарх всея Беларуси митрополит Минский и Слуцкий Павел возглавил церемонию открытия и освящения памятника преподобному Сергию Радонежскому на территории прихода храма Преподобного Сергия в Минске»[13].

В связи с празднованием 700-летия со дня рождения преподобного Сергия Радонежского[9] 21 декабря 2014 года памятник ему был установлен в Минеральных Водах[14].

В рамках юбилейных мероприятий памятник перподобному Сергию был открыт и в Астане, на площади перед православным духовно-культурным центром при Успенском кафедральном соборе[15][16]

Подборку фотографий памятников Сергию Радонежскому, установленных в различных городах России (Коломне, Москве, Ржеве, Сергиевом Посаде, Ростове-на-Дону, Самаре, Элисте), в сербском городе Нови-Сад, в подмосковном Радонеже и в крымском селе Орлиное, можно увидеть здесь.

  1. 1 2 3 Иоанн (Самойлов), игумен, «Земной Ангел и Небесный человек». К 700-летию преподобного Сергия Радонежского // Московские Епархиальные Ведомости, № 9-10, 2013.
  2. 1 2 К 700-летию Преподобного Сергия Радонежского. Открытие памятника в Сергиевом Посаде
  3. 1 2 В Сергиевом Посаде установили памятники русским святым
  4. ↑ Житие Сергия Радонежского (Подготовка текста Д. М. Буланина, перевод М. Ф. Антоновой и Д. М. Буланина, комментарии Д. М. Буланина) // Библиотека литературы Древней Руси, том 6 (доступно по адресу http://lib.pushkinskijdom.ru/Default.aspx?tabid=4989, сперва высвечивается вступление, переключение на просмотр оригинала, или перевода, или двух параллельных текстов производится вручную)
  5. ↑ Дополнительное образование | Православие в жизни, учёбе и воспитании кадет Архивная копия от 29 мая 2014 на Wayback Machine // Сайт-спутник официального сайта корпуса
  6. ↑ Памятник Преподобному Сергию Радонежскому на территории Московского казачьего кадетского корпуса им. М. А. Шолохова
  7. ↑ В СВАО появился первый в Москве памятник преподобному Сергию Радонежскому в преддверии 700-летия со дня его рождения // Управление социальной защиты населения СВАО города Москвы, официальный сайт
  8. ↑ МОСГОРДУМА ПРЕДЛАГАЕТ ИЗМЕНИТЬ МЕСТО УСТАНОВКИ ПАМЯТНИКА ПРП. СЕРГИЮ РАДОНЕЖСКОМУ
  9. 1 2 3 К 700-летию преподобного Сергия Радонежского будет установлен памятник в Минеральных Водах // «Ставропольская правда» от 28 мая 2014 г.
  10. ↑ Памятник преподобному Сергию Радонежскому (недоступная ссылка) // Международная программа «Молодежь без границ», сайт
  11. ↑ В Черкесске открыли памятник преподобному Сергию Радонежскому
  12. ↑ Нарышкин принял участие в открытии памятника Сергию Радонежскому в Симферополе
  13. ↑ В Минске открыт памятник преподобному Сергию Радонежскому // Официальный сайт Московского Патриархата.
  14. ↑ В Минеральных Водах состоялось освящение скульптурного образа преподобного Сергия Радонежского // Свято-Троицкая Сергиева Лавра, официальный сайт
  15. ↑ В Астане установят памятник православному святому Сергию Радонежскому // ЦентраАзия Архивная копия от 25 июня 2014 на Wayback Machine, 15.07.2014, 07:08.
  16. ↑ Марина Сазонова. Митрополит Астанайский и Казахстанский Александр: В минуты прощания с прошлым сердце человека наполняется надеждой на благие перемены // Православие и мир, 30 декабря 2014 г.

ru.wikipedia.org


Смотрите также